Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Взлеты и падения Ричарда Флориды

04.04.2018

В прошлом году Ричард Флорида, один из самых известных урбанистов современности, издал новую книгу. В ней он пересматривает свои идеи о возможностях креативной экономики и роли креативного класса в росте благосостояния городов и признает, что во многом он заблуждался. В Америке это вызвало настоящий фурор. У нас в стране эта тема осталась без должного внимания, которого она, несомненно, заслуживает. Мы бы хотели исправить это и выразить свой взгляд на это событие.

В 2002 году в книге «The Rise of the Creative Class» Ричард Флорида, один из самых влиятельных урбанистов современности и известнейший исследователь городов в поствоенной Америке, выдвинул идею, что к росту благосостояния городов ведет увеличение креативного класса. Чтобы вдохнуть в умирающий промышленный город новую жизнь, надо сделать его таким местом, где бы хотела оставаться молодежь: создать крутые бары, художественные галереи, фестивали, многочисленные кафе. Чтобы молодежь хотела оставаться в городе, и городская экономика ожила, необходимо было сосредоточиться на «трех Т»: технологии, таланты и толерантность, привлекая предпринимателей и инноваторов, и заменяя устаревшие индустриальные структуры на новые типы экономических отношений.

Эти идеи много лет спустя казались муниципальным властям западных городов очевидными и вполне себе рабочими: городские центры перестраивались, в них проходили фестивали, выставки, музыкальные концерты, привлекающие толпы туристов, и, казалось бы, что Грааль экономического роста наконец-то найден. Но что-то пошло не так.

Спустя 15 лет, в вышедшей в прошлом 2017 году книге «The New Urban Crisis», Флорида признается, что ошибался практически во всем, что касается развития городов. Политика, направленная на рост креативной экономики, способствовала росту благосостояния тех, кто уже и так был богат, ничего не дав бедным и рабочему классу.

Те проблемы, от которых страдали центры городов, просто переместились на городские окраины. Креативный класс, по его словам, вызывает в городах тотальный рост неравенства: увеличение  креативного класса вызывает рост цен на недвижимость и в целом повышение стоимости жизни. Ну а вытеснение промышленности и попытка ее замены в городах сервисной экономикой само стало проблемой, требующей новых решений.

«Я ни о чем не сожалею», говорит Флорида, и предлагает новые решения.

Во-первых, необходимо строить доступное жилье. Во-вторых, необходимо строительство новых дорог, которые бы соединяли города и территории, обеспечивая доступ к развитой городской инфраструктуре и более высокооплачиваемым рабочим местам в крупных городах. В-третьих, необходимо повышать уровень оплаты труда, учитывая стоимость жизни – и в целом способствовать увеличению среднего класса (здесь Флорида указывает на Америку и проблему размывания среднего класса). Необходимо, чтобы в этом принимало участие не только федеральное правительство, но и муниципальные власти крупных городов, корпорации, крупные девелоперы, поскольку в нынешнем кризисе все они находятся в одной лодке. 

Надо сказать, что идеи Флориды распространились по всей планете. У всех на слуху города, которые провели модернизацию городской среды, и теперь привлекают огромные потоки туристов: Лион, Манчестер, Бильбао, Рур. В России такими городами попытались стать Пермь и Екатеринбург. Предпринимаются огромные усилия по реорганизации городской среды в других российских городах, и в это направление вкладываются значительные финансовые ресурсы, культивируются идеи о строительстве большого количества дорог между мегаполисами, малыми городами и сельскими территориями. Пока, к сожалению, без внятного анализа и понимания, какой эффект это даст.

И если Флорида заявляет о том, что для него как для исследователя наступает время переосмысления своих концепций о городском развитии, у нас в стране пока серьезный анализ не проводится.

В сущности, суть и направления исследовательского поиска Ричарда Флориды, прагматичны. Целью является поиск новых драйверов экономического роста. Он и сам размышляет о том, что мы имеем дело, похоже не с кризисом городов или городских окраин, как таковым, а дело гораздо серьезнее, и речь идет о кризисе существующей модели капитализма. При этом, сама эта экономическая модель, ее истоки, развитие, взаимосвязи между элементами, пока никак не обсуждается.

Фундаментальной ошибкой в рассуждениях Флориды в теории креативного класса было отсутствие описания экономической модели его функционирования, как и на чем он зарабатывает именно как элемент экономической системы в целом. В целом посыл был такой: это должно сработать, давайте попробуем, -и был проведен феноменальный социальный эксперимент, который еще должен быть осмыслен: возникли новые понятия, новые профессии, новые виды деятельности, изменились условия жизни тысяч людей. 

В то же время, если учитывать теоретические наработки неокономики, теоретическая ошибка, сделанная Флоридой, становится понятной, и на наш взгляд, открывает новые возможности для переосмысления проблем, с которыми сегодня сталкиваются города.

Согласно нашей модели мировой экономики, существует несколько типов взаимодействия между развитыми и развивающимися странами: монокультурный, монокультурно-рентный, инвестиционный, кластерный, офшорный.

Если посмотреть на креативный класс как элемент экономической модели, то он работает и зарабатывает, и в целом может существовать, в рамках инвестиционного взаимодействия между богатыми странами (рынками), типа Америки или Европы, и сравнительно бедными, развивающимися странами (рынками). Флорида был прав в описании креативного класса: это деятели культуры, работники IT-индустрии, журналисты, дизайнеры, - образованные, путешествующие люди, задающие новые стандарты образа жизни и моды в различных областях. Они толерантны, коммуникабельны, и за счет этого понимают рынок и разбираются в потребностях потребителей в богатых странах. Эти знания позволяют обеспечивать широкую коммуникацию и сбыт товаров из бедных стран на их собственном богатом рынке. Иными словами, выступая качестве некой прослойки между рынками, потоками товаров, денег и рабочей силы.

В глобальном смысле новых источников роста не создается. Ресторанный бизнес, культура и искусство, строительство жилья, туризм сами по себе не являются теми направлениями и отраслями, которые способны генерировать новые возможности для повышения производительности труда, - а это и является необходимым источником экономического роста. Наоборот, они являются своеобразными ловушками для денег, объектами платежеспособного спроса. Соответственно, возможности экономики такого типа очень ограничены и сильно зависят от внешней конъюнктуры, а при ее ухудшении – вызывают тот самый рост неравенства и усиление проблем городских окраин.

***

Перевод статьи, опубликованной в журнале Jacobin «Richard Florida is Sorry», подготовленный редакцией сайта AIN.UA.

Перевод статьи из The Slate Book Review «Fantastical Map», подготовленный мной.

Ричард Флорида возвращается с новой идеей о том, как обустроить американские города. Но все это несбыточные мечты – и даже он сам это понимает.

Что не так с Америкой? Для урбаниста Ричарда Флориды ответ лежит в неправильном функционировании наших городов, где скопление людей и капиталов «одновременно является главным двигателем экономического роста и важнейшим фактором неравенства». В этом и состоит двойственность американских мегаполисов.  В своей книге «The New Urban Crisis» Флорида пытается показать, что это то, что с ними происходит и показать, как мы можем это исправить.

Прошло пятнадцать лет с тех пор как его книга «The Rise of the Creative Class» в одночасье завоевала весь мир. Его идея состояла в том, что экономический рост генерируется креативным классом, который Флорида определял как людей, чья деятельность требует создания «новых смыслов» (на тот момент – в Америке 2002 года – эта прослойка людей составляла около 38 миллионов человек). Креативный класс включал в себя художников, архитекторов, инженеров («супер-креативное ядро») вплоть до «креативных профессионалов» в таких отраслях как медицина и финансы.

Городские власти горячо приветствовали эту теорию роста. Вместо того, чтобы думать о налоговой политике для компаний – основном факторе экономического развития – города просто должны были сделаться максимально привлекательными для населения. Теория креативного класса при этом одновременно получила как широкую поддержку, так и массу критики. Флорида позднее признался, что главным бенефециаром креативной экономики стал сам креативный класс.

На тот момент профессор экономического развития в университете Карнеги Меллон, Флорида использовал успех книги и создал консалтинговую компанию, Creative Class Group, став звездой урбанистики. Сайт Atlantic’s CityLab, который он помог организовать (и где я работал в 2012 и 2013), стал одним из ключевых информацинных источников для новых горожан. Флорида поддерживал активную связь с коллегам и оппонентами, был открыт новым идеям, а его предложения продолжали быть источником неутихающих споров.

Справедливо отметить, что книга «The New Urban Crisis» вряд ли вызовет такие же жаркие дискуссии. Представленные в ней данные сводятся к достаточно качественному синтезу современных размышлений о городах и неравенстве.  Как можно было бы ожидать от книги которая ставит целью продиагностировать и решить проблемы глобальной урбанизации на чуть более, чем 200 страницах (не считая 100 страниц приложений и сносок), ее содержание мало соответствует заявленной амбиции. Флорида посвятил всего 18 страниц мегаполисам развивающихся стран.

Большинство его предложений, как и многие предложения такого рода, заполняющие  современный дискурс о городах, являются теоретически привлекательными и практически неосуществимыми. Все это - правильные мысли в неправильное время.

Флорида подходит к проблеме, вооружившись цифрами. Он обращается к двум важнейшим вопросам: увеличению экономического разрыва между городами и увеличению экономического разрыва внутри городов. Эти проблемы выглядят совершенно по-разному, но в их основе стоит важный и пугающий вопрос: что лучше – помогать находящимся в кризисе территориям или помогать людям покинуть эти территории?

Флорида так отвечает на это вопрос: и то, и другое. Он также призывает к реформам в градостроительстве, инвестициям в инфраструктуру, к созданию доступного и расположенного в центральных районах арендного жилья, увеличению зарплат в секторе услуг, а также инвестициям в человеческий капитал и территории, чтобы справиться с нищетой.

Было бы неплохо! Это отражает общий смысл книги, которая богата социологическими и экономическими исследованиями (в книге есть страница, где больше половины посвящено введению новомго оценочного коэффициента), но обращается к истории только в виде анекдотов, а политику вообще не принимает во внимание.

Это игнорирование порочности американской политики (которой Флорида следует) сильно сказывается на книге. Флорида призывает к строительству высокоскоростных железных дорог, но не упоминает проект высокоскоростной железной дороги в Калифорнии, находящийся в стадии реализации, или предложения администрации Обамы, отвергнутые губернаторами-республиканцами во Флориде, Огайо и Висконсине. Он призывает к строительству транзитных путей через быстро растущие города, но не упоминает испытания трамвайной сети в Хьюстоне или провал регионального транзитного плана в Детройте. Он выступает в поддержку земельного налога в качестве решения для городского развития, но не далее как пять месяцев назад все деловое сообщество Юго-Восточного Мичигана отказалось поддержать минимальный налог на имущество для поездов и автобусов.

Это лишь часть идей о том, как создать «урбанизм для всех». Флорида придумал и некоторые другие понятия, такие как «лоскутный мегаполис», в котором сегрегация сохраняется уже не только в традиционных формах: «богатые пригороды – нищие районы»; «новые городские луддиты»; «урбанизм, где победитель получает все», когда одни города уходят далеко вперед в развитии по сравнению с остальными; «индекс городов-суперзвезд», перечень городов, который включает такие города как Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Чикаго, Вашингтон и Сан-Франциско.

Однако, когда речь заходит о том, чтобы показать, как именно и за счет чего в таких городах произошел рост неравенства по сравнению с другими городами, Флорида оказывается в тупике. Его список топовых городов по уровню неравенства в зарплатах включает как прибрежные мегаполисы Сан-Хосе (штат Калифорния); Нью-Йорк; Лос-Анджелес; Вашингтон и Сан-Франциско, так и мегаполисы Солнечного пояса – Остин, Техас; Сан-Диего; Роли (штат Северная Каролина); Даллас и Атланту. Он пишет, что «экономическая сегрегация больше проявляется в крупных, плотно населенных городах с высокой концентрацией высокотехнологичных отраслей, выпускников колледжей и людей, принадлежащих к креативному классу». Однако список городов по уровню сегрегации по доходам возглавляют Кливленд, Детройт, Мемфис (штат Теннесси) и Милуоки. Следующий перечень, распределяющий мегаполисы по сегрегации бедных, аналогичен. Сегрегация богатых? Здесь список возглавляют Мемфис, Бирмингем (штат Алабама), и Луисвилль (штат Кентукки). Для наименее образованных жителей уровень сегрегации наиболее высок в мегаполисах Солнечного пояса.

Препятствует ли неравенство экономическому росту или сопровождает его? Флорида пишет:

- «Мегаполисы с высоким уровнем неравенства в целом имеют более низкие темпы экономического роста»,

- «Лишь немногие американские города или мегаполисы смогли сочетать высокие темпы экономического роста с низким уровнем неравенства».

 «Индекс нового кризиса городов»,в который Флорида включает из такие составляющие как экономическая сегрегация, неравенство в зарплатах, неравенство в доходах, отсутствие доступного жилья, в основном охватывает все категории городов, которые он решил проклассифицировать. Лос-Анджелес и Нью-Йорк находятся в первой десятке, так же как и Майами, Остин и Мемфис. Если бы мы расширили перечень, включив меньшие по размеру города, такие как Бриджпорт (штат Коннектикут), Таллахасси (штат Флорида) и Фресно (штат Калифорния), тоже находились бы в первых строках перечня. 

Не нужно обладать обширными познаниями в географии, чтобы понять, что именно эта классификация говорит об американском городе в целом. Вопрос состоит в следующем: если такие разные города – как, к примеру, захудалый Фресно с высоким уровнем преступности и столица будущего Сан-Франциско – сталкиваются с практически одинаковыми проблемами неравенства и сегрегации, то действительно ли речь идет о кризисе городов? Или есть что-то, лежащее в самых основаниях американской экономической модели?

Предложенные Флоридой решения, по-видимому, указывают на последнее. После многих лет исследования городов, он пришел к выводу, что проблемы носят куда более глубокий и системный характер, так что отдельный регион с ними справиться не сможет. Теперь он предлагает изменение федеральной жилищной политики, гарантированный базовый доход и руководящую роль Вашингтона по теме развития городов за рубежом и дома. Он пишет: «Чтобы разрешить такой глубокий и системный кризис, нам необходимо поместить города и урбанизацию в целом в самый центр нашей повестки по вопросам экономического роста и процветания».

Но как только Флорида закончил свою книгу, прошли выборы Дональда Трампа. Предыдущие рукописи книги поддерживали замысел Клинтон: в задачи Департамента жилищного строительства и городского развития входили экономическое развитие, создание новых рабочих мест, развитие инфраструктуры, строительство доступного жилья и помощь в градостроительстве за рубежом.

Я думаю, что нашел бы подобные советы нереалистичными еще в октябре, так же как я считаю и сейчас, но теперь кажется, что даже Флорида испытывает некоторые сомнения. «Вряд ли что-то из того, что я предполагал и на что надеялся, произойдет при правлении Трампа,» - сетует он в новом заключении к книге.  Если в предыдущей редакции книги он выступал в поддержку национальной градостроительной политики, то сегодня Флорида делает крутой разворот и призывает к передаче полномочий на местный уровень. Как многие левые, он является действующим сообразно обстоятельствам федералистом, осуждающим любую политику, «которая подходит всем», и выступающим в пользу расширения полномочий на местном уровне.

Это довольно странный финал для книги, которая делает акцент на том, что доступность жилья, сегрегация, инфраструктура и неравенство являются на самом деле национальными проблемами. Невзирая на все это, Флорида сохраняет оптимизм. Он проливает свет на мрачный парадокс американской градостроительной политики, где города вынуждены предлагать дорогостоящие и неэффективные локальные решения таких проблем, как беспризорность и строительство инфраструктуры, в то время как Вашингтон прикладывает все усилия, чтобы все эти проблемы усугубить.

Текст: Henry Grabar

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены