Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Дни минувшего будущего

02.11.2020

По одежке протягивай ножки.

Фольклорное

 

В минувшую среду 28 октября произошло событие с одной стороны рутинное, а с другой – знаменательное. Заключается оно в том, что Госдума приняла в первом чтении закон о бюджете на 2021 год с перспективой 2022-2023 годов. При этом я не припомню, чтобы в новейшие (т.е. путинские) времена бюджет сводился с такой, скажем так, тоской: даже в 2009-2010 годах и в 2015 году, после девальвации, уронившей рубль вдвое, бюджетный консенсус был иной – "пересидим на запасах, а там наладится". Сейчас оно уже не так, ожидаемый бюджет – это бюджет затянутых поясов.

Понятное дело, говорить о 2022-2023 годах с хоть какой-нибудь степенью уверенности сейчас бессмысленно. Трехлетний бюджет, в некотором смысле, есть дань тем временам, когда финансовой макростабильности (иначе говоря, цен на нефть и объемов экспорта ее) было все же несколько побольше, кроме того, его можно рассматривать как некую отсылку к советским пятилетним планам с их мифологизированной эффективностью. Опять же, никто не отменял "черных лебедей" – достаточно вспомнить бюджет прошлогодний, с его $57 за баррель прогнозной цены на нефть и стабильным курсом рубля, ростом объема секретных статей и пополнением резервов. В реале же рубль потерял треть стоимости, нефть на бирже в какой-то момент имела отрицательную цену, реальные доходы населения потеряли 4,8%, дефицит бюджета составит около 5 трлн. рублей (четверть расходной части), а резервы пополняются только за счет переоценки, т.е. той самой девальвации. При этом по итогам III квартала российский ЦБ даже пошел на немыслимое с точки зрения патриотической общественности деяние – продал за "никчемные зеленые бумажки с нарисованными мертвыми президентами" около 1,3 тонны золота. Что, кстати, было хорошей идеей – золото стоило дорого, но само по себе оно имеет слабую ликвидность, в отличие от долларов.

Итак, каким же предполагается (с учетом всех оговорок) бюджет следующего года?

Во-первых, это бюджет дефицитный, он в будущем году составит 3 трлн. рублей (13,6%), также дефицит прописан и в 2022-2023 годах. При этом покрытие дефицита предполагается за счет роста госдолга, т.е. заимствований на рынке посредством продажи ОФЗ. Здесь, скорее всего, будут нюансы – ликвидности на рынке мало, продавать сложно, но именно за этим и был увеличен до триллиона рублей лимит на месячные репо, о чем я писал три недели назад, при помощи этого механизма РФ сможет вести квази-монетизацию госдолга – понятно, до какого-то предела. Траты из ФНБ на покрытие дефицита бюджета предполагаются сравнительно минорными, не более 100 млрд. рублей. Ожидается, что госдолг России вырастет с 19,1% ВВП в 2020 году (по итогам прошлого года он составлял 12,3% ВВП) до 21,4% ВВП к концу 2023 года. В процентном отношении он, конечно, невелик, но расходы на обслуживание госдолга уже сейчас съедают около 5% расходной части бюджета, что сравнимо с расходами на здравоохранение – которых, как показала практика этого года, категорически не хватает.

Во-вторых, сами расходы бюджета в номинальном значении будут уменьшены, иными словами, это бюджет, прошедший через секвестр – да-да, то самое слово родом из "ужасных 90-х". Расходная часть бюджета в 2021 году снизится более чем на 2 трлн. рублей по сравнению с бюджетом нынешнего года. Достанется в том числе и стержневой экономической ценности нынешнего времени – национальным проектам, явленным в очередном майском указе Владимира Путина и трансформированным ныне в единый национальный план восстановления экономики, в среднем расходы на них сократятся на 7,7% за три года. Также будут снижены инвестиционные  расходы бюджета, а рост бюджетных инвестиций в основной капитал предполагается к замедлению на горизонте 2022-2023 годов, хотя их масштаб и останется выше такового в этом году.

В-третьих, бюджет будущего года – это бюджет повышенных налогов. Тенденция продолжится – рост НДС до 20% и повышение НДФЛ до 15% для части граждан, видимо, не привели к желаемому результату. Так, предполагается изменить параметры налога на дополнительный доход и отменить неэффективные налоговые льготы в нефтяной отрасли. Чуть позже, с 2021 года, предполагается к отмене льготная ставка НДС на внутренние перелеты, она с 10% вернется к стандартным 20%, соответственно, цены на авиабилеты ждет рост. Параллельно, впрочем, правительство позаботилось о сверхбогатых гражданах РФ: владельцы зарубежных активов вместо налога в 13% (или даже 15%) смогут платить фиксированный платеж в 5 млн. рублей в год за все контролируемые иностранные компании, без дополнительной отчетности. Кроме того, был в очередной раз продлен мораторий на перечисление накопительной части пенсионных взносов граждан на их счета, они вновь и в очередной срок будут направлены на поддержание солидарной пенсионной системы. Мера, задумывавшаяся как временная, такими темпами имеет все шансы уйти на второй десяток лет своего существования.

В-четвертых, бюджет будущей трехлетки – это бюджет принципа "каждый сам за себя". Трансферты регионам после резкого роста в этом году – свершившимся по понятным коронавирусным причинам – будут столь же резко сокращены. Дело, впрочем, не только в них, на регионах лежит еще и заметная часть расходов по нацпроектам. Сведение концов с концами станет еще сложнее. В целом обязательства регионов с 2004 года выросли более чем вдвое, число переложенных на них федеральных полномочий практически утроилось, при этом с 2005 года число региональных налогов сократилось с семи до трех, а местных – с пяти до трех. Эта политика "на централизацию" привела к тому, что в среднем по стране регионы могут покрывать налоговыми и неналоговыми сборами лишь около 70% необходимых расходов, остальное надо покрывать трансфертами из Центра, которые в достаточном количестве достаются не всем, но тем, кто обладает достаточным лоббистским ресурсом.

Соответственно, субъекты вынуждены наращивать долги, и в рамках бюджетного кредитования (т.е. долга перед федеральным бюджетом) и в рамках коммерческого. Вроде бы пределы здесь еще не выбраны: в среднем по стране отношение налоговых и неналоговых доходов бюджета к госдолгу составляет 24%, из которых бюджетные кредиты занимают около половины. С другой стороны, анти-чемпионами в этом отношении являются такие значимые регионы как Томская и Орловская области с долгом в 92% и 100% от доходов соответственно. Венчает же этот список Мордовия, чей госдолг более чем вдвое превосходит размер доходов бюджета.

Увы, ситуация в будущем году лишь ухудшится, чему уже сейчас свидетельством может являться провал конкурсов на должности мэра в Магадане и Норильске: позиция расстрельная, денег нет, обязательства выполнять надо, а чуть что не так – прокуратура рядом. При этом социум очень сильно рассчитывает на участие государства в вопросе выравнивания ситуации в регионах: по свежему опросу ФОМ, подавляющее большинство (76%) считают, что государство может что-либо сделать для создания во всех регионах страны равных условий для реализации способностей граждан. Среди востребованных обществом мер государства – создание полноценных рабочих мест, "чтобы работа была не только в Москве, но и в провинции" (17%), подъем экономики и промышленности (14%), в целом же 45% респондентов считают, что в некоторых регионах у россиян практически нет возможности для реализации своих способностей.

Кроме вышеперечисленного, стоит отметить еще одну фундаментальную вещь. Две недели назад правительству наконец-то стало понятно, что в нынешней ситуации бюджет категорически не тянет гигантское количество разнообразных силовиков – и были подготовлены предложения по оптимизации в том числе и этого направления расходов. Ранее оно, напомню, было неприкасаемо, поскольку в лояльности этого слоя людей и их ближних российские элиты видели некоторую гарантию от хтонического ужаса "оранжевой революции". Увы, поддерживать это всё стало слишком дорого – и Минфин подготовил предложение, в рамках которого, например, реализовать сокращение на 10% кадровую численность органов внутренних дел за счет вакансий и перевода сотрудников, работа которых не связана с выполнением правоохранительных функций, на гражданскую службу. Там были и другие идеи – оптимизировать управленческий аппарат, централизовать финансово-хозяйственную деятельность, создать на основе МВД единый правоохранительный орган (с сокращением численности сотрудников) и даже увеличить максимальную выслугу лет для выхода на пенсию с 20 до 25 лет без учета времени учебы.

Да, приняты они (пока) не были, соответствующий служилый слой предсказуемо возмутился, аналогично возмутилась разнообразная патриотическая общественность разной степени воинственности – но факт остается фактом. Есть предположение, что без санкции с самого верха такие идеи появиться не могут, кроме того, они хорошо ложатся на слова того же Путина о необходимости налаживания гражданских производств на военных заводах, так, чтобы они составляли половину (кто сказал "конверсия"?). Увы и ах – пошатнувшийся экономический базис принудительно диктует политике определенное миролюбие.

В целом же все свершившееся – еще одно свидетельство того, что всякий кризис резко ускоряет уже идущие в социуме процессы. Сокращение бюджета всё равно бы произошло, но то, что предполагалось где-то в 2025 году на фоне электромобилизации, падения цен на нефть и перенасыщения непроизводительными расходами, происходит уже сейчас. Здесь же и рост налогов, и правовой нигилизм (полномочия государственного санитарного врача прописаны в соответствующем ФЗ – и тотальный "масочный режим" туда не входит), и наступление на гражданские права со сбором персональных данных, и повальная цифровизация где надо и не надо. Возможно, что где-то к следующему лету коронавирус притихнет и превратится в привычный эндемик для человека, порушенная мировая экономика начнет кое-как восстанавливаться, хотя ту же глобальную логистику наверняка будет жестко бить агрессивный "зеленый дискурс". В этом случае Россия выдохнет "ффух, пронесло" (для справки, по всему миру в год от диареи умирает порядка 1,6 млн. человек, в полтора раза больше, чем текущий счет по коронавирусу) – но, полагаю, из этого магистрального направления особо уже никуда не деться.

В 2012 году совокупный экспорт сырой нефти и газа (без нефтепродуктов) принес РФ более $240 млрд., в 2019 году – $162 млрд., в 2020 году удастся получить не более $100-115 млрд. России надо учиться жить без ренты. Уже на практике, а не в теории.

Опубликовано 01.11.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее, бюджет

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены