Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Римский гамбит

25.02.2013

Один итальянец - это тенор, два - дуэт, три - много крика.

-- Герман Геринг, немецкий лётчик

 

Шахматное понятие "гамбит" происходит от итальянского gambetto – "подножка". И именно подножка может ожидать Италию, а вместе с ней – и весь Евросоюз. Дело здесь в политике – ведь на этих выходных, 24-25 февраля, в Италии прошли парламентские выборы, которые могут иметь непредсказуемые последствия. А политика, в свою очередь, завязана на экономику. Впрочем, по порядку.

Итальянская экономика давно уже не баловала жителей страны. Замечательный рост наблюдался в Италии в период после IIМировой войны до середины 70х годов прошлого века. За 10 лет с 1952 года промышленное производство в Италии утроилось; резко вырвались вперёд автомобилестроение, точное машиностроение и производство искусственных волокон. Чудесный автомобильчик Fiat Nuova 500 стал символом быстрорастущей итальянской экономики, а его собрат Fiat 124 стал в 1967 году "Европейским автомобилем года"; модифицированная версия этого автомобиля стала прототипом для ВАЗ-2101 – "копейки". А пишушие машинки Olivetti были известны по всей Европе и за её пределами.

С начала 80х годов темпы роста стали падать, но экономика страны всё ещё находилась в неплохой форме. Свою роль здесь сыграла и аккуратная, но твёрдая девальвация лиры: с 1971 года по 1985 год курс лиры к доллару США упал более чем втрое. Затем ситуация развернулась, связано это, по всей видимости, с достигнутым тогда соглашением о девальвации доллара США (т.н Plaza Accord) к корзине валют, состоящей из немецкой марки и японской иены. Италия формально в соглашении не участвовала, но оно не могло не повлиять на ситуацию. С начала 90х годов лира вернулась к падению против других мировых валют, и, когда в 2002 году Италия вошла в еврозону, курс обмена евро к лире был зафиксирован на уровне 1936,27 лир к €1.

Страна лишилась возможности манипулировать курсом своей валюты. На пользу это Италии не пошло. Это не привело к масштабной деиндустриализации по образцу Испании или, тем более, Греции – с ростом кредитования для покупки товаров из Германии и соответственным увеличением внешнего долга, экономика Италии была для этого достаточно развитой. Вместе с тем, с 2005 года торговый баланс страны однозначно ушёл в негативную зону (здесь частично виноват рост мировых цен на нефть), туда же с 2006 года последовал и счёт текущих операций. Внешний долг страны, уже на рубеже веков составлявший более 100% от ВВП (напомним, по Маастрихтским соглашениям он не может превышать 60%) никакого снижения не показал, наоборот, он вырос, составив 120% по итогам 2011 года, при этом бюджет страны перманентно дефицитен уже без малого два десятка лет – и даже в лучшие годы дефицит не всегда укладывался в предусмотренные теми же соглашениями 3% от ВВП.

С началом нынешнего мирового кризиса эти накопленные проблемы не могли не начать вылезать наружу. Ситуация в экономике страны усугубилась политическими неурядицами, каковые неразрывно связаны с именем Сильвио Берлускони. Юрист, певец, мультимиллионер, популист, медийный магнат, политик, бабник – этот жизнелюбивый 76-летний человек самим фактом своего существования подтверждает чеканную формулировку Геринга. Берлускони пришёл в политику в 1994 году, его только что основанная партия "Вперёд, Италия!" выигрывает выборы с результатом 21% на фоне обещаний "создать один миллион рабочих мест". Столь большого числа никогда не удавалось достигать другим партиям Италии (невольно напрашивается сравнение с "Единой Россией"), и политика Италии всегда строилась на коалициях. Берлускони стал премьер-министром, но его кабинет не продержался и года, поскольку развалилась поддерживавшая его коалиция, кроме того, пошли слухи о связях Берлускони с мафией.

Это его не остановило. Берлускони вернулся в премьерское кресло в 2001 году. Перед выборами он заявил о своей программе, получившей название "Договор с итальянцами". Идея эта была списана его советником Луиджи Креспи с аналогичной программы, принятой республиканской партией США в 1994 году, перед выборами в Конгресс. Программа состояла из 5 пунктов, включавших в себя снижение налоговой нагрузки, борьбу с преступностью, повышение минимальных пенсий до 1 миллиона лир (€516) в месяц, снижение вдвое уровня безработицы и массирование финансирование инфраструктурных программ. Также он пообещал не баллотироваться по окончании своего срока в 2006 году, если он не выполнит хотя бы 4 из 5 своих обещаний.

В реальности вышло достаточно смешно. Налоговая нагрузка, по данным Берлускони, снизилась – но повысилась, с учётом роста местных налогов и тарифов. Преступность по итогам срока Берлускони выросла. Пенсии также увеличены не были – при подсчётах выяснилось, что этот шаг будет весьма дорогим для бюджета страны, поэтому повышены они были лишь для лиц старше 70 лет а также для тех семейных пар, доход которых не превышал €6800 в год. Безработица была снижена на 28%, а не вдвое, с 9,9% до 7,1%; это рекорд для Италии, но невыполненное обещание для Берлускони. Наконец, инвестиции в инфраструктуру составили примерно половину от обещанного.

Свое обещание не баллотироваться в 2006 году Берлускони также не сдержал. Его коалиция незадолго до выборов приняла новый выборный закон, дающий значительное преимущество в местах в нижней палате парламента победителю выборов.  По задумке, он должен был помочь победить Берлускони, но выборы с преимуществом в 25 тыс. голосов (из 38 млн. избирателей) выиграла коалиция Романо Проди (состоящая из 9 партий), и она получила возможность сформировать правительство. Забавный момент: в 2009 году суд Милана принял решение, что "Договор" Берлускони не являлся реальным контрактом, и он, соответственно, имел полное право не исполнять эти обещания.

Правительство Проди тоже просуществовало недолго – чуть меньше двух лет. В январе 2008 года оно получило вотум недоверия в Сенате (верхней палате парламента) при 161 голосе "за" и 156 "против". В стране на апрель 2008 года были назначены внеочередные выборы. Их снова выиграла другая уже коалиция Берлускони, получившая название "Народ свободы". Радоваться ему долго не удалось – в гости заглянул продолжающйися и ныне мировой кризис.

Жизнь быстро вписала Италию в клуб проблемных стран ЕС: PIIGS – Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания – жёсткой насмешкой выглядит то, что этот акроним созвучен слову pigs, что в переводе с английского означает "свиньи". Италия в этой группе выглядит лучше всех, за счёт своих заделов и развитости, по силе экономики это четвёртая страна Евросоюза по ВВП и третья – в еврозоне. Но в этом коренится и проблема – тот же госдолг, не являясь в относительных числах чем-то чудовищным, в абсолютных представляет из себя сейчас совершенно невероятные €2 трлн. Неприятности в Италии неминуемо отразятся на Европе в целом.

Все попытки Берлускони сражаться с кризисом потерпели неудачу – госдолг продолжал расти, бюджет оставался дефицитным, стали расти доходности государственных облигаций, к осени 2011 года доходность десятилеток перевалила весьма тревожные 6% -- превышение 7% считается достаточным поводом для официального обращения за помощью, как поступали Греция, Ирландия и Португалия. Личная харизма Берлускони была изрядно потрёпана многочисленными проблемами, ему вменялись связи с мафией, уход от налогов, секс-скандалы. Осенью 2011 года Берлускони, поняв, что потерял поддержку, ушёл в отставку. Решение это было весьма позитивно воспринято народом Италии, дело дошло до танцев напротив Квиринальского дворца – резиденции президента Италии. Новым премьером Италии стал внепартийный Марио Монти, было сформировано т.н. техническое правительство. Новые выборы были назначены на 2013 год.

В прошлом году ситуация в экономике Италии не показывала внятного улучшения. Доходности облигаций удалось сбить, но в этом заслуга скорее ЕЦБ и властей Евросоюза в целом. У Италии наконец-то выправился торговый баланс (за счёт снижения импорта, более резкого, нежели снижение экспорта) и счёт текущих операций – но в целом экономика страны уже 6 кварталов подряд сокращается. Монти – убеждённый сторонник евроинтеграции, в экономике он использовал одобренные Брюсселем рецепты: сокращать госрасходы, повышать налоги, всячески ужиматься. Это привело к закономерному итогу – в Италии прошла общенациональная неделя забастовок. А тут ещё и подошли эти выборы, а в предвыборной гонке снова блистает неутомимый Берлускони.

На сей раз его правой коалиции противостоят левоцентристы, Демократическая партия, во главе с Пьером-Луиджи Берсани. По последним опросам, её поддерживают примерно 35% против 30%, готовых голосовать за "Народ свободы" Берлускони. Уровень поддержки Монти, чья группа так и называется "Программа Монти для Италии" составляет лишь 14%. При этом опросы фиксируют и значительное число неопределившихся граждан.

Также на этих выборах есть и "тёмная лошадка" – "Движение пяти звёзд". Эта экстравагантная оппозиционная партия стоит особняком на итальянской сцене. Её глава – 64-летний популярный комик, блоггер и политик Беппе Грилло. Девиз его можно перевести как "Уходим из еврозоны и не платим по долгам". Летом 2012 года популярность его партии была выше 20%, при этом, по состоянию на лето 2012 года, в Италии лишь 30% жителей считали, что в стране надо сохранить евро, а 44% выступали за возвращение к лире. Эта партия одержала победу на местных выборах в Парме и ещё в двух городах, а по итальянскому избирательному законодательству победы на местных выборах весьма позитивно влияют на места в верхней палате парламента –  Сенате.

Свою лепту добавило и недавнее отречение от трона Папы Римского Бенедикта XVI. Оно отвлекло внимание от предвыборной кампании Берсани, снизив её эффективность. В то же время хитрый Берлускони сделал действительно сильный ход: он разослал по всей стране 9 миллионов писем. Каждое из них начинается прямым обращением к адресату ("Дорогой Марио!"), заканчивается добрыми пожеланиями, а содержимое сообщает, что в случае его победы новое правительство гарантирует компенсацию налога на недвижимость, уплаченного в 2012 году, а заодно отменить сам налог; разумеется, его тут же обвинили в подкупе избирателей. Кроме того, Берлускони, который за годы научился тонко чуять настроения масс, перенял кое-что из намерений Грилло.

Про Италию есть ещё одна поговорка. "Всё, что севернее Милана – Германия, а что южнее Неаполя - Африка". Это распределение отражает региональные дисбалансы в экономике Италии – промышленно развитый Север и отсталый преимущественно аграрный Юг. С политической точки зрения это значит, что у партии "Лига Севера", выступающей за сецессию Северной Италии, тоже есть своя группа поддержки. Составляет она порядка 5%, это вроде бы немного – но в условиях итальянской коалиционной политики эти проценты могут означать разницу между победой – или поражением.

Итак, каковы же прогнозы на итог выборов?

Относительно "приличным" с точки зрения ЕС вариантом является победа Берсани, который формирует коалицию с Монти. Это означает, фактически, проодолжение текущего курса. На некоторое время ситуация будет заморожена – но политические дрязги вернутся, когда поддержка коалиции начнёт падать, а правительству надо будет принимать тяжёлые решения. Не стоит забывать, что в IV квартале 2012 года экономика страны сократилась на 0,9%, это максимальный спад со II квартала 2009 года. Возможен вариант, что им не хватит голосов для создания коалиции, достаточной для формирования правительства. В таком случае – это перевыборы. Вероятность такого сценария, по оценке фонда Рубини – 55%.

Оставшиеся 45% являют из себя рисковые сценарии, представляющие из себя частичную или полную победу Берлускони. В таком случае на рынки придёт волатильность, снова начнётся рост доходностей облигаций страны, начнёт трясти и так держащийся на честном слове ЕС. Вероятно обращение Италии за помощью к Брюсселю – тому самому, от которго значительная часть граждан страны хочет обрести независимость. В любом случае, простым способом эта ситуация разрешена быть не может.

Вообще говоря, действительно хороших выходов здесь не просматривается. Евросоюз действительно держится сейчас на честном слове, надёжность системы в целом очень низка. Ситуация ухудшается перманентно, и может прорваться где угодно - что немедленно потребует серьёзных мер. Но готова ли к ним Европа? Тот же Кипр, его долг сейчас составляет ничтожные в масштабах ЕС €17 млрд. Но выделять деньги – значит потворствовать безответственности, значит злить основного донора ЕС – Германию. А не выделять деньги фактически равносильно дефолту Кипра, и кто знает, какого масштаба лавину это за собой повлечёт?

Схожа ситуация с Грецией. Им списали часть долга, другую часть реструктурировали, растянув выплаты. Социально-экономическая ситуация в стране аховая, но ЕС это не волнует. А волнует их мнение инвесторов. Один раз они, скрепя сердце, стерпели потери на списаниях и реструктуризации, но возможно ли это ещё – или это вызовет лавину распродаж бондов, к которой немедленно подключатся мировые спекулянты всех мастей? Нет ответа на этот вопрос, а риск – огромен. Опять же, готов ли к рискам ЕЦБ? Словесные заявления Марио Драги – это прекрасно, но готов ли он, в случае распродаж, начать их безлимитную скупку, чтобы удержать доходности, рискуя, таким образом, не просто снижением курса евро – но жестокой инфляцией, которая ударит по карманам граждан?

И Италия добавляет свою долю неприятностей. При этом, повторимся, её экономика очень большая. Соответственно, проблемы её в абсолютных числах также велики. Полтора года рецессии – это серьёзно. Но и другие киты ЕС страдают, в минус по итогам IV квартала 2012 года ушли экономики Франции и Германии. И проблемы ЕС в целом неминуемо отразятся на всём мире, в том числе на России, ведь ЕС наш крупнейший торговый партнёр. Особый шик ситуации придаёт недавнее заявление Китая о том, что "доллар остаётся главной резервной валютой". Фактически, это завуалированное признание разочарованности Китая в Европе и в евро и недовольство хронической заторможенностью европейской бюрократии, её неспособностью к быстрому реагированию на меняющуюся ситуацию.

Посмотрим. Вдруг эту бюрократию расшевелит итальянская импульсивность. Маловероятно, конечно, но если это случится, то можно быть уверенным – это будет весьма театрально.

Но этого всяко недостаточно для выхода из кризиса.

Опубликовано 23.02.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа, Кризис, ЕЦБ, облигации



15 марта 19:00-21:00
Прогноз мировой и российской экономики на 2018 год

При оплате до 12 марта
стоимость курса 7000 рублей

При оплате после 12 марта
стоимость курса 9000 рублей

Предоплата 5000 рублей

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены