Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Газовый трон

27.07.2015

Описывай, не мудрствуя лукаво,
Все то, чему свидетель в жизни будешь.

А.Пушкин, "Борис Годунов"

 

В прошлый раз рассказ о сложных перипетиях взаимоотношений Туркмении и Газпрома (история эта, кстати говоря, получила продолжение – за прошедшие две недели стало известно, что в начале июня Газпром подал подал иск в Стокгольмский арбитражный суд к туркменской газодобывающей и газораспределительной компании "Туркменгаз", требуя пересмотра цен по контракту) завершился предположением, что в следующий раз речь пойдёт о Газпроме как таковом. Так оно и будет – тем более что российское инфополе за истекшее время обогатилось парой любопытных новостей относительно нашего "национального достояния".

Итак, Газпром. Нынешнее ОАО "Газпром" было образовано на основе Министерства газовой промышленности СССР, которое в 1989 году было преобразовано в государственный газодобывающий концерн "Газпром", затем в 1993 году концерн "Газпром" был превращён в РАО (Российское акционерное общество) "Газпром", ставшее в 1998 году ОАО. Структура собственности Газпрома достаточно проста: 50% и одна акция (контрольный пакет) принадлежат государству, остальная часть акций распределена между инвесторами различных калибров. Соответственно, становится понятно, почему государство неровно дышит к Газпрому, равно как и объяснение получают лоббистские возможности последнего.

Здесь стоит отметить, что потребность в лоббировании, вообще говоря, весьма существенна. Я уже упоминал в прошлый раз, что уровень долгов Газпрома является, в общем и целом, достаточно стабильным и не угрожающим компании. Проблема в том, что это, пожалуй, единственная действительно хорошая новость, поскольку практически вся остальная деятельность Газпрома на протяжении последних 15 лет являет собой, вообще говоря, череду провалов.

Кстати говоря, любопытным моментом является то, что провалы не коснулись проектов, связанных с именем Рэма Вяхирева, который был председателем правления Газпрома до 2001 года. Они начались, когда его сменил Алексей Миллер. Именно с Вяхиревым неразрывно связаны "Голубой поток" (газопровод в Турцию, соглашение о его строительстве было подписано в 1997 году, поставки начались в 2003 году, а в 2010 году газопровод вышел на проектную мощность) и "Ямал – Европа" (1994 год – начало строительства, 1999 год – начало поставок, 2006 год – выход на проектную мощность). Эти газопроводы работают вполне штатно и их эксплуатация не связана ни с какими сколько-нибудь заметными скандалами, более того, "Голубой поток", судя по всему, будет расширяться – соглашение об этом было достигнуто с турецкой стороной в конце прошлого года.

Итак, о провалах. Во-первых, Газпром напрочь проморгал тренд на развитие технологий производства и потребления СПГ (сжиженого природного газа); надо сказать, что это можно поставить в упрёк и Вяхиреву. О причинах этого судить достаточно трудно, на ум приходят лишь подозрения в некомпетентности, замешанной на косности, на твёрдой уверенности в том, что единственным способом доставки газа конечному потребителю может быть только газопровод. Это очень и очень далеко от истины! Так, впервые масштабное производство СПГ началось в США ещё в 1941 (!) году; четверть века спустя, в 1964 году, на рынок СПГ вышел Алжир, начались регулярные перевозки СПГ танкерами в средиземноморском регионе. Через некоторое время технологии СПГ добрались и до Азии: в 1977 году на этот рынок вышла Индонезия, за ней последовали Малайзия и Австралия. Наконец, во второй половине 90-х годов крупным экспортёром СПГ стал Катар (чьи запасы газа являются третьими в мире – немало для страны размером в четверть Московской области). Всё это время СПГ-отрасль в РФ находилась в фактически отсутствующем состоянии.

Здесь надо понимать один ключевой момент. С СПГ дело заключается даже не в самой технологии как таковой, а в том, что её активное внедрение меняет сам рынок газа. Газ – это, что характерно, газ (в физическом смысле), с ним весьма сложно (относительно нефти) работать, соответственно системы газодобычи совершенно объективно жёстко связаны с системами его доставки конечному потребителю. Наличие тиражированных (а они именно что тиражированные – за все эти годы) технологий сжижения газа позволяет существенно ослабить эту связь, приводя, таким образом, рынок газа к рынку нефти, делая его гораздо более гибким, оперативно реагирующим на потребности покупателей и их платежеспособность. Понятно, до уровня нефти газ довести невозможно хотя бы потому, что поддержание его в сжиженном виде требует сохранения низкой (немногим более 100К) температуры, что, в свою очередь, требует затрат энергии (т.е. стоит денег) – но на общую картину это влияет слабо. Впрочем, омрачает ситуацию (и "осветляет" традиционный трубопроводный подход) то, что регазификация СПГ – процесс непростой, и для его реализации необходимо строительство регазификационных терминалов, что занимает годы, а стоимость их исчисляется сотнями миллионов и миллиардами долларов США. Однако и здесь пытливая конструкторская мысль находит решения: так, в последние годы идёт активное строительство плавучих СПГ-терминалов. При этом крупным специалистом в строительстве таких судов является Южная Корея, к примеру, не далее как в мае компания Hyundai Heavy Industries Co. Ltd одержала победу в тендере ООО "Газпром флот" на строительство в Калининградской области плавучего терминала по приему СПГ.

Вообще Газпром зашевелился в отношении СПГ только в последние годы. Официальный сайт компании сообщает нам, что первые поставки СПГ были осуществлены в 2005 году; это вызывает некоторое удивление, поскольку первый (и единственный, кстати говоря) завод по производству СПГ начал строиться в 2006 году (в рамках проекта "Сахалин-2"), а пущен в строй – в 2009 году. Итог понятен – Газпром занимает сейчас, по собственным оценкам, лишь около 5% мирового рынка СПГ.

Во-вторых, провал (впрочем, не полный, а половинный) сопровождает широко разрекламированный "Северный поток". Нет, конечно же, с технической стороны там всё в порядке – газопровод построен и функционирует. Проблема в том, что загружен он лишь наполовину. Дело в том, что Газпрому требуется неограниченный доступ к газопроводу OPAL, соединяющему конечную точку "Северного потока" на балтийском побережье Германии с Чехией. Сейчас из-за действия Третьего энергопакета ЕС Газпрому можно использовать только половину мощностей газопровода OPAL. Фактически, оказалось так, что Европа – за счёт Газпрома и, в конечном итоге, России – профинансировала себе резервную трубу. Понятно, что других производителей для этой трубы не найдётся, но Европу это не останавливает. Жалобы Александра Медведева, заместителя председателя правления Газпрома ("Мы надеемся, что разум и логика возобладают") не трогали Европу в 2013 году, не трогают они её и сейчас, особенно на фоне санкций и общего ухудшения отношений. С другой стороны, по данным Газпрома и OPAL, за первые 7 дней июля загрузка "Северного потока" составила 87-88% – что, судя по всему, свидетельствует о том, что Газпром стал продавать больше газа на выходе "Северного потока", до его входа в действующий по принципам Третьего энергопакета OPAL. Иначе говоря, Газпром в этом моменте отказался от лишённого смысла упрямства и согласился с требованиями Европы, и если такой тренд (на полномасштабное использование мощностей) продолжится – то позорный ярлык "провала" можно будет законно снять.

Третий провал Газпрома – широко разрекламированная добыча на Штокмановском месторождении в Баренцевом море. Затея эта с самого начала была сомнительной – уж больно дорогим выходил штокмановский газ. Развязка наступила после того, как в 2010 году Россия, после нескольких десятков лет дипломатических переговоров, отдала Норвегии до того спорный участок акватории Баренцева моря размером 79 тыс. кв. км. – ради "укрепления партнёрских отношений". Получив желаемое (точнее, половину желаемого – РФ настаивала на секторальном методе разделения территорий, Норвегия желала считать через площади, так и сформировалась спорная территория, в итоге РФ предложила поделить её поровну – и норвеги радостно за это ухватились) норвежская Statoil вышла из консорциума по разработке Штокмана (да, наличие территориального спора не мешало совместной работе РФ и Норвегии, а его отсутствие – не мешает теперь исключительно норвежским поисково-изыскательским работам на новообретённом т.н. своде Федынского), а в одиночку Газпром не в состоянии потянуть разработку Штокмана – ни по деньгам, ни по технологиям.

Четвёртый провал Газпрома – упомянутый в предыдущей заметке тихо скончавшийся проект  Прикаспийского газопровода. Сюда же, кстати говоря, можно отнести и изрядно нервирующий Газпром проектируемый Транскаспийский газопровод. Я уже писал, что он выгоден Ашхабаду и Баку и не выгоден Москве, и Москву в этом отношении поддерживает Тегеран. Но ситуация меняется – Иран, судя по всему, вскоре освобождается от санкций и, соответственно, заинтересован в том, чтобы вывести новые объёмы нефти и газа (запасы газа в Иране – вторые в мире) на мировые рынки. Иначе говоря, если Ирану будет предложено поучаствовать в наполнении газом Транскаспийского газопровода (напомню, что его конечная цель – Европа, т.е. иранский газ, равно как и туркменский, будут конкурентами российского на европейском рынке сбыта), то вполне вероятно, что он ухватится за это предложение.

Пятый провал Газпрома – газопровод Сахалин-Хабаровск-Владивосток. Впрочем, "провал" здесь надо поставить в кавычки – провал здесь, скорее, для российского бюджета. Данный газопровод – вещь сугубо политическая, он был построен по итогам утверждения Министерством промышленности и энергетики (ещё до разделения его) в сентябре 2007 года Восточной газовой программы. Программа эта была сущностью в значительной степени политической: примерно в то же время было определено, что саммит АТЭС 2012 года пройдёт в РФ, и местом проведения его был выбран остров Русский недалеко от Владивостока. Фактически, газопровод строился под саммит. Всё бы хорошо, но проблема в том, что газ этот оказался очень дорогой по себестоимости. Времена тогда были сытые, денег никто не считал, в итоге привело это к тому, что государству пришлось компенсировать из бюджета потери Газпрома. В том же самом 2012 году себестоимость 1000 кубометров сахалинского газа в Приморском крае составила около 20 тыс. рублей (порядка $640 по тому курсу). Из этой суммы 4040 рублей составили оптовые цены на газ, добываемый ОАО "Газпром" и его аффилированными лицами и реализуемый потребителям Приморского края, а оставшиеся 16 тыс. рублей доплачивали все налогоплательщики РФ.

Шестой провал – "Сила Сибири". Ещё один чисто политический проект. К сожалению, точных данных нет, они объявлены коммерческой тайной – но и по косвенным можно много чего узнать. Здесь достаточно сказать, что Китай отказался давать Газпрому аванс на строительство газопровода, в ответ на что Алексей Миллер сообщил, что средства на строительство будут взяты из ФНБ, который, по закону, предназначен для обеспечения безпроблемной работы пенсионной системы РФ. Кроме того, по этому контракту цена газа привязана к цене на нефть; падение таковой, явно имеющее признаки долговременного, ставит, таким образом, жирный крест даже на теоретической окупаемости проекта. Более того, специально для этого проекта были реализованы налоговые льготы – иначе говоря, опять страдает бюджет РФ. Наконец, подписанное соглашение предусматривает прокачку газа по двум маршрутам, западному (через Алтай) и восточному; строится сейчас восточный, а от западного, по последним данным, Китай отказывается. Комментариев от Газпрома пока не поступало.

Седьмой провал – конечно же, "Южный поток". Шуму о стратегической значимости этого проекта было до небес, вплоть до высказываний типа "Южный поток не остановить" на всех уровнях. Увы и ах, проект закрыт. Более того, Газпром здесь понёс финансовые потери: в начале июля South Stream Transport B.V., дочерняя компания Газпрома, проинформировала итальянскую компанию Saipem S.p.A. о расторжении контракта на строительство первой нитки морского участка газопровода, заключенного в рамках реализации проекта "Южный поток" – и это расторжение сопровождается неустойкой, кроме того, Газпром уже успел заплатить итальянцам более миллиарда евро. Более того, подвешенной выглядит ситуация с пришедшим ему на смену "Турецким потоком". Так, изначально речь шла только о договоре о намерениях (действительного контракта с Турцией о строительстве газопровода нет до сих пор!), при этом Газпром вёл строительство, чем, вообще говоря, усиливал турецкую позицию на переговорах – чем глубже контрагент увязает, тем проще выкручивать ему руки, чем и занимается Турция. Совершенно не исключено, что в конечном итоге весь этот проект выльется в одну-единственную ветку до Турции, что можно предположить по отмене тендеров на строительство инфраструктуры проекта "Южный коридор" (российской части "Южного/Турецкого потока").

Восьмой провал – нетрадиционный (в т.ч. сланцевый) газ. Здесь вообще всё прекрасно. В июне 2010 года Алексей Миллер назвал американский сланцевый газ хорошо финансируемой информационной кампанией сродни глобальному потеплению. Затем в январе 2012 года он сказал, что "так называемая революция сланцевого газа – это американский "Голливуд". Ещё прошлым летом корпоративный журнал Газпрома писал, что "добыча природного газа в США (в том числе и сланцевого) неуклонно снижается". Комментировать это я, ради неумножения умственной пассионарности и энтропии Вселенной, не стану, отмечу лишь, что с 2010 года среднесуточное производство сланцевого газа в США выросло почти втрое, с января 2012 года – на 60%, а с мая прошлого года – на 16%. Привело это к тому, что уже в 2010 (а по некоторым данным, и в 2009) году США вышли на первое место в мире по добыче газа и остаются на нём до сих пор. Вообще Миллер много чего интересного наговорил. Летом 2008 года, накануне падения цен на нефть, он заявил, что цена барреля скоро достигнет $250. Он же говорил о том, что капитализация Газпрома в 2015-2016 году составит $1 трлн.; сейчас она около $55 млрд., наверное, скоро уже вырастет.

В заключение отмечу, что в 2004 году Газпром добыл 552 млрд. кубов газа, а в 2014 году, десять лет спустя – 444 млрд. кубов. С другой стороны, Газпром сейчас подводит итоги тендера на услуги "по организации информационно-консультационного и PR-сопровождения проекта "Южный коридор" для нужд ОАО "Газпром"", согласно техническому заданию которого, среди прочего, подрядчик обязуется осуществлять "оперативное реагирование на негативные комментарии в отношении Проекта (в течение 1 дня)". Можно не сомневаться – у них это получится.

Опубликовано 26.07.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, бизнес в России

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены