Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Китай: шаг в неведомое

25.10.2016

Risks of Flowering: considerable.
But rewards of Godhood: who can measure?

– Usurper Judaa Marr, "Courage: To Question"

 

В последний раз китайского вопроса я касался в апреле этого года, в рамках цикла "Азиатских историй", причём сделано это было, смею думать, на достаточно системном уровне. С тех пор прошло более полугода – и думается, что сейчас пришло самое время вновь обратить взор на восток, в сторону Поднебесной. Данное соображение представляет особый интерес с учётом того, что недавно Китай наградил мир несколькими весьма любопытными инфоповодами.

Сначала, впрочем, надо отметить, что за последние полгода никаких фундаментальных переломов трендов относительно Китая не произошло. В стране продолжается (вроде бы контролируемое) замедление экономики, которая нынче, как сообщают, растёт со скоростью 6,7% в год – что, впрочем, не подтверждаются данными о росте энергопотребления.

Так или иначе, этот рост экономики сопровождается нестабильной ситуацией с ключевым драйвером китайской экономики, внешней торговлей. Да, она сохраняет стабильный профицит, но он столь же стабильно снижается, по итогам сентября он составил скромные $42 млрд. – почти в полтора раз меньше показателя годичной давности. Хуже того, проблема торгового баланса усугубляется сложностями с экспортом, в августе он упал на 2,8% по сравнению с прошлым годом, после падения на 4,4% в июле – при этом по итогам сентября китайский экспорт рухнул более чем на 10%.

Последнее событие взметнуло очередную волну (хоть и не очень сильную) околокитайской паники – мол, "жесткая посадка началась". Усугубляется это тем, что китайский юань продолжает девальвироваться, с максимумов порядка 6,05 юаня за $1 он просел почти на 12%, в результате чего буквально только что были достигнуты уровни около 6,76 юаня за доллар, которые наблюдались аж 6 лет назад, в сентябре 2010 года – и при этом надо помнить, что девальвация должна, по идее, помогать китайским экспортёрам. Это, в свою очередь, накладывается на то, что ставка ФРС США стабильна уже длительное время, соответственно, у доллара нет эндогенных причин для роста. Соответственно, в данном поведении "вина" только и исключительно у юаня, точнее, у ослабляющих его китайских монетарных властей, которые таким образом стимулируют привычные паттерны экономики страны, её ориентированность на экспорт. Опять же, я весной писал, что Китай, по сути, поставил в дальний угол всю декларированную политику переориентирования на внутренний спрос, что прямо признал премьер Госсовета Ли Кэцян – и поступающие данные только подтверждают этот вывод.

Вторым тревожным событием стоит считать резко уменьшившийся масштаб дефляции в ценах производителей – более того, сам факт дефляции теперь ушёл в прошлое, по итогам сентября инфляция в этих ценах составила символические, но всё же положительные 0,1%. Риск здесь заключается в том, что ещё год назад дефляция составляла -5,9%, и её размер поступательно снижался весь год. Дело в том, что дефляция в ценах производителей свидетельствовала о резко выросшей конкурентной борьбе за потребителя, и внешнего, и внутреннего. Вестись она может "по совокупности параметров" – за счёт снижения затрат при елико возможном сохранении качества, за счёт снижения маржинальности бизнеса, наконец, за счёт проедания резервов – т.е. в убыток себе, с надеждой, что конкурент вылетит с рынка раньше. Соответственно, снижение масштаба дефляции цен производителей свидетельствует, по моему мнению, о том, что широкий слой китайского бизнеса уже в значительной степени проел свои запасы прочности, что он больше не может сокращать маржу и/или работать в убыток – и, соответственно, вынужден хотя бы уменьшать темпы снижения цен, а теперь – перейти и к повышению таковых.

Проблема здесь понятна – спрос. Про экспорт – т.е. спрос экзогенный – было сказано выше, с эндогенным ситуация в целом схожа. Соответственно, ситуация, по идее, ведет к массовому разорению китайских производителей – чего, однако, пока не наблюдается. Более того, за последние полгода изменилась сама динамика китайских банкротств, которых стало значительно меньше. Так, если в первой половине года среднее еженедельное число банкротств на долговом рынке (т.е. не среди магазинов у дома и салонов красоты) достигало 10, то в последние месяцы только одна компания в неделю признается банкротом. Это выглядит парадоксом – но ситуация, похоже, имеет ещё один слой, несколько скрытый от посторонних глаз.

Это вопрос долгов. Так, объем нового кредитования в Китае в августе вырос до 948,7 млрд. юаней по сравнению с июльским показателем в 463,6 млрд. юаней; с другой стороны, можно порадоваться, что эти уровни всё же меньше, чем скачок на 2,5 трлн. юаней в январе или увеличение на 1,4 трлн. юаней в марте и июне. Это, впрочем, совершенно не отменяет уже накопленных проблем: валовой долг Китая составляет сейчас порядка 300% ВВП, из которых около 170% – долг нефинансовых корпораций, порядка 50% – долг домохозяйств, и по 35-40% должны государство и финансовый сектор. Ситуация усугубляется тем, что в Китае единица прироста долга уже давно генерирует менее единицы роста экономики – но пока ещё больше того скромного процента, который необходим для обслуживания этой единицы долга. Увы – в долгосрочной перспективе такая политика является хрестоматийным оттягиванием конца.

При этом надо понимать, что Китай старательно маскирует свои проблемы и у него это, в целом, получается. Я сейчас не о милых хитростях вроде проведения раунда девальвации аккурат на фоне истерии по поводу Brexit. Я сейчас, например, о том, что Китай (возможно, лищь временно) свернул цикл снижения ставок и банковской нормы резервирования, соответственно, эти "громкие" события, "бьющие по площадям", более не нарушают спокойствие инфополя. Вместе с этим, Китай развернул мощные меры кредитования банковской системы страны в рамках механизма обратного репо – таким образом заливая банки юаневой ликвидностью.

Ликвидность эта распространяется по двум направлениям. Во-первых, эта политика на фоне сокращения числа банкротств свидетельствует о том, что в Китае началось нашествие зомби-фирм – аккурат по японскому образцу четвертьвековой давности. При этом деваться особо некуда – чистка ситуации и массовые банкротства имеют все шансы спровоцировать массовые народные выступления уволенных рабочих. Во-вторых, эти деньги паркуются на рынке недвижимости, на котором в КНР наблюдается роскошный полномасштабный пузырь. Так, средняя цена квартиры по 70 городским агломерациям выросла за год более чем на 11%, в лидерах же Хэфэй (+46,8% в год),  Сямынь (+46,5%), Шэньчжэнь (+34,1%), Шанхай (+32,7%) и Пекин (+27,8%). Я напомню, что года два-три назад Китай пытался, уже тогда осознавая риски, аккуратно подсдуть этот пузырь – но от этой политики пришлось довольно быстро отказаться в силу тех же социальных причин, поскольку любое сокращение доходов строительной отрасли с её мощнейшим мультипликативным влиянием на смежников немедленно отразится на самом широком слое населения. При этом реальный спрос в основе "пузыриного" (инветстиционного) уже, похоже, почти полностью выбран – отношение средней цены к среднему годовому доходу сейчас примерно восемнадцатикратно, что де-факто говорит о недоступности жилья массовому покупателю. Поддерживается он, судя по всему, только на вот таких вот эмиссионных деньгах и, понятно, государственных вложениях в инфраструктуру. Увы и ах, что бывает с пузырями, мы все отлично знаем – вопрос только когда он лопнет, и насколько это будет громко.

В целом ситуация выглядит более тяжёлой, чем полгода назад; опять же, а с чего ей становиться легче-то? Это, впрочем, лишь обрамление – поскольку есть признаки, свидетельствующие о том, что ситуация в КНР в обозримом будущем может измениться очень радикально в политическом измерении. Я уже писал о том, что не удивлюсь, если глава Китая – Председатель КНР Си Цзиньпин – уже сейчас ориентируется на отход от устоявшейся схемы, согласно которой раз в десятилетие поколения китайских вождей сменяют друг друга. И, судя по некоторым признакам, такая работа действительно ведётся.

Дело в том, что через год, осенью 2017 года в Китае пройдёт ключевое политическое событие пятилетки – XIX съезд компартии КНР. На нём, сообразно протоколам, 5 из 7 членов постоянного комитета политбюро уйдут на покой, остающаяся пара – Си Цзиньпин и Ли Кэцян, и они будут править Китаем ещё пятилетку. Но это означает, что в оный комитет будет введены пятеро новичков, из которых пара – будущие наследники, долженствующие сменить нынешний тандем в 2022 году.

Имена этих двоих просчитываются несложно – по идее, это два самых молодых члена политбюро, Ху Чуньхуа и Сунь Чжэнцай. Один из них – управляет провинцией Гуаньдун, сердцем современного промышленного Китая (для справки – ВРП этого региона сравним с ВВП РФ), другой же стоит во главе 30-миллионного мегаполиса Чунцин. Сообразно протоколу, эти двое должны стать вице-председателем КНР и вице-премьером, после чего готовиться занять высшие посты. Но...есть подозрение, что Си просто не намерен отдавать им власть.

Дело в том, что этот механизм во все предшествующие разы оформлялся соответствующим образом: центральная пресса начинает хвалить успехи в регионах будущих преемников, сами регионы начинают регулярно посещаться текущим тандемом, который таким образом демонстрирует внимание и приучает население к новой паре. Однако – ничего такого сейчас не наблюдается, нет даже и намеков на подобное поведение. Из этого следует, что, судя по всему, пара Си и Ли намерена задержаться на посту дольше положенного срока.

Что же, если так – то это ещё одно подтверждение того, что ничто не вечно под Луной, включая и заветы Дэн Сяопина. Отмечу лишь, что 13-й пятилетки не пережил СССР, 13-я пятилетка идёт в Китае – и вскоре, уже ближайшей весной, вход в 13-ю пятилетку ожидает Евросоюз.....

Опубликовано 23.10.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Китай

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены