Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Муравей и монополия

16.11.2020

Шейный сустав лугового муравья способен
выдерживать вес, в 5 тысяч раз
превышающий массу его тела.

Биологическое

 

Первый раз информация о грядущем IPO китайской компании Ant Group попала ко мне с явно синофильским комментарием. Вот, мол, пока США зачем-то занялись вопросом раздела своих IT-монополий (месяц назад демократы в Конгрессе назвали Apple, Facebook, Google и Amazon монополистами и предложили их разделить), китайцы не забивают себе мозг этой ерундой и вовсю пользуются плодами госкапитализма. Тем интереснее было узнать, что означенное IPO было буквально в последний момент отменено, иными словами, госкапитализм никак не сработал. Вся эта тема довольно любопытна и потому заслуживает рассмотрения.

История Ant Group неразрывно связана с известным всем сайтом AliExpress и всей его экосистемой. Создана эта компания была давным-давно, а именно в 2004 году, когда на пятый год существования Alibaba Group лидер компании Джек Ма запустил платежный сервис AliPay. Ему предшествовали иные работы – так, в 2003 году был запущен сайт Taobao, ставший одним из первых маркетплейсов, ориентированных не жестко на бизнесы, но на торговлю между частными лицами  – которые, в свою очередь, вполне могли выступать как представители бизнесов. Создание AliPay было естественным продолжением, расширением функционала всей платформы. Но судьба ее на тот момент не казалась такой безоблачной.

Дело в том, что на тот момент в китайском сегменте сети активную экспансию вели американские игроки, в частности, eBay – и их надо было победить. Джек Ма дал на американское присутствие истинно китайский (в общепринятом понимании) ответ – сделав ставку на массовость и гарантии. Так, система Taobao отменила привычную для рынка комиссию за размещение объявлений, кроме того, она стала запрашивать паспорта и банковские счета у продавцов при регистрации их, заранее обеляя таким образом возможную транзакцию. AliPay, соответственно, тоже играла в эту же сторону: своя собственная интегрированная платежная система не брала комиссии от оплаты товаров, что дополнительно стимулировало приток пользователей. Опять же, безопасность торговли была поставлена во главу угла: деньги не поступали на счет продавца, пока покупатель не давал сигнал, что товар получен и с ним всё хорошо. Именно с внедрением AliPay китайская онлайн-торговля начала свое победоносное шествие.

Помогла, впрочем, и специфика. Бизнес Taobao. очевидно, рос и развивался в Китае, под чутким присмотром старших товарищей и их инструмента – того самого великого китайского файрволла, резко усложняющего доступ к внешним сегментам мировой сети. eBay, с другой стороны, занялась переносом пользователей, данных и функционала на американские сервера. Доступ к ним закономерно усложнился, после чего клиенты начали утекать с сервиса, бывшего недавно лидером рынка. Раунд сражения остался за Taobao.

После этого вся система продолжила обрастать сервисами, призванными максимизировать удобство для участников, а через это – и доходы от них. Так, у Taobao появилась своя внутренняя логистика: наличие прямого доступа ко всем заказам по всем городам и весям Китая, равно как и к данным по размерам и массе этих заказов позволило наиболее активным образом выстраивать логистические маршруты, а также оптимизировать механизмы и время доставки товаров. Глубина обсчета достигла даже физического формирования списка груза автотранспорта с его распределением по полезному объему транспортного средства. С другой стороны, в сфере финтеха, система тоже подверглась изменениям: так, в 2013 году Alipay создала собственный инвестиционный фонд Yu’e Bao, при помощи которого можно было инвестировать находящиеся на личном счету средства, для этого не требовалось как-либо выводить деньги с этих счетов. При этом процентная ставка в инвестициях такого рода превышала таковую для банковских депозитов. Сервис AliPay все более и более превращался в финансового монстра, но существующего как-бы "невидимо", работающего вне регуляторного поля китайских чиновников.

Примерно в то же время произошла одна достаточно мутная история, связанная с "дружбой" Alibaba Group с другими американцами, Yahoo! – дружбой, закончившейся разводом с битьем посуды. Дело было в том, что в определенный момент Alibaba (напомню, и Taobao, и Alipay были, по сути, дивизионами этого холдинга) выкупила платежный бизнес, принадлежавший Yahoo! и работающий на китайский рынок. Сделка M&A была организована как обмен активами – Yahoo! получила 43% от доли в Alibaba Group и, фактически, могла своим пакетом голосов блокировать те или иные инициативы Джека Ма. В теории, да.

На практике же вышло иначе. Через некоторое время Джек Ма пришел  к выводу, что сделка эта для его стороны не является так уж заметно выгодной – и начал предлагать Yahoo! выкупить у нее свою долю, хотя бы частично. Американцы предсказуемо отказывались, поскольку они видели перспективы всей это сферы и не хотели упускать контроля, по крайней мере, без увесистой компенсации. Дать ее Джек Ма никак не мог, хотя бы в силу того, что свободных средств у Alibaba Group было не особо много, все, что холдинг зарабатывал, немедленно уходило не в сверхпотребление и не в "тихую гавань" для капитала, но в развитие всего сервиса. Но на свободу тем не менее хотелось – и в итоге Джек Ма как глава Alibaba Group попросту продал за условный цент весь дивизион AliPay Джеку Ма, главе небольшой собственной компании. Как это произошло и почему американцы не смогли заблокировать эту сделку, прямо ведущую к размыванию активов и прямым и однозначным потерям – вопрос открытый, но факт остается фактом. Сам Джек Ма при этом сослался на китайское законодательство и сложности лицензирования – но, так или иначе, американцам пришлось проглотить откровенный "кидок".

Дальнейшая история развивалась сугубо и исключительно в нарастающем ключе. Ещё через некоторое время AliPay, получившая новое "рабочее" название Ant Group, стала активно расширять свое присутствие на финансовом рынке Китая. Новым направлением стало кредитование, обычное и микро-, и опять же в пользу сыграл огромный клиентский охват и, самое главное, настоящие живые данные о покупках, из чего относительно несложно строится полный цифровой портрет клиента, в полном соответствии с постулатом "если вы не платите за некоторый сервис, то вы и есть предлагаемый товар". Это позволило Ant Group создать свою скоринговую платформу, позволяющую точно и детально, по характеру и "качеству" покупок, оценивать клиентов по этому ключевому параметру, присваивать рейтинги и, при необходимости и наличии запроса, обеспечивать их финансированием. Это был прямой заход на поляну традиционного банковского сектора КНР – но он и стал причиной того, что на Ant Group "обратили внимание". Сервисом активно заинтересовался китайский регулятор.

Нет, пока это не привело к особым проблемам для Ant Group, его никто не закрывает, а самого Джека Ма в тюрьму никто не гонит – но от причин, приведших к этому фокусу, отбиться весьма сложно. Так, весь этот сервис уже давно вышел за рамки чисто платежной системы, фактически, взяв на себя функции банка, но при этом находясь вне правового поля, вне всех регуляторных усилий по нормализации работы банковского сектора. По имеющейся информации, вето на IPO наложил лично председатель КНР товарищ Си Цзиньпин. Общий же итог конфликта пока остается неизвестным.

Вообще говоря, изучая всю эту историю, я никак не мог отделаться от мысли, что "где-то я это все уже видел". Память в итоге подсказала, где именно: в фундаментальной книге Дэниела Ергина "Добыча" был блок, расписывающий историю формирования крупнейшей (на то время – конец XIX века) американской нефтяной компании Standard Oil Джона Рокфеллера. Конец ее был печален – компания подверглась разделу на мелкие составляющие согласно решению суда, применившего антимонопольный закон. Истории эти похожи тем, что Китай, по сути, повторяет европейский и американский пути; если Запад давным-давно пришел к выводу. что монополии это локально хорошо, но глобально плохо, а потому их надо разделять, то Китай такого опыта на институционализированном уровне попросту не имеет. Опять же, ситуация слегка изменилась: монополии, сохраняя возможность метко и точно направлять капиталы, обрели инструменты вроде lean, agile и разнообразной big data, что, в теории, позволяет отсрочить момент превращения в неповоротливого монстра, кормить которого становится себе дороже. Но, скорее всего, принципиального изменения ситуации это не принесет, несмотря на внешнюю привлекательность монополий.

Опубликовано 15.11.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Китай, финансовая система

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены