Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Весна и лето

06.06.2019

У Кремля два союзника – Росстат и ВЦИОМ.

Фольклорное

 

Кончается весна, началось лето. И началось оно, надо признать, довольно задорно. Нечасто бывает такая плотность событийного потока, она, на мой взгляд, более характерна для кризисных времен, которых пока всё же не наблюдается. Тем интереснее будет пройтись по нему, откомментировав наиболее значимые события.

Для начала надо бы всё же отметить историю прошлой недели, связанную с очередным сюрпризом от Росстата; напомню, что про их чудесные художества я писал всего лишь две недели назад. Это ведомство, впервые за весь постсоветский период существования, отозвало выданную ранее оценку. Как оказалось, годовой прирост промышленного производства в апреле 2019 года пересмотрен в сторону понижения, с 4,9 до 4,6%. Виной тому называют некое добывающее предприятие в Ямало-Ненецком АО, мол, оно предоставило местному отделению статистической службы ошибочные данные. Кто-то, вероятно, в это поверил – в конце концов, для конечного результата поиск виновника не особо критичен. Вот только в результате этих изменений оказалось, что добыча природного газа в апреле 2019 года выросла не на 16%, а всего лишь на 2,6%, рост добычи нефти усох втрое – с 7,4 до 2,5%, а параллельно вдвое уменьшился прирост производства товарного бетона. Это в иных условиях (читай при заметном экономическом росте) можно было бы списать на курьёз, но фактически подобного рода эксцессы есть полная дикость, поскольку ставит под сомнение вообще любые сколько-нибудь официальные данные о том, что происходит в стране. И надо это не только аналитикам для их обзоров, которые может читать тот или иной бизнес, но и самим чиновникам на всёх уровнях – которым, что характерно, надо принимать решения и которые не будут для этого иметь сколько-нибудь адекватной информационной базы.

Вторая история схожа с первой – и повествует о приключениях рейтинга Владимира Путина. Так, по данным ВЦИОМа, на май уровень доверия населения к нему обновил 12-летний минимум и составил 31,7%. Кремль устами президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова высказал недоумение: мол, "как может падать рейтинг доверия и при этом расти электоральный рейтинг?" ВЦИОМ тонкий намек понял и немедленно исправился, выпустив новый отчет с новой формулировкой соответствующего вопроса, в результате чего свершилось чудо, и рейтинг доверия вознесся в небеса, показав 72,3%.

Разница же между вопросами заключалась в наличии подсказки – "кому вы доверяете?" и "доверяете ли вы Путину?"; формулировка, оказывается, имеет фундаментальное значение для результатов. Вопрос, однако, заключается даже не в формулировке, но в корректности самой методологии. Оценивать её саму я, не будучи социологом, не стану – но что-то мне подсказывает, что при ответе респондентов на вторую формулировку есть подтекст "начальство послало тебя узнать, доволен ли я жизнью, да, доволен, а теперь иди отсюда". Впрочем, ответ здесь может дать лишь сама жизнь: я отлично помню историю с референдумом за сохранение СССР, проведенном весной 1991 года, где три четверти населения высказались "за" – и полное отсутствие защитников Союза в декабре того же года, когда стало известно о встрече Ельцина, Кравчука и Шушкевича и подписании ими Беловежских соглашений.

Третья история – это стремительное падение цен на нефть. Баррель сорта Brent (напомню, что российская смесь Urals торгуется к нему с дисконтом), начавший неделю с ценовых уровней в $67 и поднимавшихся в моменте до $69, закончил её чуть ниже, чем $62. Падение стоимости, таким образом, составило около 9%, и есть основания полагать, что весь потенциал движения на юг ещё не выбран. Причина здесь, в целом, одна – это опасения активизации мировой торговой войны и более быстрого, чем казалось ранее, скатывания мира в очередной кризис – и для этих опасений есть основания. Об этом чуть ниже, здесь же хотелось бы отметить иные вещи, которые сейчас влияют на стоимость барреля.

Дело в том, что текущее снижение цены нефти наблюдается на фоне сразу трех факторов, которые, наоборот, поддерживают цены.

Это, во-первых, продолжающаяся (пока) сделка ОПЕК+, согласно которой основные страны-производители нефти и примкнувшая к ним РФ сдерживают свою добычу, стараясь не допустить затоваривания рынка. Получилось в итоге двояко – цены остались относительно высокими, но на них свою добычу резко нарастили США, тем самым забрав некоторую долю рынка у ОПЕК и РФ, и это, в свою очередь, привело к тому, что сделка, скорее всего, не будет продлена на II половину этого года. Две недели назад Россия отменила переговоры ОПЕК+, назначенные на 25-26 июня, и новая дата с тех пор не была определена. Можно также отметить, что несколько дней назад министр финансов Антон Силуанов выступил с резкой критикой этого соглашения.

Во-вторых, это коллапс нефтедобычи в Венесуэле. Добыча в этой стране рухнула почти втрое, потери составили почти 2 миллиона баррелей в сутки. В иных условиях такое развитие событий наверняка вызвало бы дефицит на рынке, хотя бы краткосрочный – но сейчас этого нет. При этом можно предположить, что рано или поздно добыча в этой стране начнет восстанавливаться, со всеми вытекающими. Наконец, это вошедшая в активную фазу санкционная история против Ирана. Эффект здесь, в теории, аналогичен венесуэльскому (хотя, конечно же, не в тех масштабах) – но даже и вместе их не видно в ценах.

Четвертая история – активизация торговой войны. Я уже писал о том, что Китай в ответ на очередное увеличение пошлин со стороны США выкатил свои пошлины, а заодно намекнул на девальвацию юаня и ограничения на экспорт редкоземельных металлов, критически важных для производства самой разной электроники; напомню, что Китай является весьма крупным поставщиком их на мировой рынок. В ответ США внесли китайскую корпорацию Huawei в черный список, после чего 19 мая последовал отказ в сотрудничестве от Google, чуть позже об этом заявили Intel и Qualcomm, потом ARM, после чего перечень отказников пополнили SD Association и Wi-Fi Alliance. В целом США могут прямо или косвенно повлиять примерно на половину поставщиков для Huawei, и Штаты делают именно это, жестко ставя стомиллиардную корпорацию на довольно невзрачное место.

Китай в ответ на это, разумеется, включил патриотизм. В "Жэньминь Жибао" (официальное издание ЦК компартии Китая) пошли заметки о том, как Поднебесная будет превозмогать – и в итоге превозможет. Население ритуально топчет ногами айфоны, кое-где за них уже начали увольнять, а не только косо смотреть. Было также объявлено, что Китай создаст свой "черный список" неблагонадежных иностранных компаний и людей, которые оказывают негативное влияние на Китай и китайский бизнес. В общем, конфликт усилился – и маловероятно, что предполагаемая встреча в Осаке в конце июня как-то исправит это положение. Также нельзя сказать, что Китай вот уж прям жестко, до драки, готов противостоять США. Это видно по тому факту, что буквально на днях Китай отказался покупать нефть у подсанкционного Ирана: видимо, Пекин понимает, что дразнить американского белоголового орлана – не самая лучшая идея. При этом в прошлый санкционный накат на Иран Пекин с удовольствием эту нефть брал, выкручивая персам руки и требуя дисконта к рыночной цене в размере 20-25%.

При этом ситуация усугубляется тем, что вектор американского давления не ограничивается Китаем. Так, с 10 июня США введут пошлины размером в 5% на все товары из Мексики, если власти страны не остановят поток нелегальных мигрантов; как видно, даже соглашение NAFTA 2.0 не помеха этому прессу. Ухудшение торговой ситуации коснулось также Индии – США снимают с Индии статус преференциального торгового партнера, что, например, в 2017 году позволило Индии беспошлинно экспортировать в США товаров на $5,7 млрд. Индия пока на это никак не прореагировала, но сообщается, что местная пресса сообщает о возможном повышении пошлин на американские товары. В общем, число фронтов торговой войны продолжает расти.

Пятая история – набор довольно унылых экономических данных, пришедших из развивающихся стран. Так, последние несколько лет Латинская Америка, страдающая от окончания сырьевого бума, росла в среднем на 0,7% в год. Сокращается экономика Бразилии, просела экономика Мексики, уже почти год ухудшается ситуация в Аргентине. Не сильно лучше дела в, скажем так, более развитых странах – Италия балансирует на грани рецессии, Южная Корея пока держится, но местная валюта, южнокорейская вона, обвалилась за год примерно на 12%. Также вроде пока держится Турция, но в целом ситуация здесь никому не даёт поводов для оптимизма.

Вернее, не так. На истекшей неделе я увидел целый набор материалов, посвященных тому, что вот-вот уже скоро начнется процесс распада мировой экономической системы на отдельные валютные зоны, мало связанные между собой (вариант: связанные через золото). Затем фантазия начинает играть ещё веселее, начинается перекраивание политических карт с выстраиванием конфигураций новых союзов, параллельно обосновывается ну очень хорошее положение России в результате такой трансформации, и так далее и тому подобное. Читать такое, конечно же, очень приятно, это весьма тешит гордость, мол, с Россией будут действительно считаться и уважать её мнение, несмотря на экономику размером в 2% от мировой, но смысла, на мой взгляд, в этом немного.

Да, сказки – это чудесно, но те же истории про, скажем, малайзийский золотой динар я слышал и 10 и 20 лет назад; в 2009 году их даже сколько-то выпустили в северном штате Келантан. Еврозона, где евро вводилось по всем канонам экономической науки, вполне явственно трещит по швам – судя по примеру Brexit и нашествию различных европопулистов. Не стоит рассчитывать и на юаневую зону, поскольку Китаю нечего предложить прочим странам АТР, американский рынок (даже без учета союзников) богаче и продавать на него выгоднее, даже с учетом всех пошлин; кстати говоря, оборот торговли в юанях и рублях между РФ и Китаем в прошлом году сократился. Впрочем, такие простые соображения вряд ли могут остановить мечтания о светлом будущем, с искусственным интеллектом и властью над миром либо даже без оного.

Таковы итоги всего лишь одной недели. Я склонен считать, что описанные тренды будут иметь продолжение на краткосрочном промежутке, возможно, с поправкой на сезон отпусков. С чем я всех нас и поздравляю.

Опубликовано 02.06.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Россия, Китай, нефть

 
© 2011-2019 Neoconomica Все права защищены