Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Будни стабильности

09.10.2019

Описывай, не мудрствуя лукаво…

А.Пушкин, "Борис Годунов"

 

Начать этот текст хотелось бы с небольшого возвращения к напечатанному. В предыдущей заметке, написанной неделю назад, был рассмотрен проект бюджета на следующий 2020 год, а заодно с ним – предварительная версия бюджета 2021-2022 годов. Было отмечено, что этот проект ожидают, в лучшем случае, косметические изменения, и что из него следует продолжение текущего курса – с его фокусом на закрытость, выдачу денег на силовиков и сам государственный аппарат. В целом же вывод был сделан неутешительный: бюджет следующего года – это не бюджет развития, это бюджет экономии, накопления валютных запасов и подготовки к худым временам, какими бы они ни были.

С развитием я, конечно, был очень щедр. Россия ещё где-то на рубеже 2013-2014 годов добралась до пределов текущей экономической модели, основанной на экспорте углеводородов, и получить экономический рывок в её рамках можно только при резком и длительном увеличении цен на них куда-либо к уровням около $150 за баррель. Очевидно, это не представляется возможным, равно как и не представляется возможным даже предположить какие-либо дерегуляционные меры, которые поддержали бы деловую активность. Так, за прошлый год в стране было открыто около 290 тысяч новых предприятий, а закрылось – более 600 тысяч. И, похоже, никого эта деградация экономической ткани социума особо-то и не волнует, скорее, ожидается, что в следующем году как-то начнут работать нацпроекты, в результате чего экономика получит заметный толчок, и жить в целом станет лучше и даже, возможно, веселее, хотя и не всем.

Так это будет или не так – покажет время, я в отношении нацпроектов достаточно скептичен, опять же, исторический опыт последних лет показывает, что разнообразные планы и проекты в Российской Федерации реализуются как-то не очень эффективно. Речь на сей раз пойдет о других вещах: о тех реальных итогах, которые принесла проводящаяся в настоящий момент финансово-экономическая политика. Та самая политика, которая вполне логично вписывается в понятие "мобилизационной экономики", каковая так приветствуется некоторой частью российской патриотической общественности.

История заключается в том, что в России по итогам сентября этого года индекс деловой активности в производственном секторе (Manufacturing PMI) рухнул с 49,1 до 46,3 пункта. Индекс этот, напомню, считается довольно просто: менеджеры по закупкам соответствующего уровня опрашиваются по несложной схеме, они отвечают, как изменилась ситуация в их отрасли за отчетный период – стала лучше, хуже, или же осталась неизменной. Шкала также понятна – значение индекса в 50 пунктов свидетельствует о стагнации, нахождение его выше – о расширении экономики, а ниже – соответственно, о сжатии. Индекс этот, конечно, субъективен, но он являет собой отличный и быстро получаемый срез ситуации и настроений в выбранной сфере. И этот индекс по итогам сентября показал минимум более чем за 10 лет (!), с самого кризисного мая 2009 года, а в целом по итогам III квартала он показал среднее значение в 48,2 пункта, что тоже есть худший показатель с пика кризиса 2014-2015 годов.

Данные эти, вообще говоря, катастрофические. Исследователи (IHS Markit) указывают, что в промышленности фиксируется рекордное падение объёмов выпуска и инвестиций в новое производство, и что это происходит на фоне максимального за три года сокращения экспортных заказов на российскую продукцию. В результате, по данным исследования, промышленники "окукливаются" – сокращают закупки, распродают имеющиеся товарные запасы и резко повысили активность по сокращению персонала, при этом темпы сокращения уровней занятости – самые большие за 5 месяцев, с мая этого года.

Понятное дело, бизнес занимается всем этим не от хорошей жизни. Такие действия всегда вызваны одним категорическим фактором: нехваткой спроса. И если относительно внешнего спроса и его сокращения можно строить те или иные гипотезы, которые будут между собой весьма сильно различаться хотя бы в силу различия ситуации в самих отраслях, то про российский спрос можно высказаться однозначно. Дело в том, что у людей не хватает денег и, вполне вероятна, нехватка эта из количественной стала превращаться в качественную. Снижение реальных денежных доходов населения, напомню, продолжается уже пять лет, то ускоряясь, то замедляясь, и если раньше этот эффект не был заметен в том числе и в силу роста объёмов кредитования населения, то сейчас этот фактор уже не работает.

Собственно, буквально только что, в субботу 6 октября появились свидетельствующие об этом данные Минфина. "В то же время динамика реальных располагаемых доходов населения [...] остается отрицательной (-1,3% за первое полугодие 2019 года) на фоне возрастающего негативного вклада обязательных платежей, в том числе процентов за предоставленные кредиты" – так было сказано в материалах министерства к проекту бюджета, внесенных в Госдуму. Но причина нехватки совокупного спроса не только в повышении кредитной нагрузки, в конце концов, люди берут потребительские кредиты, сокращая своё потребление в будущем, не от хорошей жизни. Я бы здесь ещё добавил и повышение НДС с 18 до 20%, и ужесточение мер по сбору налогов, и регулярный рост акцизов на бензин, и даже наступление на самозанятых. Увы и ах, за "мобилизационную экономику", такую суровую, пафосную и имперскую, оказывается, надо платить из собственного кармана.

При этом, судя по текущей информации, государственное давление в этом направлении будет продолжаться и впредь. Так, неделю назад я уже писал, что в проекте бюджета заложено сокращение налогов с нефтяников более чем на 300 млрд. рублей, недостающую сумму планируется собрать с населения и прочего бизнеса. Тем временем Валентина Мативенко, третий человек в государстве, предлагает обложить налогом всех самозанятых в стране, грядущий запуск третьего этапа системы электронной ветеринарной сертификации грозит повысить цены на молочные продукты на 10-12%, а ставки утилизационных сборов на автомобили будут с нового года повышены на более чем на 100%. В общем, государство старательно изыскивает новые способы изъятия денег из карманов граждан, что и приводит уже к явно видимому макроэкономическому эффекту. Впрочем, пресловутая патриотическая общественность наверняка увидит в этом козни либералов и Центробанка, после чего потребует снижения ключевой ставки. Ей не привыкать.

Можно посмотреть и с другого направления. На этой неделе вышло исследование ВШЭ, согласно которому в нынешней РФ к среднему классу можно отнести только 10 млн. человек, что составляет около 7% населения. Хуже того, из этой когорты очень просто вылететь: рождение одного ребенка уменьшает шанс остаться среди среднего класса в полтора раза, двое и более детей уменьшают его вчетверо. В целом же доля совокупных доходов, приходящаяся на группы населения со средним доходом, сократилась с 18,8%  в 1990 году до 15,1% в 2018 году, т.е. средний класс в нынешней РФ находится в худшем положении, чем в позднем СССР. Из этого, на мой взгляд, можно сделать предварительный вывод, что с точки зрения уровня доходов населения богатые путинские нулевые уже полностью сошли на нет.

В заключение надо отметить, что текущая экономическая ситуация начинает уже отражаться на настроениях социума, обретая политические черты. Речь здесь не о рейтингах, но о прорывах недовольства людей. Сначала это были медики в Нижнем Тагиле, потом детские онкологи из НМИЦ им. Блохина. Данные события, на мой взгляд, стоит рассматривать вместе с резонансными политическими делами этого сезона – историями Голунова, Устинова и Миняйло. Эти события –  редкие ранее проявления солидарности, из них, на первый взгляд, можно выкристаллизовать предположение о новых профсоюзах, но это будет неточно. Солидарность проявляется и национальная – власти Якутска согласовали акцию в поддержку шамана Александра Габышева (который, напомню, был взят под стражу и признан невменяемым – ну чем не карательная психиатрия), а сенатор от Хакасии Владимир Штыгашев ярко и жестко выступил в Совете Федерации относительно применяемой к региону налогово-промышленной политики. И, вполне вероятно, это лишь первые звоночки грядущих больших изменений российского экономического / политического ландшафта.

Опубликовано 06.10.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

P.S. 7 октября стало известно, что Минэкономразвития предложил ещё на 4,9% повысить налоги на малый бизнес.

Метки:
Россия, бизнес в России, налоги, инвестиционный климат

 
© 2011-2019 Neoconomica Все права защищены