Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

День инвестора

10.06.2019

"Не идут инвесторы в улус,
ну никак-никак не идут."

Р.Злотников, "Виват, Император!"

 

В северной столице только что завершился Санкт-Петербургский Международный Экономический Форум. Серьезное и важное мероприятие, призванное всячески показать ведущую роль России среди мировых экономических держав, а также лишний раз прорекламировать её как превосходное место для инвестирования, хранения капиталов и в целом осуществления экономической деятельности. Более того, можно говорить, что этот "русский Давос" является едва ли не ключевым имиджевым проектом в сфере российской экономической самопрезентации – раз уж проект по превращению Москвы и международный финансовый центр тихо помер года так три тому назад. В общем, планов громадье, а надежд ещё больше – да вот только с инвестициями последнее время оно как-то не очень хорошо получается. Об этом и будет данная заметка – и начать её стоит с одного рамочного суждения.

Надо понимать, что инвестор это не добрый дяденька, который спит и видит лишь одно – как бы куда-либо вложить денежки. Инвестиции в общем случае (об исключениях чуть ниже) делаются только и исключительно под возможность заработать, т.е. вложить одну сумму, а получить из этого всего другую, сильно больше. Иначе говоря, инвестор – никак не благотворитель, это та самая зубастая "акула капитализма", которой, в целом, совершенно нет дела до процветания той локации, куда идут инвестиции. Он намерен, в конечном итоге, извлечь из неё деньги, которые там по какой-то причине имеются, переложить их в свой карман, увеличить своё богатство во всех его проявлениях – от запасов на счетах до оборота принадлежащих ему фирм.

При этом забавным здесь являются две вещи. Первая – то, что этому желанию надо следовать неукоснительно, поскольку промедление и смена фокуса чреваты выносом с рынка более активными конкурентами. Вторая же заключается в том, что именно в рамках такой деятельности инвестор и делает "полезную работу" – спрямляет кривую логистику, реагирует на спрос, создаёт предприятия, открывает рабочие места, платит налоги и, в итоге, осуществляет тот самый возведенный нынче в абсолют экономический рост. При этом экономический рост отмечается уже на этапе создания предприятия, того самого инвестирования – ещё задолго до того, как оно разворачивается, укрепляется и начинает приносить прибыль.

Из этого вроде бы самоочевидного суждения следуют два вывода. Во-первых, строго говоря, не имеет никакого смысла привычное уже, обыденное разделение бизнесов на промышленный, торговый, финансовый, обслуживающий и так далее. Любой бизнес ориентирован на извлечение прибыли (денег), на получение большего, чем было вложено. Не имеет значения суть бизнеса, не имеет значения его рынок, конечный ли это частный потребитель либо же, например, спектр компаний, которые заказывают веб-сайты, обучение продажам или же канцелярские принадлежности. Все они, в конечном итоге, извлекают деньги из потребительского сектора – и постоянное пополнение его, в том числе посредством фискально-бюджетных механизмов (льгот и пособий), а не только зарплат, есть дело довольно важное в масштабе страны, в противном случае это прямое приглашение для депрессии. Собственно, ровно это сейчас и наблюдается в РФ.

Во-вторых, перед потенциальным инвестором всегда присутствует целый пул вероятных точек инвестирования – стран, отраслей, географических локаций и так далее. Соответственно, между ними, что характерно, имеет место конкуренция за инвестора – капиталистическое соревнование, в котором учитываются показатели возможной доходности, криминальных рисков, правовой защиты, политических и регуляторных изменений, сложности вывода капитала, и так далее и тому подобное,  в общем, всего того, что принято называть инвестиционным климатом.

Разумеется, в улучшении этого самого инвестиционного климата, судя по вербальным интервенциям, и состоит вековечная забота российских власть предержащих, что мы и видим по репликам, доносящимся с вышеупомянутого "русского Давоса". Так, о привлекательности российской экономики для инвесторов говорил глава РФПИ Кирилл Дмитриев, не обошел эту тему стороной президент Владимир Путин, коснулся её также министр финансов Антон Силуанов. Много хороших слов произносится, кто-то, возможно, даже в них верит, тот же Дмитриев заявил журналистам, что "инвесторы подтвердили РФПИ свою заинтересованность в национальных проектах в России" – но проблема заключается в том, что толку от этого всего как-то маловато, что видно по многим признакам.

Основное здесь, на мой взгляд – статистика оттока капитала. Так, глава Счетной Палаты Алексей Кудрин заявил на форуме, что "с начала этого года отток капитала удвоился и сейчас достиг уровня более $40 млрд." Параллельно можно вспомнить, что за пять месяцев 2019 года международные инвесторы вывели с российского рынка акций свыше $1 млрд., что, впрочем, было компенсировано инвестором внутренним. Кроме того, не стоит забывать, что по итогам I квартала этого года число регистраций новых компаний сократилось на 21,9% по сравнению с I кварталом 2018 года, 181 тыс. предприятий прекратила своё существование, общее количество средних и малых предприятий сократилось на 2,3%, а чисто ИП упало на 7%. Иначе говоря, деловая активность в стране падает, тот самый инвестор, что внешний, что внутренний, слабо заинтересован не то что в инвестициях, но даже в поддержании текущего состояния оборудования.

Разумеется, это не может не вызывать некоторого беспокойства у российских властей, определенного непонимания и совершенно недопустимого недовольства – мол, как же так, мы тут всячески стараемся, рекламируем страну и условия, даже в мировом рейтинге Doing Business за без малого десять лет сместились со 120-го места на 31-е. Тот же Силуанов в какой-то момент не выдержал, он в своём выступлении прямо обвинил российский бизнес в нигилизме – мол, всё плохо, всем недовольны, маржа высокая, сидят на деньгах, выводят их в офшоры, позитива не видят, злодеи этакие. Особо он прошелся по "Лукойлу", который осмелился осуществить инвестиции в далекое Конго.

Проблема заключается в том, что все декларации подобного рода расходятся с фактическими делами. Ладно там недовольство Силуанова – но, как сообщил на форуме бизнес-омбудсмен Борис Титов, в прошлом году в России к административной ответственности были привлечены 984 тыс. юридических лиц, что есть четверть из числа зарегистрированных в стране. Иначе говоря, давление на бизнес было и остаётся очень высоким – и это если говорить только о легальной её части, а не о передающихся из уст в уста рассказах о приходе "докторов", постановке своих людей на кормление и тому подобных милых феодальных вещах.

Другой яркий кейс – дело Майкла Калви, американского инвестора, арестованного в феврале этого года. Он был взят под стражу, некоторое время наблюдал небо в клетку, затем был переведен на домашний арест – и Россия сейчас всем и каждому рассказывает про справедливое честное расследование. Опять же, кто-то, возможно, этому и верит, но любой внешний инвестор сейчас, скорее, задаётся иным вопросом: Калви много лет работал в стране, много сделал и много инвестиций привлек, знает правила игры – и, тем не менее, загремел на нары, и раз так – то каковы такие шансы у меня, может ну её, эту Россию? Можно также вспомнить главу РСПП Александра Шохина, который честно заявил, что, по мнению бизнеса, в стране сложилась изрядная неопределенность с институциональной и регуляторной средой – и это тоже являет собой негативный фактор для бизнеса.

Надо также отметить, что особой вишенкой на торте стали события, которые происходили параллельно с форумом. С одной стороны, в Санкт-Петербурге российская власть всячески рекламирует, призывает и приглашает – а, с другой, ФСБ требует у Яндекса ключи шифрования и получает их, что на Западе (где и живут те самые инвесторы) явно читается как "давление на свободный интернет". Другая история – дело с взятием под стражу журналиста Ивана Голунова, отмеченное фейковыми фотографиями, вероятным подбрасыванием наркотиков, фиксацией травм и гематом, массовой поддержкой задержанного и уже сотнями (!) статей в иноязычной прессе. Опять же, вердикт будет простой – "режим прессует честного журналиста", с самоочевидным продолжением – "в этой токсичной стране нечего делать моим инвестициям, пойду я подальше отсюда".

Конечно, не все так поведут себя. Конечно, найдутся рисковые люди. Конечно, широко распространена практика вывода денег из страны с последующим реинвестированием их уже из внешней юрисдикции – всё ради адекватной правовой защиты. Но в целом тренд остаётся трендом – инвестор суть птица пугливая, России он боится и инвестировать сюда не хочет. Пока же, по итогам 2015-2018 годов, прямые иностранные инвестиции в Россию составили 0,2% ВВП, что является худшим показателем среди 23 основных развивающихся рынков.

Что остаётся в таком случае? Пустая надежда на китайцев, которые имеют свой спектр проблем и вовсе не спешат вкладываться в РФ (за Iполовину прошлого года прямые китайские инвестиции снизились на четверть) и очередная итерация национальных проектов, со всей их традиционной проблемностью, недоделанностью и неэффективностью.

Опубликовано 09.06.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, бизнес в России, Будущее

 
© 2011-2019 Neoconomica Все права защищены