Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Божественный ветер

17.04.2013

Что ты думаешь обо всём этом, друг мой?

-- Сайго Такамори [1]

 

-- Ниитака яма ноборо! [2]

-- Тэнно хэйка банзай! [3]

Я совершенно не исключаю, что именно такими репликами (или же, возможно, схожими) обменялись премьер-министр Японии Синдзо Абэ и глава Банка Японии Харухико Курода перед историческим объявлением эмиссионной программы на заседании правления Банка Японии, которое проходило 3-4 апреля. Фразы эти, безусловно, соответствуют моменту. Соответствуют они и ситуации в целом.

К теме Японии мы уже обращались в ноябре прошлого года, самое время проведать её ещё раз. Как и предсказывалось тогда, на парламентских выборах одержала победу Либерально-демократическая партия (ЛДП) Синдзо Абэ, она и получила возможность сформировать правительство. Для Абэ это вторая попытка, он уже занимал премьерский пост в 2006-2007 годах, но малоуспешно: проводимая им политика не встретила понимания среди населения страны, он терял популярность и ушёл в отставку якобы из-за проблем со здоровьем. Синдзо Абэ известен своими резкими правоцентристскими взглядами, и команду он подобрал себе под стать, из личных соратников, состав правительства был также усилен бывшим премьером Таро Асо, занявшим пост министра финансов.

Синдзо Абэ рьяно принялся за дело. Провозгласив своей целью восстановление конкуретноспособности японской экономики, он заявил о необходимости снижения курса иены и о политике, направленной на это. Иена пошла вниз и японские экспортёры немедленно вздохнули свободнее. Абэ также неоднократно уверял, что пойдёт на любые меры ради борьбы с мучающей японскую экономику дефляцией. Это привело к некоторому конфликту подходов между ним и тогдашним главой ЦБ Японии, более консервативно настроенным Маасаки Сиракавой. Правительство было намерено активно использовать методы количественного смягчения, аналогично США – Сиракава же настаивал, что денежная политика такого рода приведёт к формированию пузырей на рынках. В итоге под давлением правительства Сиракава досрочно оставил свой пост. Хотя до конца срока оставалось менее трёх недель, Сиракава счёл нужным сделать этот жест. Главой ЦБ Японии стал Харухико Курода, занимавший до того должность главы Азиатского банка развития, и произошло это 20 марта 2013 года.

Прошло две недели, казалось бы, Курода только-только начал осваиваться на новом месте – но заседание правления Банка Японии явило на свет Божий поистине бомбу, взорвавшую весь финансовый мир, бомбу, перед которой бледнеет "базука" Бена Бернанке.

Что же сделали японцы?

А японцы тут внезапно оказались впереди планеты всей. Фактически, они пошли ва-банк, решив на своем примере испытать модель "вечного двигателя", проверить "а что будет, если перевести весь долг на баланс ЦБ". Именно поэтому к Японии сейчас приковано самое пристальное внимание экономистов всего мира: для них происходящее в Японии – роскошнейший натурный эксперимент, с которыми в экономике туго, а моделирование разной степени изощрённости, как это ни печально,  довольно слабо отражает реальность.

ЦБ Японии уже давно ведёт программу по выкупу активов; фактически, Абэ и Курода приняли решение радикально её усилить. По состоянию на февраль 2013 года с начала 2012 года Банком Японии было выкуплено активов на ¥40 трлн. (примерно $450 млрд. по средневзвешенному курсу). Год эмиссии никак не сказался на экономических перспективах страны в лучшую сторону, все только ухудшилось, со второй половины 2012 года японская экономика находится в состоянии мягкой рецессии. Но на сей раз японские власти окончательно прорвало: Абэ и Курода пошли на беспрецедентные шаги. Было объявлено о программе "2+2+2+2": таргетировании инфляционного уровня в 2% за 2 года совместно с увеличением вдвое денежной базы и удвоением масштаба выкупа облигаций. Так, денежную базу планируется нарастить до конца 2014 года на ¥130 трлн. Выкуплено будет ¥100 трлн. гособлигаций (они будут выкупать 2, 5, 10, 20, 30 и 40-летние бумаги – фактически всё, что есть на рынке), ¥15 трлн. составят разные кредитные программы, также на ¥2 трлн. будет выкуплено японских ETF (индексных фондов). При этом прирост японского госдолга составляет ¥42-48 трлн. в год; соответственно, речь идёт об абсолютной монетизации, ведь на этом сроке более чем 100% прироста долга будет финансироваться прямой эмиссией. ЦБ Японии собирается выкупать бумаг по ~¥7 трлн. в месяц (порядка $75-80 млрд.), если сравнить с японской экономикой, то это ~1,3% номинального ВВП в месяц (!) или ~16% (!) в год. У ФРС США с выкупом $85 млрд. в месяц ($40 млрд. ипотечных бумаг и $45 млрд. казначеек) прирост выходит "лишь" 6,5% в год.

Проблема в том, что выхода у Японии особо-то и нет. Либо смирно чахнуть – либо как-то попытаться вырваться из капкана. Абэ и Курода пытаются сделать именно это. А проблем, в общем, достаточно. Японцы – стареющая нация; пожилые люди не предъявляют такого спроса, как молодёжь, ни по объёму, ни по структуре, он у пожилых не столь мультипликативен. Свою лепту в торможение внутреннего спроса вносит и японская дефляция, сиречь снижение цен: зачем покупать что-либо сейчас, если через пару месяцев оно будет стоить дешевле? Дорогая иена подрывает экспорт, он теряет конкуретноспособность против той же Южной Кореи. Собственно, торговый баланс Японии уже давно в дефиците, который стабильно растёт (кроме совсем недавнего), корпорации, дабы не потерять остатки конкурентноспособности, вынуждены инвестировать во внешние производства. Эти инвестиции приносят доход, что в значительной мере компенсирует и отток инвестиций, и дефицит торгового баланса, усиливая иену. Наконец, после катастрофического землетрясения в марте 2011 года ко этому всему добавился приток капитала по счету портфельных и прочих инвестиций, поскольку японцы были вынуждены компенсировать убытки, распродавая часть зарубежных активов, и это ещё больше укрепило иену. Здесь следует отметить, что доходы от зарубежных инвестиций оседают в карманах достаточно узкой группы людей, в то время как доходы от экспорта превращаются, фактически, в зарплаты рядовых японцев, опять же поддерживая спрос; иными словами, инвестиции вовне никак не замена экспортоориентированной экономике Японии.

Что ж, безумству храбрых поём мы песню. Но следует иметь в виду и риски такой неординарной политики. Япония критически зависит от цен на сырьё и энергоносители – снижение курса иены удорожит их, повысит издержки производств. Массированная эмиссия, не будучи чётко контролируемой, вообще может сорвать экономику страны в спираль гиперинфляции, с непредсказуемыми последствиями для экономики в целом. Проблема здесь в ставках: по депозитам в Японии дают 0,02%-0,15% годовых (в зависимости от срока), кредиты выдаются под 0,3%-1,6% для краткосрочных кредитов и под 0,9%-1,8% для долгосрочных, ставки по гособлигациям - 0,06% для двухлетних, 0,13% для пятилетних, десятилетние стоят правительству 0,4%-0,6%, а тридцатилетние 1,3-1,6%. При этом реальные (т.е. с учётом инфляции) ставки по облигациям практически никогда не уходили в отрицательную зону, но именно это крайне желательно сделать правительству; иными словами, ставки по казначейкам должны оставаться низкими даже с ростом инфляции, в противном случае затраты правительства на обслуживание долга рискуют выйти из-под контроля. Впрочем, госдолг Японии практически полностью принадлежит резидентам, в теории Япония может весь этот объём закрыть эмиссией; при этом внешний долг Японии меньше накопленных страной резервов, так что он не страшен. Да, иена рухнет, жизнь для японцев резко подорожает, экспорт получит мощную поддержку, а все вложения в госдолг мгновенно обесценятся. Фактически, при реализации такого сценария правительство Японии разорит своих граждан. Выдержит ли это японский социум – сложный вопрос, на который у меня нет ответа.

Впрочем, пока низкий уровень ставок вполне сохраняется, обусловлено это масштабами скупки, которая уже пошла с 8 апреля. Сейчас сложно сказать конкретно, во что выльются эти меры (хотя мир сделал большой шаг к сжиганию всех долгов в инферно гиперинфляции), но 100%-я монетизация означает одно: иных мер не осталось. Согласно привычным парадигмам, такие действия ЦБ Японии означают паралич и банкротство одной из крупнейших экономик планеты.

Но пока – иена упала к прочим валютам, Южная Корея уже жалуется на снижение конкурентноспособности, рост цен на энергоносители и сырьё ещё не повлиял на Японию, равно как и снижение доходов от экспорта капитала. Резко вырос японский фондовый индекс Nikkei 225; вообще рост индекса составил с прошлой осени порядка 60% - риторика Абэ явно пришлась по душе инвесторам. Более того, японцев поддержали на международном уровне: глава МВФ Кристина Лагард приветствовала эти меры руководства Японии, заявив, что "они будут способствовать росту мировой экономики в то время, когда ее перспективы начинают улучшаться"; с последним, впрочем, согласиться никак нельзя. Вместе с тем, весьма осторожно высказалось рейтинговое агентство Moody's Investors Service: "Смягчение монетарной политики в таком масштабе - явление неопробированное. Эффективность и своевременность политики японского Центробанка для достижения позитивных макроэкономических сдвигов также остаются под вопросом".

Посмотрим. Но, по крайней мере, теперь у Японии появился хоть какой-то шанс. Но этот шанс основан на отказе от намертво въевшихся за десятилетия парадигм работы. С другой стороны, процесс изменения правил игры пошёл по многим фронтам: тут и кипрское обрезание вкладов (прописанное теперь как возможное действие на уровне законов в Канаде, Новой Зеландии, Великобритании и даже США), и резко усилившееся давление на офшоры в целом.

И горе тому, кто будет продолжать цепляться за лишённое смысла старое.

Опубликовано 13.04.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

-----------------------------------------

[1] – Сайго Такамори – предводитель последнего крупного восстания самураев в в ходе гражданской войны в период реставрации Мэйдзи. Является историческим прототипом Кацумото – одного из двух главных героев фильма 2003 года "Последний самурай". В битве при Кагосиме самураи под командованием Такамори потерпели поражение, сам Такамори был ранен. Слова эти были обращены к адъютанту, произнеся их, Такамори совершил сеппуку.

[2] – "Начинайте восхождение на гору Ниитака!". Приказ адмирала Ямамото перед началом выдвижения к Гавайским островам для атаки на базу флота США в Перл-Харбор

[3] – "Десять тысяч лет жизни Императору!", японский боевой клич.

Метки:
Банки, Япония, МВФ, фондовые рынки

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены