Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Ятаган и феска

30.11.2015

Я не приказываю вам наступать, я приказываю вам умереть.
Пока мы будем умирать, другие войска и командиры
смогут прийти и стать на наши места.

– Мустафа Кемаль, подполковник

 

История современной Турции неразрывно связана с именем Мустафы Кемаля, чьи слова из приказа своему полку вынесены в эпиграф. Было это сто лет назад; Османская империя, ранее державшая в страхе пол-Европы и на пике силы угрожавшая взять Вену, к этому моменту обладала лишь тенью своего былого могущества и носила уничижительное прозвище "больного человека Европы". Первая Мировая не пощадила Османскую империю, и неизвестно, что было бы с территорией и с турками как народом, если бы не Кемаль.

Мустафа Кемаль, на тот момент – опытный и грамотный офицер армии султана Мехмеда VI – поднялся в зенит почёта и уважения после героической обороны Галлипольского полуострова в ходе Дарданелльской операции (1915) сил Антанты. Операция эта закончилась для неё провалом; Кемаль же получил чин полковника, а затем дивизионного генерала. Империи это не помогло, для неё Первая Мировая закончилась Мудросским перемирием (1918), по сути – полной капитуляцией с передачей Антанте остатков флота, сецессией территорий (Армении, Сирии, Палестины и так далее) и полной демобилизации армии. С точки зрения активной, деятельной и мыслящей части турецкого социума, выразителем чаяний которой стал Кемаль, это перемирие  означало, что Оттоманская династия, по сути, утеряла мандат на правление. Существенная часть территорий была оккупирована, государство разваливалось на глазах, центральное правительство в Стамбуле не контролировало территорию далее собственно Стамбула. Привело это к тому, что новый парламент, сформированный Кемалем в 1920 году – Великое национальное собрание Турции – перехватил бразды управления страной. Сам Кемаль был избран председателем парламента и главой правительства Великого Национального Собрания, которое тогда не признавалось ни одной из держав. Основной непосредственной задачей его была борьба с армянами на северо-востоке, с греками на западе, а также с оккупацией Антантой турецких земель и сохранявшимся режимом капитуляции.

Это удалось. Отряды кемалистов к концу 1920 года разгромили армян, а в 1922 году, после упорных боёв – и греков. В конце этого же года султанат был упразднён, летом 1923 года был заключён Лозаннский договор, обозначавший новые границы Турции, а в октябре того же года была провозглашена Турецкая республика во главе с президентом – Мустафой Кемалем, принявшим имя Ататюрк – "отец турок".

Кемаль рьяно взялся за реформы, за избавление от архаичного наследства Османской империи. Реформы шли по целому спектру направлений – от языка и одежды до политики, экономики и даже медицины. За основу брались передовые западные образцы, переносимые на турецкую почву. Отмечу особо, речь именно о турецкой почве – едва ли не главной своей задачей Ататюрк видел именно что формирование турецкой нации, с отходом от самоидентификации как "османов", с тюркизацией меньшинств. Фактически, Ататюрк создавал современное национальное государство турецкой нации, примат которой был закреплён во всех версиях конституции страны – вплоть до "каждый связанный с Турецким государством через обязательства гражданства – турок" (сравните с российским мифически-абстрактным "многонациональным народом").

Важнейшую же роль Ататюрк отводил армии. Он сам, будучи выходцем и военных кругов, представлял из себя ярчайший образец для подражания. Эти почёт и уважение, что в жизни, что после его смерти, привели к тому, что именно офицерский корпус страны стал стражем кемализма как идеологии, выражаемого в "шести стрелах" Ататюрка: республиканизме, национализме, народности (борьбы против неравенства и сословных привилегий), секуляризма, турецкого этатизма и революционности – как поддерживаемого курса на вестернизацию и дальнейший уход от османской архаики.

Такой подход, в целом, оправдал себя. Кемаль (скончавшийся в 1938 году, увы и ах, от банального алкоголизма и цирроза печени) задал импульс длительностью в несколько десятилетий. После своего ухода в мир иной он превратился для Турции в фигуру героя из национального эпоса, этакого Ахилла или Роланда, его культ личности был по своему масштабу вполне сравним с культом Ленина в Советском Союзе. Но ничто не вечно под луной, не вечен оказался и кемализм.

Вторую мировую войну Турция провела в состоянии нейтралитета, объявив войну Германии и Японии уже в феврале 1945 года, когда это не имело особого значения. После войны в Турции была, в рамках развития кемализма, ликвидирована однопартийная система, при этом армия, верная заветам Ататюрка, неоднократно вмешивалась в политику – когда риски политического кризиса либо прямой диктатуры становились неприемлемыми, после возвращая власть гражданской администрации. Последнее событие такого рода произошло в 1983 году, в период с 1983 по 1996 год правили коалиционные правительства разного состава, в 1996 – 1997 годах старшим партнером по коалиции стала считавшаяся оплотом исламизма партия "Рефах", но военные добились развала коалиции и запрещения самой партии. "Рефах", однако, просто перегруппировалась на умеренной политической платформе, несколько замаскировав свой исламизм, и под названием "Партия справедливости и развития" (ПСР) выиграла выборы 2002, 2007 и 2012 годов – и на фоне такой вполне внятной и заметной поддержки населения взялась за демонтаж наследия Мустафы Кемаля.

Под удар ПСР попали, во-первых, армия как хранительница и защитница кемализма, и во-вторых, провозглашённая им турецкая секулярность. Со вторым, впрочем, понятно: ползучая исламизация шла в Турции весь послевоенный период, в настоящее время религиозность турецкого общества является достаточно высокой – что и выражается в поддержке исламистской партии. При этом исламисты, наученные историческим опытом и обладая политической властью, давно и активно давят армию, пропалывая её на предмет персон, которые могли бы повести за собой, подобно тому же Ататюрку; так, в 2012 году более трёх сотен человек оказались за решёткой, будучи обвинёнными в попытке подготовки госпереворота. При этом, конечно же, формально никто не смеет как-то умалять достижений и целей Ататюрка, но по сути они уже неполны, причём изменения произошли вполне демократическим – как раз по Ататюрку – путём. Кроме того, современный официальный кемализм был де-факто дополнен: во главе угла в современной Турции стоит, помимо исламизма, ещё и неоосманизм – как сверхцель, как идея воссоздания Османской империи – великой, могучей и далее по тексту. Подчеркну особо: этот синтез вполне поддерживается населением Турции; можно предположить, что архаика, убогость и корявость Османской империи, особенно поздней, уже давно и прочно забыты в турецком социуме, а память об Империи как о Золотом Веке – осталась и лишь укрепилась.

Надо сказать, что с точки зрения уровня развития турецкие шансы выглядят куда более серьёзно по сравнению с тем, что было век назад. Население Турции – 78 млн. человек – сравнимо с немецким, оно стабильно растёт, четверть населения – дети до 15 лет. Экономика страны достаточно активно развивалась все годы существования современной Турции и сейчас является вполне конкурентоспособной и диверсифицированной; для справки – Турция экспортирует в РФ машин и оборудования на более чем $2 млрд. в год, это наиболее значимая статья турецкого экспорта – 30% от общего объёма, на втором месте текстиль с обувью и 23%, на третьем – продовольствие и 17%, Россия же продаёт в Турцию минеральных продуктов на $17 млрд. и 69% и металлов на $4,2 млрд. и 17% (данные на 2013 год). В целом же по мощи экономики Турция превосходит своих ближайших соседей – Иран и Израиль, хотя и остаётся в когорте развивающихся стран. При этом экономика страны, несмотря на спад лиры к доллару на треть только за последний год, продолжает расти, внешний долг невелик, а инфляция невысока (около 7%). Более того, не иссякает поток прямых иностранных инвестиций (в основном европейских и американских) в турецкую экономику, он, конечно, припал с началом нынешней мировой депрессии, но уже три года он балансирует на уровне $12-13 млрд., при этом инвестиции идут, в основном, в современные сферы – промышленное производство и сектор услуг.

Турецкие притязания на региональное лидерство подкрепляются также и давними и прочными связями с другими странами. Турция входит в НАТО, на её территории уже полвека как расположена американская военная база Инджирлик. Более того, Турция уже имеет опыт обретения территорий, посчитанных важными; речь, понятно, о турецкой оккупации Северного Кипра, турецкие войска были введены на Кипр под предлогом защиты турок-киприотов и остаются там уже более сорока лет. При этом турецкая оккупация была проведена в период правления военных; в настоящее же время турецкая армия уже не являет собой самостоятельной силы, будучи, по сути, инструментом экспансионистски настроенных политиков и, главное, поддерживающего их социума.

Ключевым же потенциально хаотизирующим элементом является здесь неприкрытый вождизм президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, совмещённый с его весьма существенными амбициями. Этот фактор заметно снижает договороспособность Турции – и это вполне может оказать (да и уже оказывает) негативное воздействие на ситуацию – в свете резко ухудшившихшися отношений с Россией. Собственно, здесь возникает вопрос, ответ на который можно получить, наверное, только опытным путём: до каких пределов готова идти в своём исламистском реваншизме современная Турция?

Не исключено, что это мы уже достаточно скоро увидим.

Опубликовано 29.11.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Ближний Восток

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены