Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

О калии, картошке и бензине

18.08.2020

И попутно – нашу синеглазую сестру
Белоруссию – расчленить и отдать на откуп
диктатору Камеруна Мише Соколову.

–  В.Ерофеев, " Вальпургиева ночь, или Шаги Командора"

 

Август в России традиционно проходит, скажем так, настороженно, за многие годы у граждан страны сформировалась привычка ожидать, что в этом месяце произойдет что-либо неприятное, опасное или же просто тяжелое. В данном случае, однако, все в стране более-менее тихо, протесты в Башкирии пока не приобрели федерального масштаба, и тем временем половина месяца уже прошла. С другой стороны может показаться, что вся опасность сразу за несколько августов собралась в Белоруссии, где сейчас, по некоторым признакам, разворачивается вполне натуральный государственный переворот. Причина его в некотором смысле ожидаема: глава (пока еще) страны Александр Лукашенко на очередных президентских выборах получил огромный процент голосов, это вызвало недовольство некоторой части белорусского социума, посчитавшего, что результаты выборов были сфальсифицированы. Люди вышли на улицы, произошли столкновения с местными силовыми структурами, пролилась кровь.

Противостояние продолжается и итог его пока неясен: люди требуют ухода Лукашенко, который делать это отказывается. При этом шансы обеих сторон на успех явно ненулевые – и исход не выглядит предрешенным. Тем интереснее хотя бы кратко рассмотреть белорусскую ситуацию в экономическом аспекте: чем страна живет, в каком сейчас она статусе и какие у белорусской экономики могут быть перспективы.

Для начала отметим, что Белоруссия является в целом типичной развивающейся страной, коих в мире насчитываются десятки. Страна может похвастаться уровнем подушевого ВВП порядка $6700, что составляет около 60-65% от российского показателя; иными словами, средний белорус беднее среднего россиянина примерно на треть. У Белоруссии хронически отрицательный торговый баланс, страна больше импортирует, чем экспортирует, при этом показатель текущего счета также стабильно находится в отрицательной зоне, ни разу за последние десять лет не выходя на нейтральный в годовом исчислении уровень. Показатели роста экономики – хуже не блещущих успехами российских.

Из этого сразу проистекает простое соображение: белорусская экономика при таких параметрах неэффективна, она продолжает свое существование только за счет наличия притока внешнего капитала. Источников этого притока два: в период 2006-2012 Белоруссия примерно впятеро нарастила госдолг (с $8 млрд. до $40 млрд.), кроме того, белорусской экономике существенную (хоть и не всегда прямую) помощь оказывает Россия. Что любопытно, объем белорусского экспорта товаров и услуг составляет 64% ВВП страны, иными словами, экономика страны критично зависит от внешней торговли. Для сравнения, соответствующий индекс для РФ вдвое меньше, лишь 29% российских товаров и услуг идут на экспорт. Основным торговым партнером Белоруссии является РФ, это верно и для экспорта, и для импорта.

Структура белорусского экспорта довольно любопытна. Ключевая позиция здесь – нефтепродукты, на нее приходится почти 20% экспорта. Вторая по важности статься экспорта – калийные удобрения с долей в 8%. Примерно столько же приходится на продукцию машиностроительного сектора, половину из которого составляют грузовики, а пятую часть – трактора. Еще одна важная позиция с той же долей в 8% у продукции животноводческого сектора. При этом с нефтедобычей в республике, скажем так, сложно, в результате чего основную часть сырой нефти она получает из РФ по сниженным ценам, перерабатывает ее на НПЗ и экспортирует полученные нефтепродукты на внешние рынки. Так было до недавнего времени, а именно до начала постепенного внедрения в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли, о котором чуть ниже.

Вообще говоря, помощь белорусской экономике со стороны РФ весьма обширна; конечно же, у нас тут Союзное государство (которому недавно исполнилось два десятка лет) и все такое, но масштабы, конечно же, поражают. По подсчетам МВФ, с 2005 по 2015 года Россия влила в белорусскую экономику порядка $106 млрд. Эта цифра подтверждается и иными источниками: сумма энергетических субсидий, полученных Белоруссией от России за счет льготных цен на энергоресурсы, в 2012 году составила около $10 млрд. – об этом в 2013 году писал ведомственный журнал Банка Белоруссии "Банковский вестник". В целом в разные годы на российскую поддержку приходилось от 11% до 27% белорусского ВВП, прямые российские инвестиции в 2011–2019 годах, согласно данным ЦБ, составили почти $8 млрд. Большее значение играют скрытые субсидии: так, в 2011–2016 годах Белоруссия получила от России порядка $48 млрд. за счет беспошлинной продажи нефти и скидок на газ. Кроме того, Белоруссия – крупнейший должник России по межгосударственным кредитам: на 1 июня 2019 года она была должна $7,52 млрд.

Скажем и о налоговом маневре. Смысл его, если упрощать до предела, заключается в постепенном (в периоде 2019-2024 годов) обнулении пошлин на экспорт нефти (т.е. падении доходов бюджета) при соответствующем повышении НДПИ (т.е. росте доходов). При этом до введения налогового маневра Белоруссия, как член ЕАЭС, имела право покупать российскую нефть по внутренним российским ценам, без учета экспортных пошлин. После этого, нагружая свои НПЗ, Белоруссия производила нефтепродукты и экспортировала их, оставляя себе все доходы, включая экспортную пошлину. Российский бюджет, очевидно, нес в результате этого потери. Соответственно, внедрение налогового маневра убирает саму основу для этой схемы – возможность беспошлинно брать российскую нефть – поскольку экспортная пошлина упраздняется как факт. Дело здесь ещё и в том, что белорусские НПЗ в целом менее конкурентоспособны по сравнению с российскими с точки зрения эффективности, качества и стоимости переработки нефти – и этот механизм позволял им искусственно поддерживать себя на плаву. Понятное дело, Белоруссия такими изменениями крайне недовольна, и местная власть ещё летом 2018 года, как только Владимиром Путиным был подписан закон о налоговом маневре, приступила к переговорам с Россией на предмет компенсации выпадающих доходов. Соглашения до сих нет: осенью 2019 года Лукашенко оценивал потери Белоруссии на горизонте до 2024 года в $11 млрд., но этих денег ему никто не даст. Особенно сейчас, когда российская экономика и без того пострадала от устроенного самой себе локдауна вкупе с падением цен на нефть.

Здесь я не могу не отметить, что данная ситуация является для экономики Белоруссии максимально идеальной. Увы и ах, когда три десятка лет назад рухнул СССР, внезапно выяснилось, что продукция белорусского машиностроения на внешних рынках мало востребована, рынок бывших советских республик только начал складываться и имеет низкую платежеспособность, а те виды продукции белорусского машиностроения, которые востребованы, нуждаются в мощном продвижении, на которое банально нет финансов и, что важнее, политического влияния. Закупать нефть по мировым ценам также было не на что. Да, в схожем положении была та же Прибалтика – но она сумела стать де-факто колонией Европы (точнее, Скандинавии), в результате чего там от европейских щедрот стали появляться приличные (по меркам экс-СССР) деньги. В аналогичном положении была и Польша, ставшая сателлитом Германии, реципиентом производств и донором рабочей силы. Увы, у Белоруссии таких возможностей не было, страна никому не была нужна, кроме самой себя.

Фактически, выбор стоял между деградацией куда-то до уровня Молдавии и попыткой как-то выехать с помощью более богатой России. Второй вариант удался: именно по инициативе белорусской стороны с января 1995 года (т.е. практически сразу после прихода Лукашенко к власти) подписывается ряд соглашений, которые в 1996 году увенчались договором о создании Сообщества РФ и Белоруссии. Затем в апреле 1997 года был подписан договор о создании Союза РФ и Белоруссии, а в 1999 году обе страны подписали договор о вхождении в единое, союзное государство. И затем началась дойка, усиливавшаяся по мере прихода в Россию денег от продажи углеводородов – но сейчас она постепенно заканчивается.

Собственно, вот и всё. Внутри самой себя белорусская экономика с ее поддержкой зомби-предприятий фундаментально неэффективна. Сельскохозяйственная продукция поступает на рынки Европы в небольших масштабах, там своих производителей хватает. Фактически, нормальную, естественную конкурентоспособность имеют только два сектора белорусской экономики – развитая IT-отрасль и продажа калийных удобрений, что обусловлено низкой стоимостью сырья и рабочей силы. Все остальное – либо политически обусловленный доступ белорусской продукции на российский рынок, либо разнообразная помощь, субсидии и тому подобные нерыночные механизмы, которые все больше и больше сходят на нет, ибо, как в свое время отлил в граните Дмитрий Медведев, "денег нет, держитесь". И вне зависимости от того, усидит Лукашенко или нет, уже на горизонте в 3-5 лет белорусскую экономику ждет не очень приятная трансформация.

Опубликовано 16.08.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
ex-СССР

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены