Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Гуннар Мюрдаль и круговая причинность

08.06.2018

Nanos gigantum humeris insidentes

– "Стоять на плечах гигантов", лат.,
приписывается Бернару Шартрскому

 

Надо сказать, что с точки зрения "устоявшейся" экономической науки весь вопрос пространственного развития и функционирования системы расселения людей (экономических агентов) является в каком-то смысле второстепенным. Речь о том, что он не находится в прямом фокусе актуальных исследований широкого мирового научно-экономического сообщества. Конечно же, есть Пол Кругман и "новая экономическая география", есть и уже неоднократно упоминавшийся нами Ричард Флорида – у которого, повторимся, хватило научной честности и добросовестности признать собственные ошибки. В целом, однако, экономическая наука на эту сферу обращает не особо много внимания, что, конечно же, несколько печалит, хотя исследования того же Кругмана по этой теме были в 2008 году удостоены Нобелевской премии по экономике. Собственно, Кругману надо сказать спасибо в том числе и за такую "популяризацию" этого направления экономической мысли.

Вместе с тем, ошибкой было бы утверждать, что в XX веке (т.е. более-менее современных, опирающихся на послевоенный мир) заметных исследований на эту тему вообще не было. Так, неоклассика отметилась здесь моделью Бортса, моделью сходимости Солоу и Свана и теорией регионального развития Зиберта. Конечно же, свой набор моделей и субмоделей есть и у направления, оформленного и обозначенного Кругманом. Тем не менее, в данной заметке хотелось бы обратить внимание на работу одного незаслуженно забытого учёного. Речь идёт о Гуннаре Мюрдале и описанном им явлении круговой причинности (circular causation).

Карл Гуннар Мюрдаль родился в 1898 году, в 1923 году он окончил Стокгольмский университет, став, по диплому, юристом. Интерес к экономике, однако, оказался сильнее – и уже в 1927 году он защитил докторскую диссертацию на тему "Проблемы ценообразования в условиях экономических сдвигов". В дальнейшем он сочетал свою научную деятельность (на базе Стокгольмского университета) с общественно-политической деятельностью, от парламентария и министра до руководителя исследовательской группы по изучению положения негров в США и члена и руководителя ряда международных организаций. Разумеется, всё это сопровождалось активной лекционной деятельностью по всему миру, а также написанием и изданием книг.

Гуннар Мюрдаль наиболее известен нам в ипостаси критика тогдашнего экономического мейнстрима и сторонника мягкого, гуманистического подхода к экономическому росту, особенно в развивающихся странах. С точки зрения книжного наследия знаменит он более всего фундаментальной трёхтомной монографией "Азиатская драма. Исследование бедности народов", вышедшей в 1968 году в Нью-Йорке и подготовленной по заданию американского "Фонда XX века"; нетрудно заметить, что название труда в некотором смысле полемизирует с Адамом Смитом (напомним, его труд назывался "Исследование о природе и причинах богатства народов"). В этой книге автор противопоставляет свой предмет исследования, актуальную ситуацию в развивающихся странах (напомним, что для того исторического момента деколонизация была "вот совсем недавно") – и классиков политэкономии (собственно, того же Смита, но не только его), которые изучали и описывали экономику стран, что первыми стали на путь капиталистического развития. Объектами исследования при этом выступали страны Южной и Юго-Восточной Азии (Индия, Пакистан, Шри-Ланка, Бирма, Индонезия и другие).

Концепция "драмы" понятна. По сути, все эти страны, получив независимость, оказались в ситуации "ну и что теперь с ней делать" и "как вообще дальше жить". Эйфория от свободы к этому моменту уже прошла, осталась неприглядная реальность, связанная с нищетой, голодом, перенаселением, болезнями и тому подобными неприятностями – с которыми как-то надо было справляться.

Что же утверждал Мюрдаль?

На базе обстоятельного анализа реальных процессов, происходивших в указанных выше странах, он пришел к выводу, что проблемы и трудности индустриализации (как магистрального пути развития) связаны не с недостатком капитала, но с социальными противоречиями и архаичной отсталостью всех сфер общественной жизни. Люди не могут найти применения своему труду, а рабочих рук для индустриального развития не хватает. При этом при устарелой структуре и низком уровне образования сельское хозяйство оказывается неспособным "отдать" промышленности и городу свободные рабочие руки. Соответственно, предлагались и решения. По его мнению, в основе ведущих к лучшей жизни преобразований должен лежать не рыночный автоматизм, а реализация эффективной государственной политики на базе всестороннего учета местных условий и особенностей. Важны не только источники инвестиций, но и соответствующий уровень потребления, стимулирование внутреннего спроса, а новая модель социально-экономического развития предусматривает изменение архаичных взглядов на уклад жизни, отношение к трудовой деятельности и всё такое прочее.

Надо понимать, на какую почву упали эти слова и эти мысли. 60-е годы прошлого века – время заметного роста в мировом масштабе левых, социалистических настроений, понимаемых максимально широко, от политики до культуры. Мюрдаль со своим безусловно прогрессивным и гуманистическим подходом попал, в некотором смысле, в свой "альтернативный" смысловой мейнстрим. Ситуация эта дополнительно усиливалась тем, что на тот момент не существовало ни малейшей тени осмысления опыта инвестиционного взаимодействия развитых и развивающихся стран – ни японское "экономическое чудо", ни итальянское, ни немецкое ещё не были поняты и признаны экономистами; отдельно отметим, что этого нет даже и сейчас. Да, было заметно, что некоторые страны растут быстро и активно (та же Италия долгое время имела рост экономики порядка 7% в год!), но за этим не стояло действительного осознания имевших место процессов. Соответственно, появление Гуннара Мюрдаля, говорившего обо всем этом (до войны он был не особо известным шведским экономистом), предлагавшего свои объяснения и варианты решений, было воспринято позитивно и с искренним интересом.

Собственно, эти его исследования оказались достаточны для того, чтобы Нобелевский комитет в 1974 году присудил ему премию по экономике. Было это, впрочем, довольно забавно – вместе с ним в том же году премию получил Фридрих Август фон Хайек, известнейший представитель австрийской школы экономики, сторонник либеральной экономики и свободного рынка; достаточно сказать, что одна из его книг называлась "Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма", а в целом он был одним из главных критиков коллективизма. Возможно, комитет хотел слегка потроллить обоих экономистов – но вряд ли мы это когда-либо узнаем точно.

Нам же интересен другой аспект. Выше были указаны определенные Мюрдалем причины проблем в развивающихся странах, и нетрудно заметить, что их можно свести к одной – "страна является отсталой, потому что она является отсталой", той самой круговой причинности. Это делал и сам Мюрдаль – ровно об этом он пишет во второй главе книги "Страны богатые и бедные" (Rich Lands and Poor), изданной в 1958 году в Нью-Йорке и являющейся "исправленной и дополненной" версией книги "Экономическая теория и отсталые страны" (Economic Theory and Underdeveloped Regions), изданной годом ранее в Лондоне. Эта книга, в свою очередь, была написана по итогам цикла лекций, которые Мюрдаль прочитал в 1956 году в Каире и которые уже тогда произвели серьезное впечатление на наиболее разумных лидеров стран Третьего мира, вроде Фиделя Кастро и Джавахарлала Неру. Соответственно, следующее десятилетие прошло для Мюрдаля под знаком развития его подхода, привязывания его к реальности, его гуманизации  и так далее – и это вполне логично, поскольку более интересно людям, чем относительно сухая экономическая мысль, существующая "сама по себе".

Тем не менее, именно это явление, впервые описанное Мюрдалем, и является его основным вкладом в экономическую науку. Именно на это описание (а также на кумулятивную причинность, описанную на рубеже XIX и XX веком Торстейном Вебленом) и опирается Николас Калдор (увы, не доживший до своей Нобелевской премии) в своих исследованиях, посвященных региональному развитию. И именно в таком качестве, занимаясь вопросами пространственного развития в России, помним его и мы.

Метки:
История капитализма

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены