Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Девальвация рубля: что дальше?

03.03.2014

 Опасное это дело, Фродо, выходить за порог:

стоит ступить на дорогу и, если дашь волю ногам,

неизвестно куда тебя занесет.

Бильбо (Дж. Р. Р. Толкин, Властелин колец)


Сегодня, когда все говорят об Украине, мы бы хотели поговорить о девальвации рубля. Тем более что девальвация, в отличие от Украины, непосредственно затрагивает реальные интересы практически каждого жителя нашей страны.

Пока Украины в информационном пространстве было еще не очень много, девальвация была едва ли не центральной темой. Чего только не довелось слышать и читать по этому поводу. От относительно безобидных обвинений Центрального банка (ЦБ) в некомпетентности, до поисков то ли всемирного, то ли внутреннего заговора.

На самом деле, проблема девальвации сводится к одному достаточно простому вопросу. А именно: могут ли денежные власти развивающейся страны проводить политику, которая в любой момент наилучшим образом согласовывала условия внутреннего развития с внешними условиями?

 

Противоречие в политике Центрального банка

Начнем с денежной политики. ЦБ любой страны в первую очередь должен проводить определенную, понятную, последовательную и предсказуемую политику. При этом его политика должна выражаться не на словах, не в лозунгах, а в конкретных механизмах, в совокупности действий, которые видит финансовый сектор, к которым приспосабливается и на основе этого планирует свою работу.

Эти механизмы вырабатываются не один год. Провозгласив определенный курс, Банк должен: разработать соответствующие процедуры, провести реорганизацию как внутренней системы управления, так и системы взаимодействия с участниками рынка, найти или воспитать специалистов, способных такую политику проводить. Переход к новой политике должен осуществляться постепенно, в противном случае можно легко спровоцировать финансовый кризис.

Далее, в переходный период Банк должен быть готов корректировать свои действия с учетом реакции участников рынка. Тут дело вот в чем. Участники рынка всегда будут стараться использовать в собственных интересах любую малейшую ошибку в нормативных документах, любую двусмысленность, любую неопределенность. Заранее предвидеть, как будут действовать игроки невозможно: их много, а Центральный Банк один. Да и мотивация разная: участники рынка преследуют свои личные интересы, а чиновники – абстрактную общественную пользу (это в самом благоприятном случае), которую каждый может понимать по-своему.

Это – с одной стороны.

С другой стороны экономики развивающихся стран, подобные России, очень сильно зависят от внешних факторов. Масштабы глобальных денежных потоков несравнимы с масштабами экономики развивающейся страны и ее финансового сектора. Движение этих потоков определяется конкретными обстоятельствами глобальной конъюнктуры, а страны выступают только объектами.

Выбрав некоторую политику, адекватную текущим условиям глобальной конъюнктуры, Банк России может в самом скором времени столкнуться с тем, что ситуация изменилась. И выбранная политика перестает ей соответствовать. Требуется другая политика. Но пока политика будет меняться, ситуация может вновь измениться. И что делать – опять менять политику?

Если ЦБ регулярно меняет свою политику в соответствии с изменившейся конъюнктурой, то это означает, что он не проводит никакой политики, а все решения принимаются в соответствии с субъективными решениями отдельных лиц (которые могут быть к тому же коррумпированы – но не будем о печальном).

Кто-то может сказать, что эту проблему можно решить за счет своевременного прогнозирования изменений глобальной конъюнктуры. Но имеющийся на сегодняшний день аппарат прогнозирования не позволяет этого делать. И в принципе не может, потому что иначе каждый мог бы без забот и хлопот зарабатывать деньги.

Но дело даже не в этом. Циклы изменения глобальной конъюнктуры, особенно в нынешнее кризисное время, короче временных циклов, за которые Центральный Банк может осуществить переход от одной политики к другой. В этих условиях Банк обречен все время промахиваться мимо цели.

 

Политика Центрального банка сегодня

Особенности поведения российского ЦБ сегодня – это прямая иллюстрация указанного противоречия.

Он уже несколько лет пытается проводить последовательную, понятную и прогнозируемую политику. В 2009 году было провозглашено, что Банк России начинает переход от политики валютного регулирования к политике инфляционного таргетирования.

В рамках политики инфляционного таргетирования ЦБ ставит своей главной целью регулирование инфляции. Валютный же курс уходит на второй план. Он корректируется в рамках заявленных границ коридора с применением такого инструмента как интервенции на валютном рынке – не в целях регулирования курса, а с целью не допустить резких его скачков. И если при валютном регулировании политика национального ЦБ оказывается полностью зависимой от колебаний в мировой экономике, то при инфляционном таргетировании Банк ориентируется на внутреннюю экономику и проводит свою политику в соответствии с ее потребностями. Кстати говоря, чистка банковского сектора, которую проводит ЦБ – необходимая часть политики перехода к инфляционному таргетированию.

Каждая из этих политик имеет свои преимущества и недостатки. Выбирая одну из них в качестве основной, ЦБ любой страны (особенно развивающейся), должен понимать, что рано или поздно столкнется с негативной стороной выбора.

При валютном регулировании негативной стороной становится зависимость денежной массы национальной валюты от притока иностранной валюты в страну. Такая зависимость у нас наблюдалась с 1998 г., когда ЦБ начал проводить политику валютного регулирования и фактически печатал рубли под входящие потоки валюты.

Эта политика жестко критиковалась, ЦБ обвиняли в том, что своими действиями он ставит Россию в зависимость от иностранных капиталов и не дает самостоятельно развиваться внутренней экономике. Про обвинения в том, что ЦБ является филиалом ФРС мы и не говорим. Со всех сторон требовали перехода к новой политике, при которой рублей будет печататься столько, сколько реально нужно внутренней экономике России.

Теоретически инфляционное таргетирование - это именно тот механизм, который позволяет  насыщать экономику деньгами в соответствии с ее потребностями. И переходя к этой политике, ЦБ пытается избавиться от привязки эмиссии рублей к притоку иностранной валюты. Но и у нее есть негативная сторона - утрата ЦБ возможности быстро влиять на курс национальной валюты.

Именно с этим негативным фактором сейчас и столкнулся Банк России. В рамках политики инфляционного таргетирования он не может резко сдерживать курс рубля, так как главным для него остается поддержание определенного уровня денежной массы в соответствии с ориентиром по инфляции. При этом он должен сохранять верность своим словам и действовать в рамках оговоренного ранее курса.

То, что сейчас делает ЦБ, укладывается в требования указанные выше. Он пытается преодолеть сложившиеся противоречия, осторожно поддерживая рубль, используя валютные интервенции исключительно для смягчения колебаний.

Пока других действий, исходя из заявленных ЦБ ориентиров, ждать нет никаких оснований. Да и приведут ли они к положительным результатам. Да, резкое оттягивание рублей из финансовой системы на время укрепит рубль, но что последует за этим?

 

Сценарий укрепления рубля

Представим, что сейчас ЦБ решит разом прекратить девальвацию и использует в придачу к интервенциям на рынке еще и такой инструмент денежно-кредитной политики, как процентные ставки, повысив их. В этом случае появляется очень большая вероятность того, что нестабильная банковская система просто рухнет от кредитного голода.

Банки и так сейчас находятся не в лучшем положении. С одной стороны центральный банк со своей «чисткой банковской системы», с другой вкладчики, которые активно перекладывают свои средства в крупнейшие банки, с третьей нарастание напряженности на внешних рынках, а значит и ухудшение положение с внешними займами, и продолжающийся отток иностранного капитала из страны.  В итоге банки оказываются зажаты между административным прессом и потенциальным кризисом ликвидности. Тут, правда, надо подчеркнуть, что тяжелее всего средним и мелким банкам. Крупные в этой ситуации наименее уязвимы. Их источники ликвидности пока не подводят. Но если пошатнется вся система, заденет и гигантов.

Поэтому сейчас любое неосторожное действие Центрального банка может грозить серьезными последствиями, при которых девальвация покажется просто цветочками.

И уже не столь важно, какой именно политики будет придерживаться ЦБ. Главное – не навредить своими действиями еще больше. Не имея возможности активно действовать, ЦБ пытается воздействовать на ситуацию словесными интервенциями.

 

Означает ли сказанное, что девальвация российской валюты продолжится и дальше? Тут на ситуацию можно посмотреть с двух сторон. С одной стороны, объективных предпосылок для продолжения девальвации сегодня нет. Россия со всеми другими развивающимися рынками попала в волну вывода средств, и действие этого фактора уже заканчивается, а для многих стран и уже закончилось. Финансовые потоки уже разворачиваются в обратную сторону. Кстати, ситуация в нашей стране, даже с учетом экономического застоя, гораздо лучше, чем у других.

С другой стороны: Украина. Нынешнее обострение ситуации неизбежно спровоцирует массовый вывод капиталов из нашей страны. И вполне возможно, что в новых условиях Центральному Банку не останется ничего другого, как начать тратить валютные резервы на поддержку вышедшего из-под контроля курса.

В общем, будет нетрудно подсчитать, в какую сумму обойдется нашей стране ее политика на украинском направлении. Динамика валютных резервов покажет. Долгосрочный же ущерб нашей финансовой системе, связанный с необходимостью реагировать на форс-мажорную ситуацию, может оказаться гораздо существенней. Восстановление нарушенного баланса потребует много времени и, если мерить в процентах потерянного экономического роста, обойдется дорого.

Метки:
администрирование, Россия, финансовый сектор, Банки, доллар, инфляция, Будущее, евро, прогноз, рубль, ЦБ РФ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены