Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Про чиновников

02.12.2013

С тех пор как я принял начальство, —
может быть, вам покажется даже невероятным, —
все как мухи, выздоравливают.
Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров;
и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком.
Н.В. Гоголь, “Ревизор”

 

Начать статью хотелось бы с цитаты высказывания о государстве российского ученого и Нобелевского лауреата Ж. И. Алферова, ставшей своего рода мемом: «Если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче». К чему это я? Просто эти слова как нельзя лучше характеризуют отношение большинства к государству: мы, граждане, его содержим, а значит вправе требовать хорошей жизни и учета наших желаний и интересов. Отчасти это правда, требовать мы действительно можем сколько угодно и чего угодно. Более того, велика вероятность, что наши желания услышат и даже с ними согласятся. В таком случае, дело за малым – остается претворить желаемое в жизнь. Но может ли это государство?

Государство состоит из множества чиновников разного ранга. Ранг чиновника определяется размером и внутренним убранством его кабинета. У чиновников высокого ранга большие просторные кабинеты с красивыми люстрами и антикварными книжными шкафами, с приемной, с комнатой отдыха и с аквариумом. Центральное место в кабинете занимает большой, основательный, широкий стол. У чиновника, стоящего на пару ступеней ниже в иерархии, кабинет поменьше, на люстре не так много хрусталя, не такое большое количество книг помещается в шкафах, комнаты отдыха нет, да и стол, наверняка, не так приковывает внимание входящих. Чем больше чиновничий стол, тем шире сфера его влияния, и тем большим количеством ресурсов в своей сфере он вправе распоряжаться. И вот сидят чиновники каждый в своем кабинете за своими столом и распределяют ресурсы, вверенные им в управление в зависимости от рангов и от размеров столов и кабинетов: на этот проект выделю средства полностью по прейскуранту; следующий не подходит – ничего не дам; а на строительство этой дороги готов выделить половину от требуемой суммы, так что “идите, дорабатывайте”.

Очень важно, чтобы проекты были не особо крупные и не выходили за рамки сферы влияния чиновника, в противном случае, придется как-то договариваться с соседними кабинетами, но как - не понятно. Да и зачем? На своем участке мелкие проблемы решим своими силами, а за забором уже не моя территория. Так чиновнику проще решать свои личные задачи карьерного роста. Чем меньше явных дыр и недоработок в его сфере, тем выше вероятность того, что вскоре он займет более просторный кабинет.

На волне экономического роста государству со всем его чиновничьим аппаратом удавалось создавать иллюзию относительного порядка, и можно было даже строить планы по улучшению состояния той или иной сферы. В кабинетах кипела работа, ежедневно решалось, кому, сколько и на что выделять средств. Можно было особо не экономить – чиновникам хватало денег и на решение текущих задач на своем участке, и на исполнение срочных указов вышестоящего руководства. Благосостояние населения росло, народ активно не выражал свое недовольство действием властей и не требовал системных изменений.

Но хорошие времена кончились, на фоне бюджетного кризиса стало очевидно, что на ведение реактивной политики затыкания дыр больше нет средств. На чиновников давят со всех сторон: верхушка бюрократии требует от них самостоятельности, ответственности и экономии, население уже устало верить в программы “про все хорошее”, возрос уровень общественной активности – и верх и низ требует от чиновников объединиться и совместно решать накопившиеся проблемы. А это значит, что от чиновников ждут реализации каких-то мегапроектов и системных изменений внутри самого чиновничьего аппарата.

Хотеть от чиновников каких-то (кстати, не понятно каких) системных изменений это, по меньшей мере, странно. По-сути, предлагается каждому взять в руки топор и старательно рубить сук, на котором он сидит. Многим кажется, что достаточно просто заменить существующих “плохих и не честных” чиновников на “добрых и справедливых”. Только не понятно, чем плохи нынешние чиновники, где взять других, и с какой стати, даже если эти другие найдутся, вдруг что-то изменится. Вновь пришедшие зайдут в те же самые кабинеты, сядут за те же столы и будут делать все точно так же. Людей заменить можно, но законы бюрократии останутся прежними. Этот тезис в рамках данной статьи я разворачивать не буду. О бюрократии более подробно можно прочитать в серии статей “Заметки о бюрократии” здесь, здесь и здесь.

Интересно подробнее обсудить тему совместной работы чиновников над некими крупными проектами. Повторюсь, у каждого чиновника свой кабинет, свои ресурсы и своя сфера регулирования. Крупные, или как сейчас принято говорить мегапроекты, направлены на изменение сразу в нескольких сферах хозяйства. А значит, затрагиваются интересы сразу нескольких чиновников, то есть от них требуется совместное принятие неких стратегических решений и согласованность в вопросах бухгалтерии – кто, сколько и почему выделит своих ресурсов.

Первая проблема: никто не хочет делиться своими ресурсами. Мы же помним, что главное для чиновника – ухаживать за своим участком. Чем больше средств он в него вкладывает, тем меньше проблем видит руководство. Совместные проекты предполагают отвлечение части средств из сферы его непосредственного управления. Ему самому не хватает на поддержание чистоты, а тут еще и предлагают с кем-то поделиться.

Во-вторых, чиновнику зачастую тяжело предугадать, а иногда, наоборот, заранее ясно, какие последствия лично для него принесет реализация проекта. Могут измениться потоки распределения ресурсов, возможно, откроются новые источники получения дохода, расширится сфера влияния. А что если все будет наоборот? Даже если чиновник заранее понимает, что он останется в выигрыше, ему придется как-то убеждать своих соседей по кабинетам (за счет уменьшения полномочий и доходов которых он, вероятнее всего, и будет расширять свои) в целесообразности проекта. В любом случае, каждый из потенциальных участников взвешивает для себя все плюсы и минусы, начинаются торги, каждый преследует свои интересы – договориться о чем-то практически невозможно.

Справедливости ради отметим, что некоторые мегапроекты все-таки реализуются, но происходит это исключительно в рамках коррупционных схем и договоренностей, когда каждый из чиновников-участников очевидно может получить отдачу со своих вложений. Только общественная полезность таких проектов и их коррупционная эффективность могут сильно разниться. Ярким примеров здесь может служить сочинская Олимпиада, на подготовку которой было затрачено около $50 млрд., из которых, по некоторым данным, масштаб коррупции составил $27,6 млрд. (!).

Иногда, конечно, проекты действительно оказываются общественно эффективными, но на этапе отбора проекта эта эффективность не принимается во внимание. Критерий отбора – личный заработок чиновника.

Пора смириться с тем, что государство никому ничего не должно, и спасать оно никого не будет. Оно будет бороться за свое существование, обещая, что надо немного потерпеть и скоро все станет хорошо. Но не более того. Государство – это чиновничий аппарат, где каждый чиновник принимает решения и действует исключительно в рамках своих интересов, ни о какой ”заботе о гражданах” и речи быть не может.

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих.

Метки:
Государство, бюрократия

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены