Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

О планах и действиях

20.09.2011

 А что вообще в мире делается?

Из к/ф "Москва слезам не верит"

 

"Jeder stirbt für sich allein"  

"Каждый умирает в одиночку" (нем.)

Книга немецкого писателя Ганса Фаллады

Для героя Алексея Баталова, разговаривавшего со своим гостем, вопрос из эпиграфа был полностью правомочен – он некоторое время сидел дома, не выходя наружу и не получая информации извне. У нас здесь, конечно же, ситуация иная, но значимость вопроса от этого не спадает. Попробуем же разобраться.

Итак, завершается Iполугодие 2011 года. Вместе с ним завершается программа количественного смягчения в США, т.н. QE-2, суть которой сводилась к выкупу ФРС США государственных казначейских облигаций США и объём которой составлял по $75 млрд. в месяц, $600 млрд. всего. Эта программа спровоцирововала повышение рынков, рост цен на продовольствие, в начале своём она оказала помощь экономике США, затем стала угнетать её высокой инфляцией. Наконец, к лету 2011 года положительный эффект полностью выдохся.

Июль 2011 года прошёл в США под знаком баталий за потолок госдолга. Подробный рассказ об этом противостоянии есть в нашем июльском обзоре, здесь же отметим лишь то, что весь месяц за этим действом следил весь финансово-экономический мир, и верные себе американцы разрешили (а, вернее, отложили разрешение на некоторый срок) ситуацию в самый последний день; не сделав этого, стране пришлось бы столкнуться либо с техническим дефолтом, либо с внутриполитическим кризисом, чреватым импичментом Обамы.

После этого встал вопрос - а что же, собственно, делать дальше? Как спасать экономику страны? Объявлять QE-3?

Это, во-первых, затруднительно, поскольку против очередного раунда высказывались трое из десяти голосующих членов Комитета по открытым рынкам (FOMC) - Чарльз Плоссер, Роберт Фишер и Нараян Кочерлакота. Более того, эти трое были крайне раздосадованы решением FOMCот 9 августа оставить ставки ФРС "до середины 2013 года" на текущем сверхнизком уровне, в коридоре 0-0,25%, они считают, что уже пора начинать монетарное ужесточение. Также это действие вызвало бы шквал возмущения из стана республиканцев; только-только, после ожесточённых баталий, утрясши ситуацию с потолком госдолга было бы неразумно разворачивать политическую войну вновь.

Во-вторых, ФРС вполне отдаёт себе отчёт в том, что положительный эффект от очередного раунда QEбудет невелик и краткосрочен. А коли так - то не лучше ли приберечь его, как резерв главного командования, до тех времён, когда он будет более критичен? Например, до предывыборного периода - который в США перейдёт в активную фазу весной 2012 года и завершится выборами в ноябре.

И в этот период (первая декада августа) произошли две вещи. Во-первых, рейтинговое агентство S&Pсрезало рейтинг США на 1 ступень, с негативным прогнозом. А во-вторых, оказалось так, что завершение QE-2 в США ударило и по Европе тоже -- Европе перекрыли кран дешёвого фондирования из американской эмиссии.

Реакция рынков не заставила себя долго ждать - они испугались. Просели ведущие индексы, рванули вверх показатели доходностей облигаций проблемных стран еврозоны, двинулсь вверх стоимости страховки от дефолта этих стран (т.н. CDS). Капитал побежал в казначейские облигации США, значительно снизив доходность по ним - и облегчив, таким образом, ношу американского бюджета.

В США не могли этого не заметить - и не сделать соответствующих выводов. Выводов о том, что QE позволяет решать проблемы не столько США, сколько их геополитического партнёра-конкурента. Европы.

Начиная со второй половины августа начинает меняться информационный фон. Исчезает риторика "количественного смягчения". США выражает недовольство работающими на территории страны европейскими банками и высказывает пожелание большей независимости для этих филиалов, дабы те оперировали своими капиталами именно в США. Тем временем в Европе начинает нарастать невесёлое понимание того, что они теперь остались один на один со своими проблемами. ЕЦБ, особо это не афишируя, выкупает с рынка облигации Италии, Испании и Греции, имея целью сбить их доходность, затем придерживает эти операции, поняв, что это может вызвать инфляцию во всей еврозоне. Проходят переговоры о выпуске еврооблигаций -- ценных бумаг, выпускаемых от лица Европы в целом, а не национальных правительств; предполагалось, что они будут выше качеством  (т.е. меньшей доходности), нежели облигации отдельно проблемных стран. Бундесканцлерин Германии Ангела Меркель категорически отвергает это действие, которое предложил ей президент Франции Николя Саркози, а рейтинговое агентство S&Pв ответ на это меланхолично отмечает, что они в этом случае отрейтингуют новые бумаги по худшему компоненту. Сиречь, по грекам, доходность чьих годовых облигаций достигла рекордных на тот момент (конец августа) 45% годовых.

В сентябре ситуация продолжает своё развитие в том же ключе. Европа не может ни о чём серьёном договориться промеж собой. Финляндия, где сейчас у власти националисты, высказывает предложение обусловить помощь грекам созданием спецфонда, в котором разместить греческие госактивы, и если что не так - передавать их помогавшим, сообразно их долям. Греки возмутились - финны умыли руки. Швейцарский банк UBSвыпускает меморандум, в котором указывает на риски развала еврозоны, шеф Дойчебанка Акерман заявляет, что "не секрет, что многочисленные европейские банки не выживут, если их активы в суверенных долгах посчитать по текущей рыночной цене" -- очевидно, это не добавляет Европе стабильности. Уходит в отставку член правления ЕЦБ Юрген Штарк, будучи несогласным с политикой ЕЦБ по выкупу облигаций проблемных стран еврозоны.

Тем временем Бен Бернанке произносит речи, из которых при всём желании нельзя извлечь никаких намёков на количественное смягчение, да и вообще ничего внятного и решительного извлечь нельзя. У рейтинговых агентств начинается бенефис - они снижают рейтинги с деловитостью могильщиков, загоняющих гвозди в гроб с покойником. Под нож пошли рейтинги французских, итальянских и греческих банков, не постеснялись понизить рейтинги американских банков Bank of America (сразу на 2 пункта), Wells Fargo и Citigroup, снизили рейтинг Италии, досталось даже Японии и, чего уж совсем никто не ожидал, Новой Зеландии. Греческие годовые векселя уходят к максимуму в 140%, да так там и остаются, при этом августовский объём торговли греческими облигациями составил всего €45 млн. -- такой же показатель августа прошлого года был в 1000 раз больше! Видимо, кто хотел от них избавиться - уже сделал это, а остальные надеятся на лучшее.

Сами греки осваивают новый национальный спорт - забастовку. Греческое правительство поднимает налоги, снижает зарплату госслужащим, что провоцирует новые забастовки. Казна правительства показывает дно, оно сообщает, что если новый транш помощи из пакета, согласованного летом, не поступит в самое ближайшее время, то в октябре деньги кончатся; Еврокомиссия откладывает транш как раз до октября. Представители Еврокомиссии, ЕЦБ и МВФ едут в Грецию, чтобы на месте оценить, как там у них идут дела с ограничительными мерами и консолидацией бюджета; злые языки говорят, что истинная цель поездки - отдых, ведь у них есть доступ ко всем документам греков, не надписи же на заборах они собрались читать и на бастующих смотреть.

Дойчебанк готовит пакет помощи национальным банкам, на вопрос "а что это вы, вы же говорите о нерушимости еврозоны и неприемлемости дефолта Греции" те отвечают "ну мы же должны быть готовы ко всему". ЕЦБ с другими центральными банками объявляет о проведении трёх аукционов трёхмесячной ликвидности в конце года, явно имея целью быть готовым купировать возможный кризис ликвидности банков в случае дефолта Греции. ЦБ Швейцарии объявляет о фиксации нижней границы курса национального франка к евро на уровне в 1,2 франка за евро, готовясь при пробитии этого уровня вниз к полномасштабной эмиссии франка.

По самой же Европе медленно, со скрипом, идёт череда ратификаций парламентами стран летнего соглашения о расширении полномочий EFSF- Европейского фонда финансовой стабильности. Согласно этому соглашению, лидеры стран еврозоны договорились дать EFSF право предоставлять упреждающие кредитные линии и выкупать государственные облигации. Также было достигнуто соглашение о введении налога на финансовые операции, т.н. "налога Тобина". Однако, действовать он будет лишь с 2014 года, до которого ещё дожить надо, и при сохранении текущей ситуации приведёт лишь к тому, что спекулятивный капитал уйдёт из Европы туда, где не будет этого налога, а в самой Европе вырастет стоимость финансовых услуг.

Тем временем за океаном американцы также не дремлют. США, в отличие от Европы, государство единое, а оттого куда более организованное, нежели аморфный, с разными внутренними интересами, Евросоюз. Для США сентябрь ознаменовался двумя вещами.

Первая из них - план Обамы, т.н. AmericanJobsAct, подразумевающий траты в размере $447 млрд. и имеющий целью создание рабочих мест для граждан США. Средства для этого предполагается изыскать из других статей бюджета, в частности военнных -- что неминуемо вызовет неудовольствие республиканцев. В настоящий момент он находится в Конгрессе США, дорабатывается и обкатывается. Вступление его в действие, если таковое произойдёт, ожидается не ранее декабря 2011 года, а эффект - не ранее весны-лета 2012 года.

А вот вторая - т.н. "Операция Twist" - заслуживает куда большего внимания.

Слухи о том, что на заседании FOMC20-21 сентября будет принято именно это решение, стали появляться за пару недель до самого заседания. Суть предложения заключается в определённого рода обмене краткосрочных облигаций, находящихся на балансе ФРС США, на долгосрочные. Будут продаваться бумаги с дюрацией от года до пяти лет, на эту же сумму выкупаться с рынка бумаги со сроком погашения от шести до тридцати лет, объём программы составит $400 млрд. Цель её -- снизить ставки по долгосрочным бумагам, облегчив ношу бюджета. Кроме того, продажа краткосрочных бумаг снизит их цену и увеличит доходность, тем самым привлекая капитал. Подобная операция проводилась в истории США в 1961 и 1962 годах. Помимо этого, было принято решение о том, что деньги, получаемые при погашении MBS(ценных бумаг, обеспеченных ипотекой), находящихся на балансе ФРС США, снова вкладывать в MBS, поддерживая таким образом рынок недвижимости США. Это решение также было не единогласным; вышеуказанные диссиденты ФРС Плоссер, Фишер и Кочерлакота голосовали против.

В ближайшем итоге этого решения рынки по всему миру упали, несмотря на то, что суть предлагаемого решения была всем известна и эмиссии никто не ждал. Упали и национальные валюты стран по отношению к доллару США. Упали доходности американских казначейских облигаций, что свидетельствует о том, что капитал со всего мира ринулся в США как в пресловутую тихую гавань.

А что касается итогов долгосрочных -- здесь можно сделать два вывода.

Эта операция -- чисто американская. Американские бумаги меняются на другие американские же бумаги. Здесь нет выброса чистых денег в мировую финансовую сферу. Так что первый вывод, абстрактный: США переводят фокус внимания строго на свои дела.

Второй же вывод более конкретен. Дело в том, что с сентября 2011 года по декабрь 2012 (т.е. за 16 месяцев) Казначейству США надо будет погасить долгосрочных (тех самых, с дюрацией от 6  до 30 лет) облигаций в объёме порядка $1,5 трлн. Из бюджета или кубышки их достать невозможно, придётся долг рефинансировать. Прогнозируемый дефицит бюджета составит за этот период также порядка $1,5-$1,7 трлн. Итого, чуть больше $3 трлн. за эти 16 месяцев надо где-то достать. В этой ситуации решение ФРС выглядит фантастически красивым: катализировать мировой спрос на долгосрочные облигации, подняв их стоимость - и, соответственно, снизив доходность. Снизив, таким образом, стоимость обслуживания долгосрочного долга. И при этом - всё исключительно рыночными методами, без призывов к инвесторам "идите в наши облигации". Если нынешнюю ситуацию с размещениями удастся продержать хотя бы год, то экономия на обслуживании может составить до $50 млрд. И чем дальше, тем больше.

Однако, как уже было указано выше, операция Twistприведёт ещё и к снижению цен на краткосрочные облигации и, соответственно, к росту их доходностей. Как ни парадоксально, но это тоже играет на пользу экономике США, причём двояко. Во-первых, вышеуказанные $3 трлн., которые надо раздобыть за 16 месяцев -- огромная сумма, и решить этот вопрос только за счёт продажи долгосрочных облигаций будет весьма и весьма затруднительно, поскольку у инвесторов, желающих инвестировать долгосрочно, может попросту не оказаться достаточного количества капитала. Значит, придётся продавать и краткосрочные бумаги, и здесь рост доходностей послужит для привлечения интереса краткосрочных же инвесторов. А во-вторых, это всё приведёт к тому, что весь свободный капитал начнёт концентрироваться в США, Европе ничего не достанется, что будет ухудшать там ситуацию -- и опять же вести к бегству оставшегося капитала в США. Получается система с положительной обратной связью.

Дело в том, что страны мира на данный момент имеют дело, фактически, с двойным кризисом: кризисом реального сектора и долговым кризисом. Проблема заключается в том, что меры, с помощью которых можно справиться с каждым из этих кризисов, противоречат друг другу.

Кризис реального сектора преодолевается ослаблением валюты (стимуляция экспорта), снижением процентных ставок (стимуляция кредитования) и ростом бюджетных расходов (стимуляция внутреннего спроса). Долговой кризис требует привлечения финансовых ресурсов для рефинансирования долгов, что требует укрепления валюты, повышения процентных ставок и снижения бюджетных расходов. При этом и действия государств на мировой арене в таком случае тоже противоположны. Бороться с кризисом реального сектора лучше совместно, с долговым кризисом каждый борется сам по себе, ибо ожесточается конкуренция за ограниченный капитал.

Когда кризис начался, была идея бороться с двойным кризисом по частям: сначала реальный сектор, потом, когда экономика заработает, долговой.

Но запустить экономику не удалось, и при этом долговой кризис начал свою разрушительную работу.

И теперь произошла смена приоритетов (причём в Европе она произошла раньше, да и до этого она старалась не сильно). Задвинуть в дальний угол реальный сектор (все разговоры про него - это для бедных, достаточно посмотреть на Грецию). Главная проблема - это долговой кризис. Операция Twist- это открытое признание этого факта. Рынки почувствовали это и стали снижаться, пока неуверенно, поскольку новый тренд еще не осознан. Но главное то, что они никак не могут признать тот факт, что при таком изменении стратегий Европе и евро приходит конец. Ибо противопоставить США ей нечего --  здесь и политические, и институциональные, и чисто экономические проблемы, коих у Европы на порядок больше. Рынки смотрят на солидных дядей и тётей, руководящих Евросоюзом, и никак не могут освоиться с мыслью, что ничего другого, как делать умные лица и источать оптимизм они не могут в принципе.

Вохвращаясь к реальности ирезюмируя вышесказанное, можно заключить, что США однозначно взяли курс на спасение себя за счёт всего остального мира.

Однако, возникает закономерный вопрос - а другие-то страны что? Не видят? Не понимают? Не могут противостоять?

С Европой ситуация ясна. Её политическая цветистость и забюрократизованность не позволяют принимать оперативные и жёсткие решения. Решение ситуации возможно только в том случае, если в этом регионе выделится сильный лидер, который сможет, фигурально выражаясь, ударить кулаком по столу, и превратить это аморфное образование - Евросоюз - в действительно единый блок. Возможных кандидатов на эту роль, кроме Германии, не просматривается, но пойдут ли немцы на это - большой вопрос, в том числе, и из-за исторических причин.

Китай, похоже, до конца не понимает сложившейся ситуации, более того, он мечется. С одной стороны, председатель ЦБ Китая говорит, что "в крайнем случае мы можем кое-что сделать для помощи, реально решение кризиса суверенных долгов в Европе должно быть найдено самими европейцами", а премьер Госсовета КНР заявил о том, что правительства других стран "должны привести свои экономики в порядок" и не рассчитывать на помощь Китая. С другой - Китай скупил некоторое количество облигаций Португалии. Кроме того, на повестке дня у Китая, помимо возможной поддержки Европы (крупного покупателя своих товаров) стоит ещё и задача обеспечения безопасности своих инвестиций в Африку - свою ресурсную базу. И это не считая внутренних проблем - пузырей и инфляции.

Япония по уши в своих проблемах - дорогая иена угнетает экспорт, нужны средства на восстановление после землетрясения, цунами и атомной катастрофы, производители начинают выводить производство из страны туда, где дешевле - о таких планах заявили Nissanи Toyota. Да ещё и рейтинг понизили, отдельно обратив внимание на огромный госдолг.

Прочие же страны мира вообще вне этой игры. Канада и Великобритания идут за США, Латинская Америка - тот же Евросоюз, только поменьше, единым блоком они не выступают. Другие страны БРИКС - Россия, Индия, Бразилия и ЮАР - недостаточно значимы, чтобы вообще что-то представлять в этом вопросе. Аналогично - Австралия и Новая Зеландия.

Что ж, Pax Americana остаётся в силе. По крайней мере, на обозримый период. А что случится дальше, покажет время.

Метки:
США, Европа, Кризис, Мировая экономика, QE, доллар, ФРС, ЕЦБ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены