Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Бюджетный рокош

02.12.2020

Встань, мадьяр! Зовет отчизна!
Выбирай, пока не поздно:
Примириться с рабской долей
Или быть на вольной воле?

Шандор Петёфи, венгерский поэт

 

Я уже достаточно давно не касался европейской истории. А надо бы: в конце концов, именно этот регион планеты является ключевым экономическим партнером нашей страны, являясь одновременно и крупным импортером энергетических товаров, и важнейшим поставщиком технологических товаров, да и самих технологий. Достаточно сказать, что знаменитый Крымский мост строился при активном участии немецких и нидерландских компаний, также европейские  машиностроители несколько лет назад осуществили технологическое перевооружение Воткинского и Красноярского машиностроительных заводов, на которых производятся те самые ядерные ракеты. РФ, по сути, критически зависит от Европы (и это несмотря на различные "санкции", такая вот амбивалентность) – и раз так, то всякое европейское политическое возмущение вполне может вызывать уже в России тревогу и настороженность. Как раз одно такое возмущение недавно началось – и пока еще не завершилось.

Речь здесь идет не о французских "желтых жилетах", главным достижением которых стоит считать разве что войну средней успешности против камер на дорогах, равно как и принуждение правительства к отказу от некоторых положений пенсионной реформы.. И не о британских противниках местного извода локдауна (кстати говоря, вскоре там будет запрещено пить пиво после еды в кабаках, вплоть до прямого изгнания посетителей – экое регуляторное извращение!), которых на днях бесцеремонно повинтили местные же полицейские. Дело и не в европейских сепаратистах – Каталония утихла, Великобритания спокойно идет по уже привычной для всех дороге Brexit, Италия с Quitaly и Греция с Grexit также себя не проявляют. Нет, возмущение произошло на весьма высоком политическом уровне: у Венгрии вкупе с примкнувшей к ней Польшей возник острый конфликт с Брюсселем, который, как минимум, может привести к неопределенному по сроку блокированию принятия нового европейского бюджета, а как максимум – к выходу из Евросоюза этих двух стран. Дело здесь, что нечастый случай, не в политике как таковой, но в декларированных ценностях, проводимых в жизнь – и, главное, в их конфликте.

История была сложная. В Европе, как считается, бушует злой коронавирус, которому почему-то не являются помехой семь месяцев постоянного ношения масок в общественных местах, равно как и прочие ограничительные меры. Очевидно, оные меры болезненно отражаются на экономике стран ЕС, а раз так, и раз накопленные капиталы позволяют – то брюссельская бюрократия решила воспользоваться шансом проявить себя и внесла в проект создание фонда, долженствующего взять на себя расходы на восстановление национальных экономик региона. Бюджет этот, замечу, семилетний (!), на 2021–2027 годы; та самая бюрократия, видимо, считает себя настолько стабильной и дальновидной, что может выстраивать такие планы. В комплекте с бюджетом идет и формирование этого фонда помощи, при этом речь идет о существенных суммах – €1,1 трлн. бюджета и €0,75 трлн. фонда. И именно эти ключевые документы заблокировали Венгрия и Польша, причиной чему стала оговорка, которую многие в Брюсселе посчитали лишь технической – и с чем не согласились Варшава и Будапешт.

Изначально документ был согласован на саммите ЕС в июле этого года. Главы государств и правительств стран ЕС по итогам продолжавшихся несколько дней переговоров согласовали проект бюджета, договорились о фонде, при этом итоговый вариант документа содержал положение, обязывающее сокращать выплаты странам, нарушающим принципы правового государства. Звучит вроде бы неплохо – но нюансы этого положения были прописаны неточно, за что и зацепились венгры и поляки. Давно тлевший конфликт вспыхнул вновь.

Так, в Венгрии этот пункт  расценили как шанс и возможность наказать ее за твердую позицию по вопросу беженцев из Африки и с Ближнего Востока, Венгрия напрочь отказывается их принимать и размещать. Премьер-министр страны Виктор Орбан прямо заявил, что "любой, кто защищает свои границы и защищает свою страну от миграции, больше не может считаться с пониманием принципа верховенства закона, которое есть в Брюсселе". Надо сказать, Венгрия протестовала против этой оговорки в документе ещё летом, Брюссель заявил, что "мнение будет учтено", страна праздновала победу – но, оказывается, зря.

В Польше ситуация иная, но схожая. Если в Венгрии видят в брюссельской новации угрозу для своих "духовных скреп" в виде старого доброго национализма, то в Польше вопрос, по сути, религиозный. Варшава действия Брюсселя расценила как попытку помешать правящей в Польше партии "Закон и справедливость" проводить свою политику. В стране сейчас идут массовые протесты против законодательных новаций, в частности, закона о запрете абортов (полячки уже сейчас предпочитают в таком случае выезжать за рубеж) и судебной реформы. Протестующие находят поддержку в Брюсселе, который давит на официальную Варшаву – а она, в свою очередь, огрызается. В итоге оговорка о "верховенстве права" была оценена как прямое намерение руководства ЕС перейти от увещеваний к жесткому давлению.

Конечно же, находится и более подходящая аргументация. Фактически, Венгрия и Польша говорят, что эти страны – равноправные, уважаемые и полностью суверенные члены европейского сообщества, а раз так – то формальное руководство ЕС не должно им указывать, как именно должны выглядеть их демократические системы. Разумеется, в ход пошло историческое прошлое, в Венгрии заявили, что либералы с Запада ничем не лучше коммунистов с Востока, а Польша стала давить на необходимость защиты "традиционных христианских ценностей". Оппозиция (что брюссельская, что внутренняя) на это возражает, что речь, на самом деле, не о мигрантах и однополых браках, но о том, что правящие партии этих двух стран явно нацелены подчинить себе национальные судебные системы, что ставит под угрозу фундаментальный принцип демократии – разделение властей. Тем не менее, Венгрия и Польша, ветировав принятие бюджета и положения о фонде, застопорили весь процесс финансового планирования в ЕС.

Вопрос в том, что будет дальше. Управленческая система в ЕС выстроена воистину монументально. Все важные решения, к которым относится и данное, принимаются на трех уровнях: сначала его согласовывают представители стран в Брюсселе, затем – профильные министры и, наконец, утверждают на очередном саммите главы государств и правительств. Вето было наложено две недели назад уже на первом уровне, и все прошедшее время оказалось посвящено попыткам повлиять на эти два государства, устроившие, фактически, полномасштабный рокош в классическом понимании этого слова – официальное восстание шляхты против короля во имя защиты своих прав и свобод.

У "брюссельского короля", впрочем, есть чем ответить. В принципе, в монументальность ЕС заложены еще и механизмы обхода такого ветирования тех или иных ключевых соглашений, реализованы они через разделение вопросов и электоральное поведение квалифицированного большинства. В итоге все это вполне можно принять, но в этом случае Польша и Венгрия могут остаться без денег. Соответственно, в некотором смысле действия этих стран можно рассматривать как игру на повышение, попытку заставить ЕС "откупиться", вытрясти из Брюсселя больше денег на нужды страны. С другой стороны, даже если Брюссель будет не против пойти на такую сделку, то это может вызвать недовольство уже других стран, которые непонятно почему будут должны еще поделиться деньгами во благо поляков и венгров – а экономика, напомню, пострадала везде. Отсюда можно сделать вывод, что в ближайшее время продолжатся уговоры Польши и Венгрии: на 8 декабря назначено мероприятие второго уровня, встреча министров иностранных дел, а очередной саммит намечен на середину декабря, соответственно, по всем каналам пойдет убеждение этих стран не создавать проблемы себе и другим.

Ситуация, на самом деле, достаточно любопытная. Даже не итогом для Европы – неважно, в конце концов, это их дела – но тем, что в основе всей истории лежит вопрос ценностей и умения договариваться по ним, убеждать, торговаться, находить взаимоприемлемое решение. К российской политике, плотно насаженной на "вертикаль власти", это неприменимо.

Опубликовано 29.11.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа, политика, бюджет

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены