Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

О мировых деньгах

28.06.2022

And I think we got it all wrong anyway.

– Meja - All 'Bout The Money

 

Эта неделя принесла целых две инициативы, касающиеся денежного оборота.

Так, ВЭБ.РФ выпустил большой доклад, в котором изложил свое видение текущей ситуации с внешней торговлей РФ, а точнее с механизмами оплаты таковой – и в этом докладе предложил создать особую криптовалюту (точнее, даже стейблкойн, имеющий фиксированный курс), обеспеченную золотом. Предполагается, что российские контрагенты за рубежом будут это активно использовать, что даст возможность обойти различные рестрикции, наложенные на внешнюю торговлю. Это был первый повод для данной заметки.

Во-вторых, на этой неделе был 14-й саммит BRICS, прошедший в виртуальном формате под председательством Китая. Сообщается, что одним из вопросов для обсуждения предполагалось формирование безопасной и справедливой системы международных финансовых расчетов, свободной от влияния различных негативных факторов и индуцирующих их стран, об этом прямо заявил Владимир Путин. Непонятно, впрочем, было ли оно в реальности, а если было, то к каким выводам пришли участники саммита – кроме, понятное дело, решения увильнуть от принятия решения, а именно продолжить изучение вопроса и консультации.

Так или иначе, это все надо комментировать. И данный комментарий будет, в некотором смысле дополнением к предыдущему – потому что вопроса генезиса денег как сущности я уже касался чуть более трех лет назад. Но мифы о них, к сожалению и прискорбию, очень живучи – и настоятельно рекомендую перечитать предыдущий текст, прежде чем продолжить чтение этого.

Для начала надо отметить, что в идее ВЭБ.РФ, внезапно, нет ничего нового! Такая криптовалюта-стейблкойн уже создана, создана достаточно (для криптомира) давно – в 2015 году, и именуется она Copernicus Gold. Фамилия Коперник в названии явно относится к известному экономическому эмпирическому закону Коперника-Грэшема, или, реже, закону Грэшема. В самой простой форме этот закон гласит "плохие деньги вытесняют из обращения хорошие"; в настоящее время более точной стоит считать формулу нобелевского лауреата Роберта Манделла "плохие деньги вытесняют хорошие, если они имеют одинаковую цену".

В те века это относилось к порче монеты (а она, в свою очередь, была известна еще древним грекам) – снижению количества золота и серебра при сохранении номинала, опиливанию и иным хитрым способам, практикуемым государствами. Сейчас, как мы знаем, в ходу скорее простая эмиссия той или иной степени закамуфлированности, в результате чего хорошие деньги (обычно это более стабильная иностранная валюта) исчезают из оборота, превращаясь в средство хранения ценности, местная же валюта девальвируется. Видимо, предполагалось, что эта валюта и будет теми самыми "хорошими деньгами", на которые будет спрос для сохранения ценности, совместив при этом и формальную "обеспеченность", и характерное для технологии блокчейн быстрое проведение транзакций. Увы, не вышло.

Эмитент расположен в Сингапуре, а основатели компании – двое выходцев из России, Сергей Возчиков и Алексей Романчук. Этот стартап в 2016 году привлек $3,5 млн. в seed-раунде, было сформировано хранилище, закуплено физическое золото, создана и настроена связь между физическим золотом и койном. Но сейчас компания в плохой форме: ее выручка в 2020 году составила ничтожные $5,66 тыс., упав вчетверо по сравнению с 2019 годом. Иначе говоря, у рынка нет спроса на такое явление, нет потребности в таком формате торговли и инвестиций. Соответственно, можно предположить, что потребности как таковой и не будет у решения, предлагаемого ВЭБ.РФ, это будет костыль, кривой и неудобный.

Здесь, конечно же, есть тонкость. Буквально через несколько дней после того, как началось то, что однозначно идет по плану и чему на днях пошел пятый месяц, я написал заметку, где высказал предположение, что криптовалюты могли бы выступить механизмом сохранения привычных масштабов внешней торговли. Этот тезис сохраняется, но для его реализации надо использовать уже имеющиеся криптовалюты, а не новосозданные. Это важно просто потому, что это уже устоявшиеся сущности, в них идут многочисленные транзакции, контрагенты расположены по всему миру – и среди них гораздо легче спрятать нечто подсанкционное – и да, я здесь не касаюсь вопроса запрета торговли по этическим причинам. Предположим, я весьма жадный американец, я согласен за вкусный прайс рискнуть проблемами с государством США, я продаю в Россию запрещенные к экспорту подшипники, и российский подсанкционный импортер хочет заплатить мне этим самым "русголдкойном" – но зачем он мне нужен? Куда я его дену? Путь у него, таким образом, только один, обратно в РФ – ну а если мне там ничего не надо? Уж лучше, простите, биткойн – при всей его волатильности. По крайней мере, от падения курса последнего можно застраховаться, финансовая система это позволяет – а сумму страховки заложить в цену подшипников. Русские заплатят, куда они денутся.

Есть и иной исторический пример. Во времена оны под санкциями за режим апартеида находилась ЮАР. Эта страна невероятно богата природными ресурсами, в частности золотом, и именно это было обоснованием хитрого способа обойти санкции. ЮАР с 1967 года стала чеканить качественную инвестиционную монету "крюгеррэнд", у которой не было номинала, и ее цена определялась биржевой стоимостью золота. Ее охотно брали (и продавали в ЮАР запрещенные санкциями товары), поскольку монеты эти потом можно было перепродать – но продолжалось это ровно до того момента, пока в конце 70-х / начале 80-х годов прошлого века Запад не запретил ее ввоз. Импорт критичной продукции в ЮАР, соответственно, накрылся – кроме классической контрабанды, а через некоторое время накрылся и сам режим апартеида в ЮАР.

Что касается гипотетической валюты BRICS (и примкнувших стран), то она, в общем и целом, страдает от того же непонимания – "а нам это зачем?" Вообще говоря, разговоры о некоей единой валюте (или хотя бы едином формате торговли) длятся в этой структуре уже много лет, но если в том же 2015 году это было обусловлено резкими изменениями курсов локальных валют к доллару, то сейчас обоснование в виде заморозки российских резервов стало, безусловно, более значимым. Но достаточно ли этого для начала активного движения? Бразилия вроде бы не собирается использовать свои войска за рубежом, аналогично ЮАР, в схожем положении и Индия – конфликту в Кашмире не один десяток лет, равно как и пограничным дракам (именно что дракам) с китайцами в Гималаях, это вопрос разве что для Китая, который точит зубы на Тайвань. Кроме того, стоит помнить, что товарооборот между Китаем (крупнейшей экономикой BRICS) и США пятикратно превышает аналогичный российский показатель. Теоретически можно было бы предположить такое развитие событий при наличии на двух сторонах сравнимого уровня богатства и двух независимых технологических центров, равных по мощности, широте охвата и уровню технологий – но это не тот случай. К примеру, Китай на 4 поколения отстает от Запада в литографии, без которой немыслимо производство чипов – а это ключевой товар в нынешней мировой экономике.

В целом складывается впечатление, что если ВЭБ, как это бывает в нынешней России, старательно пытается найти какую-нибудь палочку-выручалочку, чтобы хитрым образом объехать все эти разнообразные санкции, резко переставшие быть полезными, то Путин попытался выдать на-гора тезис о "валютных зонах", основанный на мифологеме о распаде долларовой системы. Но значимой поддержки этого не видно. Развивающимся странам выгодно продавать свои ресурсы на богатые рынки, а не таким же как они беднякам. Резервы удобно хранить в долларах, евро и иенах, потому что на них можно всё купить. Торговать при этом можно в чем угодно, в долларе идет лишь около 40% мировой торговли – но при этом цены на товары ориентируются именно на него, даже если выражены в локальных валютах. Более того, в реальности нет тренда на слом глобализации: индекс этой самой глобализации, т.е. доля международной торговли в ВВП, не растет последние 20 лет, разместившись около 25% – но и не падает (исключая спад 2008-2009 годов), т.е. никакой деглобализации по факту нет. Соответственно, нет и предпосылок для объективного формирования независимых денежных схем. Впрочем, два ковидных года показали, что государства могут творить всякую дурь и дичь, так что отсутствие объективных предпосылок для некоторых событий отнюдь не являются гарантией их несовершения.

Опубликовано 26.06.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Кризис, Россия, деньги

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены