Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Дивное цифровое будущее

25.05.2020

Wolność kocham i rozumiem
Wolności oddać nie umiem
("Свободу я люблю и понимаю,
свободу я не могу отдать", польск.)

Chłopcy z Placu Broni - Kocham wolność

 

Некоторое время назад я уже упоминал об одной самоочевидной вещи – о том, что серьезный кризис, подобный нынешнему, ускоряет все происходящие в социуме процессы. Новое внедряется быстрее, зачастую без полного осознания его социумом, старое столь же быстро отмирает, становясь ненужным и неактуальным. Подобного рода эффекты можно видеть и в данном случае, и именно об этом хотелось бы немного поговорить. В конце концов, тема заслуживает внимания хотя бы потому, что "на входе" в социум присутствует тотальная цифровизация, а "на выходе" – права и свободы граждан. Как это может быть, к чему это может привести – и стоит ли что-либо с этим делать?

Вопрос, конечно же, намеренно заострен. От него всего лишь один шаг до словосочетания "цифровой концлагерь", после чего одна часть аудитории махнет рукой, списав это все по ведомству снежных людей, деревьев-людоедов и порядочных премьер-министров. Другая, наоборот, начнет вспоминать чипирующее излучение с вышек 5G, вездесущего Билла Гейтса, Ротшильдов, Рокфеллеров, Виндзоров, группу Vanguard и руководящих всем этим арахнорептилоидов с Марса. Это всё, конечно же, интересно (на самом деле нет, разве что под пиво), но попробуем в рассуждениях обойтись без подобного рода экзерсисов, опираясь на фактуру, законодательство и сугубую логику.

Во-первых, нельзя не отметить, что на минувшей неделе в прямом смысле слова под шумок был принят уже в третьем чтении (!) законопроект №759897−7 «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации». Напомню, что за третьим чтением следует утверждение Советом Федерации и подписание Президентом, и остановка законопроекта на этих стадиях есть дело нечастое. Согласно этому прекрасному документу на каждого человека соберут более 30 видов сведений – ФИО, дату, место рождения (смерти), гражданство, пол, реквизиты документов, удостоверяющих личность, идентификаторы сведений о постановке на налоговый учет и воинский учет, сведений о регистрации в системах пенсионного, медицинского и социального страхования, а также некоторые иные данные. Органы власти обязаны будут постоянно вносить данные в регистр, сами же данные будут храниться постоянно и их уничтожение не допускается. При этом согласно законопроекту порядок предоставления сведений, содержащихся в регистре, в том числе их перечень, устанавливается правительством – иначе говоря, получать их сможет непонятно кто и непонятно как, эти ключевые вещи выставлены на подзаконный уровень постановлений правительства.

И так далее и тому подобное. Законопроектом прямо игнорируется Конституция РФ, в ст. 24 которой прямо сказано «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Точно так же оказывается попран закон №152-ФЗ «О персональных данных», статья 5 часть 3 которого говорит нам «обработка персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей» – ведь указанная в законопроекте цель формирования регистра «создание системы учета сведений о населении, обеспечивающей их актуальность» на «конкретность» никак не тянет. Кроме того, он противоречит позиции Государственно-правового управления Президента РФ, высказанной ещё в 2014 году.

В общем, мило, задорно – и, главное, очень тихо, инфополе забито лютыми ужасами ковида, хотя, говорят, в телевизоре опять главной темой стала Украина. Остановимся пока на этом.

Вторая история связана с Советом Федерации. Благородные сенаторы внезапно озаботились юридической чистотой творящегося в России беспредела. Комитет СФ по конституционному законодательству выступил с инициативой наконец-то прописать в законодательстве определение самоизоляции. Было предложено внести изменения в закон №68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Особо предполагается прописать ситуации, в которых устанавливается такой режим,  его порядок работы, а также определить полномочия глав регионов.

Что здесь можно сказать? Одно слово: дозрели. Два месяца неведомого "режима ХЗ" с цифровыми аусвайсами, штрафами, коллапсом сектора услуг, массовым отсутствием возможности работать и итоговым жестоким ударом по экономике, возможно, получат юридическое обеспечение. Постфактум, да. Но, может быть, и не получат – в конце концов, внятного запроса от социума, очень удобно напуганного ковидом до состояния практически полного изумления и спрятавшегося под медицинской маской, попросту нет: "властям виднее".

Третья история тоже связана с темой законов. Буквально только что, в субботу 23 мая Владимир Путин подписал закон об электронном голосовании на федеральном уровне. Согласно этому закону, вводится понятие "дистанционное электронное голосование", под которым понимается голосование без использования бюллетеня, изготовленного на бумажном носителе, с использованием специального программного обеспечения. Теоретически идея-то неплохая – но на практике это означает, что имеющийся сейчас хоть какой-то контроль за выборами посредством наличия наблюдателей, физического подсчета бюллетеней и подписывания итогового протокола точно таким же образом уходит в прошлое. У социума исчезает возможность как-либо влиять на итоги своего голосования, превращающегося в бессмысленную профанацию. За исключением, понятное дело, сугубо гипотетического силового варианта.

Четвертая история также поражает и умиляет. Заключается она в том, что 20 мая состоялось 248-е заседание ЦИК с видеотрансляцией в Internet, на котором было рассмотрено 14 вопросов, после чего трансляция завершилась. Все бы ничего, но сутки спустя было обнаружено, что на сайте ЦИК в повестку был добавлен 15-й вопрос – хотя трансляция, повторимся, завершилась на 14-м. При этом 15й вопрос касался принятия постановления, возобновляющего распределение денежных средств в избирательные комиссии для проведения общероссийского голосования – того самого непонятного опроса населения (не имеющего статуса референдума) о поправках в Конституцию. Ещё через несколько часов ЦИК выпустил разъяснение – мол, мы решили рассмотреть и этот вопрос, кворум был, все хорошо, а трансляцию не возобновляли в силу оперативности принятого решения. С учетом того, что в том самом законе №1-ФКЗ о поправках к Конституции прямо указано (ст. 2, ч.14), что «Центральная избирательная комиссия Российской Федерации обеспечивает открытость и гласность при подготовке и проведении общероссийского голосования» получается полный оксюморон.

Это всё, повторюсь, произошло в течение одной недели. Густо и плотно. И все эти меры, насколько я могу судить, идут в одной и только одном направлении – усилении контроля российских элит над российским податным электоратом.

На самом деле, ничего фундаментально нового в этом нет. В этом смысле тот же Герман Греф глубоко вторичен. Да, многие помнят его явление на Петербургском международном экономическом форуме в 2012 году, когда он в своем кратком (4 минуты) выступлении поведал urbi et orbi, что участие народа в управлении есть «страшная вещь», и что лучшие умы человечества неизбежно приходили к необходимости держать массы в неведении, поскольку люди, обладающие знанием, не хотят, чтобы ими манипулировали, а без манипулирования непонятно, как управлять. Антагонистичность интересов элит любого государства (стационарного бандита по Мансуру Олсону) и его податных слоев есть вещь естественная, как закат Солнца, мяукающий кот или похмелье после пары литров водки. Элитам от низших сословий нужны три вещи – чтобы не буянили, чтобы вовремя и полностью платили налоги (и не ворчали при их повышении) и чтобы были готовы в случае чего эти элиты защищать и ценой своих жизней. Явный отход от этой фундаментальной аксиомы имел место лишь в последние два века, в эпоху порожденных технологическим прогрессом массовых армий – а с человеком, который много лет обращался с оружием, волей-неволей приходится договариваться; не могу не отметить, что все эти вещи прекрасно понимались ещё Отцами-основателями в ранних США. Сейчас эта эпоха уходит в прошлое, конфликты между различными элитами решаются небольшими группами профессионалов, а грубая сила формата "индоктринированный боец с нелицензионным клоном АК" несостоятельна против более технологически развитого противника. И ни оружия, ни капитала у людей нет. О чем с ними говорить-то?

Собственно, вот и всё. Более того, такие плоды цифровизации – мировой тренд, и РФ здесь вполне среди лидеров. Условно, конечно – к примеру, данные с московской системы цифровых аусвайсов очень быстро оказались на рынке в даркнете, а в Великобритании подобный реестр был в 2010 году уничтожен, поскольку власти признали, что такой реестр – нарушение неприкосновенности частной жизни и угроза безопасности.

Остаётся надеяться на лучшее будущее. Но само по себе оно не наступит.

Опубликовано 24.05.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Государство, Россия, Будущее, бюрократия

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены