Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

После ОПЕК

13.11.2018

Новое рождается не на торжище или собрании,
оно рождается в тишине.

– Ю. Латынина, "Сто полей"

 

Минувшая трудовая неделя в России была короткой – и, в целом, не особо дала значимых поводов для этих экономических заметок. С мировой экономикой ситуация получше – судя по фокусу, основной темой истекшей недели было заседание ФРС США. Внимание это было, на мой взгляд, чрезмерным – собственно, все полтора месяца с предыдущего заседания было понятно, что на этом никаких новых поправок к денежно-кредитной политике США вводиться не будет. Ситуация стала ещё более прозрачной после публикации предварительных данных по экономическому росту в III квартале, который составил весьма солидные 3,5%. Добила всякие надежды на интригу публикация данных по безработице, которая сейчас составляет 3,7% и находится на низах 2000-2001 годов. Иначе говоря, по основным формальным признакам в США сейчас всё в порядке (не будем сейчас углубляться в вопрос американских рисков), и это лишь укрепляет правление ФРС в деле продолжения текущей политики – повышения ставок и сокращения баланса.

Вместе с тем, ряд не очень заметных, но, на мой взгляд, весьма интересных событий произошел на мировом рынке нефти. Нельзя сказать, что каждое из них очень уж критично само по себе – но, будучи сложены вместе, они рисуют вполне однозначную картину, свидетельствующую о неспешно, но планомерно идущих фундаментальных процессах в деле добычи нефти и её продажи.

Во-первых, с довольно неожиданным заявлением отметилось КСА. Крупнейший и важнейший в королевстве государственный аналитический центр KAPSARC (King Abdullah Petroleum Studies and Research Center) выпустил обзор, в котором с разных позиций рассмотрел гипотетическую ситуацию роспуска ОПЕК. Особое внимание здесь привлекает то, что ОПЕК существует, вообще говоря, без малого шесть десятков лет – и всё это время именно КСА играет в этой структуре первую скрипку. Кроме того, вопрос гипотетического упразднения ОПЕК никогда не рассматривался саудитами в таком ключе, эта структура виделась как вполне рабочий, качественный и эффективный механизм продвижения влияния КСА на мировой арене.

Конечно же, утверждается, что исследование не несет прямых практических следствий, никто не намерен инициировать выход КСА из ОПЕК в обозримом будущем. Более того, утверждается также, что эта работа никак не связана с прорабатываемым в США законопроектом о признании ОПЕК нелегальным картелем; законопроект этот получил название NOPEC и, как сообщалось, КСА прикладывает заметные усилия к тому, чтобы эта инициатива так и не стала законом. Сложно сказать, поверил ли кто-нибудь в эти объяснения, но вполне уверенно можно говорить, что на ровном месте подобного рода исследования и оценки не появляются. Вопрос возникает простой – а какими они могут быть, эти предпосылки? Но об этом чуть ниже.

Во-вторых, нельзя не отметить произошедшего падения цен на нефть, которые ушли ниже уровня в $70 за баррель сорта Brent впервые за полгода. Понятно, в самом таком уровне цен ничего экстремального нет – но дело в том, что за октябрь падение цен составило 13%, а за последний месяц – почти 18%. Схожая картина и с американским сортом нефти WTI, этот сорт потерял в стоимости 21% со своих октябрьских пиков, при этом нефть снижалась в цене 10 дней подряд –  чего не случалось ни разу за все три с лишним десятка лет, что существует торговля фьючерсами на этот сорт нефти. Где и когда падение остановится – сказать сложно, но этот импульс вниз, безусловно, является весьма серьезным.

В-третьих, среди нефтедобывающих стран, вполне вероятно, сформировались все предпосылки для фундаментальной смены лидера по добыче – и на первое место здесь явно устремляются США, которые, напомню, ещё несколько лет назад вышли на первое место в мире по добыче природного газа; в 2017 году американцы добыли 834 млрд. кубометров газа против 690 млрд. у России. Аналогичная ситуация проявляется и с нефтью: EIA (Energy Information Administration, американская статистическая служба, ответственная за сбор и предоставление данных в сфере энергетики, аналог российского ЦДУ ТЭК) сообщили, что на неделе до 2 ноября средняя ежедневная добыча составила 11,6 млн. баррелей в день (мбд). Это превышает российский рекорд в 11,4 мбд – а он, в свою очередь, выше предельных уровней ещё советской нефтедобычи, которые были достигнуты в 1987 году. Понятно, такие текущие данные весьма волатильны, неделей ранее американцы сообщали об уровнях в 11,2 мбд, а ещё раньше – о 10,9 мбд. Но тренд, тем не менее, однозначен – в начале этого года они добывали порядка 10 мбд, а январские 10,25 мбд. рассматривались как смесь флуктуации и заметного достижения.

В-четвертых, стала появляться информация, что баланс производства и потребления нефти развернулся – и в планетарном масштабе вновь пошло накопление запасов. Здесь можно вспомнить, что последние без малого два года ситуация была обратной, чему причиной действие соглашения ОПЕК+ – сокращение добычи этим картелем и примкнувшей к нему Россией. С сокращением как таковым получилось не очень – по сути, все те объёмы, которые были убраны с рынка в рамках этого соглашения, оказались замещены американской нефтедобычей, фактически, ОПЕК попросту отдал американцам небольшую долю рынка. Вместе с тем, всё это время в мировом масштабе продолжался рост потребления – и это позволило начать процесс выравнивания рынка, сокращая накопленные запасы.  Теперь эта ситуация разворачивается вновь: по оценкам EIA на конец III квартала глобальное производство нефти превышало потребности мировой экономики на 170 тысяч баррелей в сутки, к концу года это превышение вырастет до 0,69 мбд, а к середине следующего года – до 1,19 мбд. Нетрудно предположить, что реализация такого сценария заметно погонит цены на нефть вниз – собственно говоря, примерно такое же превышение наблюдалось в 2015 году, что и привело в итоге к падению стоимости барреля до уровней около $30.

В-пятых, нельзя не обратить внимания на ситуацию, сложившуюся вокруг Ирана – хотя ядерные санкции были на этой неделе восстановлены, персы получили заметную поблажку – им, несмотря ни на что, было дозволено осуществлять экспорт 1 мбд по адресу 8 ключевых клиентов. Иначе говоря, фактор американских санкций, который мог бы двинуть цену барреля вверх, этого не сделал. Это наложилось ещё и на резкий рост нефтедобычи в КСА – эта страна взвинтила производство с 9,8 мбд в начале года до 10,7 мбд в октябре, и в планах арабов встать на стабильный уровень в 11 мбд к концу этого года. Здесь же стоит отметить и ситуацию с чисто американским экспортом нефти – США, оставаясь при этом нетто-импортером, сейчас продают на внешние рынки 2,48 мбд, и это больше, чем 9 из 14 стран, входящих в ОПЕК. Больше, чем США, экспортируют лишь  КСА, Россия, Ирак, Канада и ОАЭ. Иначе говоря, американская нефть оказывает влияние ещё и на устоявшийся пул крупных экспортеров.

Вернемся к КСА и исследованию KAPSARC о том, что будет в случае упразднения ОПЕК. Складывается впечатление, что арабы, занявшись этим вопросом (сообщалось также, что в практику будут введены еженедельные встречи советников правительства и авторов данного исследования), озаботились двумя основными факторами. Первый – уже просматривающееся в среднесрочной перспективе достижение мирового пика потребления нефти. Второй – осознание того, что ключевым крупным игрокам и экспортерам на рынке нефти (в число которых они включают, помимо себя, ещё США и Россию) договориться между собой относительно уровней добычи и желаемых цен будет куда проще, чем разбираться с полутора десятками членов ОПЕК. Кроме того, здесь опять же играет фактор Ирана – у КСА с ним обусловленная религиозными противоречиями вражда, шиитский Иран не попутчик ваххабитской теократии КСА. Соответственно, выкинуть Иран из процесса принятия решений по нефтяному вопросу было бы для саудитов весьма неплохо.

В заключение хотелось бы отметить, что когда я в последний раз касался вопроса о рынке нефти, полтора месяца назад, я высказал гипотезу о том, что найдется продавец, который займется решением задачи ускоренной капитализации собственной нефти. Пока ещё можно, пока она ещё стоит приличных денег, пока она является товаром, который стоит по маржинальной полезности для потребителя, а не по маржинальной стоимости производства. Вполне вероятно, что эта аналитическая работа является началом данного процесса, и просматривающееся снижение цен вкупе с появлением на рынке нового крупного игрока (США) лишь ускорят его.

Опубликовано 11.11.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
нефть

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены