Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Курс на полную стабилизацию

22.01.2017

Логика развития российской экономики в ближайший год будет полностью подчинена интересам президентской избирательной кампании 2018 года. Поскольку к выборам желательно подойти с некоторым позитивом, а экономический рост воспринимается населением лучше всего, был соблазн попытаться простимулировать экономику. Но любая экономическая программа, вне зависимости от ее качества, не может гарантировать существенный экономический рост за оставшийся период в 14 месяцев. Меры монетарного характера не только не гарантируют быстрого роста, но и несут в себе негативные последствия в виде инфляции и резкого падения курса рубля. А такого рода подарка, как очередная паника на валютном рынке и последующее сметание с полок магазинов товаров, избиратель явно не оценит.

После периода некоторых размышлений, было принято решение не рисковать, а сохранить стабильную экономическую ситуацию, что и будет, хоть не Бог весть каким, но все же позитивом на фоне предыдущего двухлетнего падения. Поскольку любой российский телезритель прекрасно знает, что предыдущий кризис был вызван, прежде всего, западными санкциями и падением нефтяных цен – то есть причинами лежащими вне зоны ответственности российских властей, то стабильность будет восприниматься как успешное преодоление негативных внешних факторов. Если будет достигнута низкая инфляция около 4% (самый низкий показатель за постсоветский период), это будет гарантировать практически стабильные цены в течение всего 2017 года. Более того, благодаря укреплению курса рубля, снизились цены на многие импортные товары, что не может не нравиться потребителям. Исходя из этой логики, в 2016 году Центральный банк России не проявлял никакой гибкости – не снижал ставку, не закупал валюту в резервы, тем самым поддерживая переукрепленный курс рубля. В угоду жесткой монетарной политике были  принесены остатки Резервного фонда, который на начало 2017 года составил всего 972 млрд. рублей, сократившись за прошлый год почти в четыре раза. Кроме того, политика сильного рубля уменьшает оставшиеся резервы, номинированные в иностранной валюте – снижается их рублевый эквивалент. Аналогичная ситуация с экспортными доходами, пополняющими бюджет, прежде всего от торговли нефтью и газом, завышенный примерно на 10% курс рубля на столько же уменьшает эти доходы бюджета.

Бюджет на 2017 год был сверстан исходя из цены нефти в $40 за баррель, а ее реальная стоимость пока находится на уровне $55. В случае сохранения такого уровня нефтяных цен бюджет мог бы получить около триллиона рублей сверх запланированных доходов. Триллион рублей, пущенный на увеличение бюджетных расходов, дал бы дополнительные 1,4% роста ВВП. Но такой рост, в рамках статистической погрешности, не будет эффективной тратой денег с точки зрения предвыборной кампании, так как население может почувствовать улучшение уровня жизни при росте более 4% процентов ВВП. Фактически уже принято решение, что  большая часть дополнительных доходов будет направлена на пополнение резервных фондов, которые можно будет потратить в начале 2018 года - в самый пик избирательной кампании. Это могут быть решения о повышении зарплат, пенсий и социальных выплат, и если потраченные деньги дадут какой-то толчок к экономическому росту в начале следующего года, тем лучше для правительства.

Избранная монетарная политика, сделавшая рубль крепкой и доходной валютой, повлекла опасность его дальнейшего переукрепления. Хорошо заметная выгода в ставке на дальнейшее укрепление рубля сделала рост его курса самовоспроизводящимся процессом, а дальнейший рост курса рубля неизбежно приведет к росту импорта. За последние два года население существенно сократило потребление и появился отложенный спрос на многие категории импортных товаров, а ощущение того, что кризис закончился и падение цен на импорт могут привести к его резкому увеличению. Это ставит под угрозу существование положительного внешнеторгового сальдо, которое за 11 месяцев 2016 составило всего $77,2 млрд., сократившись по отношению к аналогичному периоду 2015 года на 43,7%. То есть дальнейшее укрепление рубля грозит вызвать недостаток валюты в стране и может привести к резкому падению курса национальной валюты. Эти соображения заставили первого вице-премьера Игоря Шувалова провести словестную интервенцию на валютном рынке, заявив, что  – «При сегодняшних ценах на нефть и принятого решения нетраты дополнительных нефтегазовых доходов мы можем с уверенностью говорить о возможности покупки валюты на рынке». Участникам рынка дали понять, что дальнейшее снижение курса власть не устроит и она может вмешаться. Последовавшая коррекция в сторону снижения курса рубля говорит о том, что послание Шувалова было принято участниками рынка и курс будет удерживаться на комфортном, для выбранной стратегии, уровне около 60 рублей за доллар США.

Все экономические программы, ориентированные на экономический рост, вне зависимости кем они разрабатываются, Минэкономразвития, группой Кудрина, ВШЭ и РАНХиГС или Столыпинским клубом, не имеют шансов на реализацию до президентских выборов. Такая же судьба ожидает и проекты административной реформы, так как нет никакого желания вносить дополнительные риски в такой важный для власти период.  Возможен вариант повторения сценария 2004 года, когда за месяц до выборов вводится новая структура правительства, но это не имеет отношения к административной реформе, которая заключается не в смене вывесок, а в изменении глубинных основ деятельности бюрократического аппарата.

Метки:
Россия

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены