Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, СНГ, моделирование, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, энциклопедия, национальное государство, инвестиционный климат, реформа, Белоруссия, фирма, пузырь, ВТО, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Украина, Великобритания, Италия, средний класс, исламские финансы, золотой стандарт, залоги, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Германия, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, территориальная империя, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Сто дней Трампа

15.05.2017

Кум докушал огурец
И закончил с мукою :
"Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою..."

– А.Галич – "Ночной разговор"

 

Если гнаться за красивыми словами, то можно сказать, что прошло аккурат полгода с момента избрания Дональда Трампа президентом США, и что это отличный повод провести оценку этого полугодия. Это, понятное дело, было бы некорректным – инаугурация его произошла лишь в январе, и в реальности речь может идти о президентском сроке лишь в сто дней с небольшим. С другой стороны, "сто дней" – тоже круглое число, и тоже провоцирует желание подвести предварительный итог деятельности. Собственно говоря, так и делают – подведение итогов первых ста дней правления очередного лидера является вполне устоявшейся практикой. В данном случае, впрочем, речь пойдет не об итогах как таковых – но об изменении позиции по довольно-таки насущным вопросам, равно как и об изменении ситуации в целом.

Вспомним, с чем Трамп шел на выборы. Да, с эмоциональной точки зрения это был запоминающийся броский лозунг "Make America Great Again", но с точки зрения конкретики всё было куда богаче. Речь тогда шла о возвращении промышленности, о снижении налогов (корпоративного и подоходного), об обуславливающем это наращивании дефицита бюджета, об обновлении вооружений и экипировки в армии США (и о дополнительных $54 млрд. в военный бюджет на эти цели), о резком (триллионном!) обновлении инфраструктуры страны, для чего, очевидно, будут потребны отдельные вложения, и т.д. и т.п. Цели в рамках внешней политики декларировались аналогичные: к примеру, имела место значительная антикитайская риторика. Кроме этого Трамп, будучи кандидатом, неоднократно проходился и по НАТО, высказывая сомнения в необходимости этой организации – что особенно грело душу российскому истеблишменту, порождая иллюзии вида #Трампнаш. В экономических же вопросах Трамп заявлял приверженность политике сильного доллара. Все эти воззрения, в совокупности, и завоевали благорасположение условного "водопроводчика Джо из Иллинойса", который, посредством своих выборщиков, и стоял за избранием Трампа. Однако реальность не замедлила внести свои коррективы в декларированное "становление Америки вновь великой".

Во-первых, Трамп резко изменил риторику в отношении денежно-кредитной политики. В середине апреля он сказал Wall Street Journal, что доллар США “становится слишком сильным”, и что он бы предпочел, чтобы ФРС удерживала процентные ставки на низком уровне. “Буду честным с вами, мне нравится политика низких процентных ставок" – заявил он, добавив, что "у сильного доллара есть несколько плюсов, но, вообще говоря, самое лучшее в такой ситуации заключается в том, что это звучит хорошо" (sic!), и что "очень сложно конкурировать, когда у вас сильный доллар, а другие страны девальвируют свои валюты".

Прямо скажем, презабавно. А как же крепкий доллар и высокий ставки, привлекающие капитал со всего света? А никак. Конкурентоспособность über alles, как она есть. При этом из такого видения прямо вытекают две вещи – латентный конфликт с ФРС, которая ориентирована именно что на повышение ставок и вполне вероятный пинок в сторону простых американцев-консерваторов, с такими же консервативными инвестиционными стратегиями –  ослабление доллара для них будет означать, что их накопления (номинированные, очевидно, в долларах и разложенные в низкорисковые низкодоходные инструменты) теряют в весе.

Во-вторых, Трамп резко смягчил риторику в отношении Китая и, оказывается, "Китай не занимается искусственным принижением стоимости своей валюты" – из чего следует, что никакого привешивания на Китай вполне официального ярлыка валютного манипулятора и не планируется. При этом ранее Трамп постоянно критиковал Барака Обаму за то, что тот не присваивал Пекину это почетное звание, и обещал, что исправит ситуацию в первый же день работы в Белом Доме. Не исправил, конфронтации не состоялось, встреча Трампа и Председателя КНР Си Цзиньпина, приуроченная к ракетному удару по сирийской авиабазе "Аш-Шайрат", прошла во вполне конструктивном ключе и в атмосфере доброжелательности и сотрудничества. Ещё одно предвыборное обещание пошло прахом.

В-третьих, Трамп сообщил, что он рассмотрел бы возможность переназначения Джанет Йеллен в качестве главы ФРС США (напомню, что срок пребывания на этом посту составляет 4 года, и у Йеллен он истекает уже менее чем через год, в феврале 2018 года). При этом в течение всей президентской кампании Йеллен была постоянной целью его вербальных атак. Так, не далее как в прошлом сентябре Трамп называл действия Йеллен “очевидно политическими” и обвинял ее в том, что она удерживала ставки на низком уровне спецеально для того, чтобы растущий на доступной ликвидности рынок акций показывал Обаму в выгодном свете – и для него лично, и для Демократической партии США. Сейчас же – "она мне нравится, я её уважаю", и вся критика осталась  в прошлом.

В-четвертых, Трамп также озвучил свою поддержку Экспортно-Импортному банку, который помогает субсидировать часть американского экспорта, при этом, опять же, он критиковал его деятельность в предвыборный период. "Самое главное заключается в том, что многие мелкие компании получают помощь, торговые компании" – заявил он тому же WSJ, добавив, что "это помогает зарабатывать деньги, хорошие деньги". При этом, помимо очевидного переворота в позиции как такового, данное заявление ещё и однозначно злит консерваторов и лишает его их поддержки, поскольку они видят в полупрозрачных механизмах субсидирования экспорта прямую поддержку коррупции; не могу не отметить, что сама идея подобной структуры генерирует откаты просто по сути своей.

В-пятых, Трамп полностью перевернулся в позиции относительно НАТО. Так, во время предвыборной кампании он часто называл эту организацию “устаревшей”, утверждая, что она привносит незначительный вклад в борьбу с терроризмом. Более того, он обвинял другие страны за то, что они не платят “справедливые взносы” на, соответственно, поддержание глобальной безопасности – последнее вообще попахивает банальным рэкетом. Но, цитируя анекдот, "концепция изменилась" – во время своей пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом Трамп заявил, дословно, что "я говорил, что НАТО был устаревшей организацией – но теперь эта организация уже не устаревшая". Переворот воистину прекрасен, да, и это ещё более умильно на фоне того, что Трамп осуществил тот самый ракетный удар, при этом ранее он критиковал Обаму даже за само обдумывание такого варианта.

Вообще говоря, произошедший на рубеже марта и апреля облом с модификацией Obamacare, о котором я писал полтора месяца назад, зримым проявлением этого процесса встраивания Дональда Трампа в устоявшиеся управленические механизмы. Трамп выводы сделал, и итог закономерен – в начале мая палата Представителей (нижняя палата Конгресса) одобрила инициированный Трампом законопроект, привносящий модификации в Obamacare. Надо сказать, это первый крупный законодательный успех администрации Трампа – хотя до окончательной победы здесь ещё далеко, законопроект переехал в Сенат и теперь президентской администрации предстоит работа с сенаторами.

Говорят, что "короля играет свита". Можно предположить, что именно это и произошло. "Несистемный" Трамп ворвался в американскую политику – но мощь налаженной американской политической системы в целом такова, что вполне может обломать рога любому нарушителю спокойствия, идущему наперекор устоявшимся протоколам. Абстрагируясь, можно говорить о том, что имела место попытка "вождизма" пободаться с "механизмом" – и второй предсказуемо (для Америки) победил; на этом моменте очень хочется провести некие аналогии, но, пожалуй, всё же оставим их в стороне. Рога пострадали – и Трамп, осознав ситуацию, резко перекинулся во вполне мейнстримного политика, изменив и риторику, и подходы как таковые. При этом процесс трансформации ещё не завершен, и недавняя отставка главы ФБР Джеймса Коми тому свидетельством. Но бодаться с системой оказалось не по силам и Трампу.

Опубликовано 14.05.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены