Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

День сурка, или украинский нарратив

29.01.2014

Есть у революции начало – нет у революции конца.
Ю. Каменецкий

 

Пролог

Это преждевременная заметка. Еще не улеглись страсти. О первых жертвах объявлено совсем недавно. Еще стоит над городом Булгакова дым от горящих покрышек. Украине еще только предстоит определиться со своим ближайшим будущим. Блоги и социальные сети бурлят эмоциями, завсегдатаи интернета увлеченно обсуждают видеоролики и судорожные заявления политиков, методику уличных протестов и тактику подавления массовых беспорядков. Жители Украины удрученно переживают ситуацию или яростно обвиняют россиян в зомбированности. Россияне в ответ покровительственно сочувствуют растерянным украинцам и увлечено предаются ругани со сторонниками протеста.

Не будем вдаваться в интересные и малоприятные детали, поучать спецслужбы и правоохранительные органы, обличать коррумпированные политические режимы, бороться с коварными разведками, мировой закулисой и злокозненными древними тайными орденами. В своих рассуждениях о ситуации попробуем обойтись без конспирологии и будем опираться на вполне понятные, легко верифицируемые основания и однозначные выводы из них. Итак, в чем же суть разворачивающейся на наших глазах драмы и почему она абсолютно бессмысленна.

История и идеология, политика и экономика

Украина занимала особое место в ряду республик Советского Союза. Достаточно глянуть на долю украинцев в высших органах власти Советского государства, руководстве армии и правоохранительных органов. Территория, состав населения и сама украинская идентичность, включая ее важнейшую составляющую – литературный язык, были сформированы советским режимом.

Советская элита Украины – дети партийно-хозяйственного актива центральных и восточных областей, была в основном ориентирована на карьеру в союзных органах власти, в Москве, и редко связывала свои жизненные планы с малой родиной. Естественно, что на местном уровне оставались не самые лучшие. Национальный состав предперестроечных органов управления на Украине был чрезвычайно пестрый, приходилось рекрутировать даже выпускников вузов с Кавказа и из Средней Азии.

Таким образом, после распада СССР украинская элита оказалась в растерянности и идейном вакууме. Привычная карьерная колея была закрыта, никаких особых планов, связанных с доставшейся ей страной, не было. И сама страна,и украинская идентичность этой элитой воспринималась как чуждая и аморфная. Как яркий пример достаточно вспомнить второго президента Кучму, долго и мучительно осваивавшего украинский язык.

Тем не менее,перед элитой встала проблема государственного строительства. Надо было что-то делать с доставшейся подведомственной территорией, легитимизировать свою власть и дать населению перспективу. Решение было найдено.

Полноценным стремлением к формированию национальной идентичности обладали лишь жители и чиновники западных областей. В этих условиях элита Украины была вынуждена сделать ставку на запад страны и выделить его представителям место в формирующейся политико-административной системе нового государства. Что касается гуманитарной сферы, то здесь образовалось полное доминирование если не выходцев с запада, то их идеологии, традиционно враждебной в отношении бывшей метрополии.

Но упомянутая ориентированность украинской элиты на будущее, не связанное с дальнейшей судьбой подведомственной ей территории, постоянно играет существенную маргинализирующую и деструктивную роль при определении политического курса страны и бизнес-стратегий ее крупнейших экспортоориентированных компаний.

Что касается перспективы развития Украины, то выход нашли и здесь. Перед глазами был Европейский Союз в эпоху расцвета мировой экономики – с его уровнем жизни, стандартами социального обеспечения, многажды продекларированными гуманистическими ценностями, вроде уважения прав человека и верховенства закона.

Все было очевидно – вырвавшаяся из имперской зависимости молодая страна прямой дорогой идет в союз европейских народов к благополучию и процветанию.

С экономикой было сложнее и печальней. Украина получила весь комплекс проблем и пережила шок девяностых, из всех постсоветских несчастий избежав, пожалуй, только разрухи, связанной с боевыми действиями. Доставшаяся от Союза промышленность была ориентирована на поставки и потребности промышленного комплекса рухнувшего государства. Все беды, известные заставшим Россию девяностых читателям, были налицо: разрыв хозяйственных связей, рост цен, инфляция, товарный голод, безработица, обрушение обрабатывающей промышленности высоких переделов, взрывной рост преступности.

По своей структуре экономика Украины напоминала российскую – с поправкой на количество населения, объем рынка, номенклатуру производимых товаров и без экспортного изобилия полезных ископаемых.

Первыми погибли легкая промышленность и машиностроение, исключая предприятия ВПК, которые до сих пор выживают на связях с российскими смежниками и заказами на ремонт и модернизацию выпущенной ими в советское время боевой техники. Долго и мучительно умирала химическая промышленность, встроенная в советский химический кластер и зависимая от российского сырья. Относительно благополучными оказались пищевая отрасль и  металлургия. Быстрыми темпами росла недоразвитая благодаря доставшимся от советского времени структурным диспропорциям сфера услуг. Таким образом, сложившаяся в постсоветской Украине структура обрабатывающей промышленности полностью дублирует российскую и является ее прямым конкурентом в немногих отраслях, имеющих хоть какие-то перспективы для дальнейшего выживания.

Украинская экономика в целом продемонстрировала свою несостоятельность: структура государственного бюджета постоянно ухудшается, руководство страны вынуждено искать источники для погашения государственного долга и поддержания инфраструктуры.

В сложившихся условиях стоящие перед политической элитой Украины задачи в сфере экономики можно описать как:
а) встраивание страны в международную систему разделения труда путем включения ее ресурсов, прежде всего трудовых, в успешные воспроизводственные контуры мировой экономики;
б) создание и развитие ориентированных на экспорт производств с максимально возможным уровнем добавленной стоимости;
в) борьба на рынке прямых инвестиций за размещение капитала на территории Украины.

Украина, Европа и Россия

Имея постоянно увеличивающийся дефицит бюджета, Украина вынуждена постоянно искать источники средств и рынки сбыта для продукции промышленности и сельского хозяйства. Из этого неизбежно следует рост политической и финансовой зависимости от внешних игроков – ближайших соседей, рынки которых обладают платежеспособным спросом, и которые располагают финансовыми средствами для оказания поддержки Украине.

Пресловутая традиционная разновекторность украинской политики была вызвана именно упомянутыми причинами. Во-первых, украинская элита постоянно нуждалась в ресурсах для латания бюджетных дыр, а во-вторых, пользуясь геополитическими химерами, укоренившимися в головах европейских и российских политиков, постоянно устраивала между ними конкурс по политическому влиянию на Украину, сохраняя в процессе их конкуренции собственную независимость.

На текущий момент эта хитрая разновекторная игра исчерпала себя в связи с наличием нескольких обстоятельств. И в Европе и в России имеются существенные проблемы с экономикой, что неминуемо вызовет сокращение бессмысленных расходов по финансированию дутых геополитических проектов. И в Европе и в России уже раскусили премудроковарную тактику Украину, не намерены впредь с ней мириться, и потребовали жестко определиться с направлением дальнейшей интеграции Украины: в сторону ЕС или в сторону Таможенного Союза.

Перспективы

Европейский вектор движения страны выглядит более предпочтительным. Более развитая политическая система, обширный рынок сбыта с платежеспособным спросом и развитая финансовая система.

Главным препятствиемна пути Украины в Европу является тот печальный факт, что Украину в Европе никто не ждет. Официальные лица Евросоюза не раз уже делали заявления о прекращении приема новых членов в Европейское Сообщество. В приеме в ЕС отказано Турции – стране, экономика которой в значительной мере уже интегрирована в общеевропейский рынок, и стране гораздо более благополучной, чем Украина. В обстановке, когда руководство Евросоюза озабочено финансовыми проблемами и вынуждено решать вопросы, возникающие с экономиками стран Южной Европы, прием в сообщество еще одного аутсайдера выглядит нереальным. Да и главный бонус от вступления в Евросоюз – поток субсидий, пролившийся в тучные времена на страны Восточной Европы, – уже не повторится в обозримой исторической перспективе. Собственно,целесообразность самого дальнейшего существования Евросоюза в его нынешнем виде все чаще вызывает вопросы у политиков и населения его стран-участниц.

Чисто экономическая интеграция Украины в Европу также выглядит сомнительной. В настоящий момент развитые страны объявили о политике реиндустриализации, и, таким образом, остатки советской промышленности на территории Украины имеют мало перспектив для сбыта своей продукции в Европу. Теоретически, Украина может конкурировать с Польшей и странами Балтии за размещение точечных проектов сборочных производств и производств с малой добавленной стоимостью, но ее преимущества в этой борьбе неочевидны, поскольку единственный козырь украинской экономики – низкий уровень жизни и, соответственно, оплаты труда–нивелируется стремительно изнашивающейся инфраструктурой.

Требуется также отметить, что встраивание Украины в европейскую экономическую и политическую системы свяжет свободу маневра нынешней элите и бизнесу страны, привыкшим к, мягко скажем, довольно экзотическим, на взгляд европейца, способам управления страной, методам ведения бизнеса и конкуренции. Не добавляют еврооптимизма и нынешние протестные выступления: евробюрократам вряд ли понадобится еще один источник социальной напряженности в границах Евросоюза.

Более того, как можно заметить по вялой активности официальных лиц Евросоюза, США и их средств массовой информации, Запад устранился от участия во внутриукраинском конфликте и не проявляет большого интереса к дальнейшим перспективам страны.

Альтернатива ЕС – Таможенный Союз – более реальная, но гораздо менее приемлемая перспектива для украинской элиты. Безусловно, Украина может стать полноправным участником ТС со всеми причитающимися его членам преференциями. Но будущее Таможенного Союза на сегодняшний день вызывает куда больше вопросов, чем будущее ЕС. Экономика ядра ТС – России – гораздо более неустойчива, чем экономика стран Европы и Германии в частности. По официальным данным, российская экономика уже вступила в стадию стагнации, а отдельные эксперты не стесняются говорить о рецессии. С учетом стабильных цен на энергоносители можно констатировать, что старая ресурсозависимая модель развития российской экономики исчерпана, а появление и перспективы новой модели крайне туманны.

Как уже говорилось, промышленность Украины в изрядной мере дублирует структуру российской промышленности. На пути дальнейшей интеграции с Россией украинский бизнес подвергается рискам конкуренции со своими российскими коллегами, которые обладают гораздо большими финансовыми ресурсами и влиянием на территории ТС. В этих условиях перехват украинских активов российскими финансово-промышленными группами становится весьма вероятным.

Кроме того, население Украины, постоянно бомбардируемое светлым образом перспектив вхождения в Европу, просто не понимает с какой стати необходимо менять курс на интеграцию с Россией, которая ассоциируется, и во многих случаях вполне оправданно, с отсталостью, коррупцией и экономическим неблагополучием.

Резюме и прогноз

Решение стоящих перед Украиной задач по встраиванию в мировую систему разделения труда потребует полного консенсуса и самоограничения элиты либо установления авторитарного репрессивного режима с формированием политики мобилизационного типа.

Украинская элита не связывает свое будущее с будущим страны, не готова решать стоящие перед страной проблемы, а лишь увлеченно делит постоянно уменьшающийся пирог в виде государственного бюджета и изнашивающихся основных фондов промышленности.

Элита страны не готова к интеграции с Европой и абсолютно не готова к интеграции с Россией, в рамках которой украинская экономика и, в частности,промышленность, имеет хоть какие-то перспективы.

Перечисленные обстоятельства дают основания предполагать, что ситуация на Украине как едином государстве имеет два сценария развития, и оба трудно назвать радужными.

Первым наиболее вероятным сценарием является сохранение нынешнего политического уклада, что повлечет хронический политический кризис, низкий уровень жизни и перманентный, раз в несколько лет, Майдан. В ходе массового протеста население будет выпускать накопившийся за предыдущий цикл пар социального недовольства, свергая очередной политический режим.

Вторым сценарием является установление во время очередного Майдана авторитарного режима, который более решительно стабилизирует ситуацию и будет иметь предпосылки (но только лишь предпосылки!) для формирования экономической политики по решению задачи встраивания в международную систему разделения труда.

О третьем сценарии, связанном с распадом государства и очень вероятными вооруженными конфликтами по югославскому образцу, не хочется даже думать, хотя исключать его невозможно.

Таким образом, мы имеем все основания полагать, что для будущего всех украинцев не столь принципиально, кто одержит верх на улицах украинских городов. Еще более бессмысленными являются эмоциональная вовлеченность в конфликт со стороны россиян.

Кто бы ни победил – все проиграют.

Метки:
Европа, Россия, политика, Разделение труда, ex-СССР

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены