Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Сломанная катана

26.11.2012

Пируют в праздник
Но мутно моё вино
И чёрен мой рис

-- Мацуо Басё

 

В своё время я написал две статьи, посвященных Японии. Одна из них была посвящена экономическим последствиям землетрясения, случившегося 11 марта 2011 года, и последовавшей за ним аварии АЭС "Фукусима-1". Другая – влиянию этих событий на российско-японскую торговлю. После этого темы Японии я не касался – вроде работают, восстанавливаются после последствий неуправляемой стихии (и управляемого человеческого фактора). Помнится, сразу после этих бедствий было очень много надежд на восстановление – мол-де надо будет отстраивать разрушенное, пойдут инвестиции, начнётся рост, раскрутится маховик экономики, и так далее и тому подобное. Прошло более полутора лет – самое время проведать Японию.

В общем и целом, можно совершенно однозначно констатировать: эти ожидания оказались бесплодны. И очередным подтверждением этому неприглядному факту стали данные о торговом балансе Японии, вышедшие на этой неделе: в октябре с.г. торговый дефицит Страны Восходящего Солнца достиг ¥548,97 млрд. ($6,76 млрд.), что составляет рекорд аж с 1979 года.

Началось всё с энергетики. После аварии на Фукусиме японские власти отдали приказ заглушить все имеющиеся в Японии атомные станции, с целью техосмотров и профилактики. Решение, в общем-то, было исключительно политическим – на других станциях ситуация была вполне штатной, с чего бы им мешать работать? Но банальная радиофобия сыграла свою роль, кстати говоря, подобные же настроения ныне превалируют и в находящейся на другом краю света Германии. Реакторы были остановлены, начались проверки, а тем временем правительством было принято решение о полном отказе от ядерной энергетики к 2030 году. Публика встретила это с энтузиазмом, а специалисты – с пальцем у виска, ведь на атом приходится порядка 30% всей вырабатываемой в Японии энергии. Предполагается заменять их на возобновляемые источники энергии – в которые, по предварительной оценке, надо сначала вложить порядка ¥50 трлн. (более $600 млрд.).

Увы и ах, возобновляемые источники энергии – это далёкое лучезарное будущее, кроме того, с современных рыночных реалиях значительная часть мощностей возобновляемой энергетики существует постольку, поскольку является дотационной со стороны мировых правительств, ибо не держит конкуренции против традиционных источников – углеводородов, гидроэнергетики и атома. Так или иначе, в суровом настоящем Япония столкнулась с вполне реальным энергетическим кризисом. Из 54 реакторов в стране к осени 2011 года в строю остались 11, а к весне 2012 – только один-единственный. Чтобы скомпенсировать выпавшие мощности, Японии пришлось повысить нагрузку на тепловые электростанции, увеличить импорт углеводородов и пойти на очень значительные меры экономии, вплоть до замены ламп на светодиоды, гашения рекламных вывесток и снижения до минимума мощностей офисных кондиционеров – что, в свою очередь, повлекло изменения в дресс-коде – очевидно, в сторону его облегчения.

Сейчас ситуация с атомной энергией несколько улучшилась – несколько месяцев назад в префектуре Ои была перезапущена остановленная после событий на "Фукусиме-1" атомная станция. Однако это вызвало значительные протесты населения, пикеты и демонстрации, которые продолжаются и по сей день – так, 11 ноября многочисленная акция протеста против перезапуска АЭС прошла в Токио.

Тем временем "Фукусима-1" продолжает травить – так, уровень радиоактивности рыбы, выловленной неподалёку от префектуры Фукусима (где, понятно, и расположена злосчастная станция) превышает норму более чем стократно.

Однако энергетика – не единственная проблема страны. Далеко не всё гладко и в политике.

Нынешний премьер-министр Японии Ёсихико Нода сменил своего предшественника Наото Кана 30 августа 2011 года, при Кане Нода занимал пост министра финансов. Нода стал шестым премьером за последние пять лет – и третьим за два (ныне уже три) года правления Демократической партии Японии (ДПЯ). Опять же, поначалу надежд было много – но толку вышло мало. Так. за 2012 год состав правительства менялся уже трижды, а один раз, 1 октября, оно в полном составе подало в отставку – и было обновлено наполовину. Увы, рейтингу это не помогло – на начало октября он составлял 22%, к концу его снизился до 18%, при этом следует помнить, что в Японии порог в 30% считается критическим для нормального функционирования правительства.

Законодательная власть также в раздрае – неделю назад, 17 ноября, Нода распустил нижнюю палату парламента – палату представителей. 4 декабря начнётся избирательная кампания перед внеочередными выборами, которые состоятся 16 декабря. Нода пошёл на роспуск парламента под давлением оппозиции, в первую очередь Либерально-демократической партии (ЛДП), которая активно критикует экономическую политику правительства. При этом у ЛДП есть хорошие шансы по результатам выборов укрепить свои позиции в парламенте – согласно опросу, проведённому в октябре 2012 года, за ДПЯ были готовы голосовать 13% избирателей, а за ЛДП – 36%. Забавный момент – заявление лидера ЛДП Синдзо Абэ о намерении подтолкнуть инфляцию в стране новыми стимулами экономике опустило курс иены до полугодового минимума – что, разумеется, в плюс экспортоориентированной экономике Японии. Ранее такого же результата Банку Японии не удалось достичь даже расширением программы выкупа гособлигаций на ¥10 трлн. ($130 млрд.).

Неладны дела и во внешней политике. Сейчас уже мало кто помнит, что аккурат перед землетрясением в Японии происходило весьма активное нагнетании антироссийской истерии, связанной с вопросом принадлежности Курил. Дело доходило до того, что некоторые алармисты выписывали сценарии локальных военных действий с участием армий России и Японии. Землетрясение очень своевременно положило конец этой теме, но лишь на время – из повестки дня в Японии она не ушла.

Сейчас территориальные проблемы Япония имеет с Китаем, речь идёт об островах Сенкаку, которые в Китае именуюся Дяоюйдао. Формально они принадлежат Японии с 1895 года, и японская сторона стоит на этой позиции. До 70х годов прошлого века Китай не обращал на эти острова никакого внимания, но когда стало известно о запасах шельфовых углеводородов в прилегающей акватории, заявил о своих территориальных претензиях. Конфликт интенсифицировался после того, как японское правительство выкупило три из пяти островов, которые принадлежали частным лицам. Китай потребовал от Японии аннулировать это решение, Япония отказалась, после чего по Китаю прокатились антияпонские выступления. В результате этого ряд японских компаний был вынужден прекратить свою работу. Также в Китае активно распространился бойкот японских товаров, что сильно ударило по экономике Японии – так, в октябре продажи Toyotaв КНР оказались на 44% слабее, чем годом ранее (после -49% месяцем ранее), а Honda потеряла 54% (после 41% в сентябре) по сравнению с 2011 годом. И это ещё не конец; отрадно на этом фоне выглядит лишь то, что Япония приняла меры по избавлению от зависимости от Китая по редкоземельным металлам, активно использующимся в японской промышленности, заключив соответствующие договора с Индией и Казахстаном – но когда ещё эти каналы поставок войдут в полную силу.

Завершая тему политики, хотелось бы отметить, что лидер набирающей популярность ЛДП Синдзо Абэ недавно опять навестил храм Ясукуни – военный мемориал в Токио, посвящённый всем воинам Японии. Эти визиты всегда вызывают острое недовольство в Китае и Корее – потому как посвящён он, среди прочего, и японцам, воевавших в этих странах – и которые запомнились местным населением как безжалостные каратели. Если сложить такие знаки с усталостью японского общества от двух десятилетий застоя, его дрейфа в сторону национализма и милитаризации, то окажется, что мы можем наблюдать начало возврата Японии в сторону ценностей и намерений вековой давности.

Однако любые военные приготовления должны быть поддержаны экономически. И вот с этим в Японии ситуация остаётся совершенно беспростветной. Растет госдолг, давно вышедший за значение в 200% от ВВП (напомним, у Греции он сейчас порядка 170%, у США немногим более 100%) – спасает страну лишь то, что он на 93% принадлежит резидентам, фактически, граждане Японии кредитуют японское же правительство – хвала моноэтничной стране, отсутствию мигрантов и нацеленным на стабильность социуму и культуре.

Но это не помогает прочим показателям: промышленное производство падает – годовой спад составляет сейчас 8,1%, снижаются расходы домохозяйств и розничные продажи. Рухнул и опережающий индикатор машиностроительных заказов, упав на 4,3% после -3.3% в августе, годовое падение здесь составило 7,8%. Заказы на станки и оборудование в октябре упали на 6,7% в год после сентябрьского падения на -2,6%. Индекс экономических наблюдателей достиг минимума с мая прошлого года – т.е. с момента сразу после землетрясения и фукусимской аварии. Выше уже упоминалось о дефиците торгового баланса, рекордном с 1979 года – это не было бы столь печально, если бы это не был пятый месяц дефицита подряд. Тем временем Банк Японии продолжает ультрамягкую политику нулевых ставок и выкупа на вторичном рынке гособлигаций страны (фактически, эмитируя иену) – но значимых дивидендов в виде снижения курса иены это не приносит.

Наконец, данные по ВВП за 3 квартал показали падение на 0,9% (3,5% в годовом исчислении), годовой прирост составил всего 0,1% -- и это с учётом эффекта низкой базы годом ранее. Просело частное потребление, просели инвестиции в основной капитал, чистый экспорт тоже сыграл свою роль, поддержали ситуацию лишь могучие госинвестиции на восстановление, что позволяет держаться на плаву строительному сектору.

Неудивительно, что некоторые американские хедж-фонды скупают кредитные дефолтные свопы (CDS) на облигации крупных японских корпораций (фактически, страхуются от их дефолта – отчего стоимость страховок растёт, с 1 июля она в среднем удвоилась). Они полагают, что падение будет продолжаться, есть ожидания рецессии в 4 квартале.

Есть ли нормальный выход из нынешней ситуации для Японии?

Возможно, есть. Но я его не вижу.

Опубликовано 24.11.12 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Кризис, Китай, Япония



15 марта 19:00-21:00
Прогноз мировой и российской экономики на 2018 год

При оплате до 12 марта
стоимость курса 7000 рублей

При оплате после 12 марта
стоимость курса 9000 рублей

Предоплата 5000 рублей

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены