Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Испания и справедливость

03.10.2017

Арфарра составлял грамматику аломского языка,
там было сказано: у аломов прилагательные,
как  глаголы,  бывают  переходные и непереходные,
"справедливый" обязательно требует дополнения.
"Справедливый" к кому?

– Ю.Латынина, "Сто полей"

 

Говорят, что 1 октября в Каталонии, испанском регионе (автономном сообществе), состоящем из провинций Барселона, Жирона, Лерида и Таррагона, пройдет референдум о независимости. Говорят, что население выступает за неё и всячески жаждет свободы – и что длится это не первый год, не первое десятилетие и даже не первый век. Говорят также, что официальный Мадрид категорически против, что референдум он не признаёт и не признает, и что будет всячески препятствовать его проведению – собственно, уже начал, разместив полицейские контингенты у школ, где предполагалось проведение референдума.

В общем, много чего говорят. Поговорим и мы.

Для начала надо отметить, что данная ситуация относится к тому не очень часто встречающемуся подвиду, в отношении к которому равновероятны две или даже несколько позиций. Собственно, что такое являет из себя сама эта попытка провести референдум? "Священное право нации на самоопределение" или же "гнусный сепаратизм, инспирированный врагами народа и государства"? Могу предположить, что однозначного ответа на этот вопрос попросту не существует, он зависит от точки зрения на схожие события и от занятой позиции в целом; экая амбивалентность. Впрочем, радует то, что задача дать такую оценку передо мной никем и не ставилась.

История вопроса каталонских попыток обрести независимость действительно начинается с довольно древних времен, хотя начиналось всё оно вполне по-феодальному. Графы Барселонские (столица нынешней Каталонии) стали королями Арагона ещё в XII веке, триста лет спустя Арагон и Кастилия заключили династический союз, который позже превратился в единое Испанское королевство. Каталония была его весьма значимой частью, экономически развитым и богатым регионом – который, что вполне логично, активно эксплуатировался центром. Местным элитам это не нравилось, привело это, как только центр ослаб (1640 год), к переходу под французский протекторат. Хватило этакой квазинезависимости лишь на дюжину лет. Полвека спустя началась война за Испанское наследство, Каталония оказала свою поддержку одной из сторон – но та проиграла. О независимости пришлось забыть ещё на два века с лишним.

В 1922 году на свет явилась структура нового для региона формата – партия "Каталонское государство", как ее назвали учредители, "первая националистическая политическая организация, выступающая за независимость региона". Опять же, долго "раскачивать лодку" у них не получилось – в 1936 году в Испании началась гражданская война, республиканцы (поддерживаемые сторонниками независимости Каталонии) проиграли диктатору Франсиско Франко. Последний имел в голове "Единую Испанию" в формате стирания тех или иных региональных идентичностей – и мечту опять пришлось отложить в долгий ящик и извлечь её уже в 70-х годах прошлого века, когда Франко уже перешел в мир иной. После его смерти Испания пересмотрела конституцию, сделав её более демократической. Каталония же, на волне этой демократизации, добыла себе кусок независимости – регион вновь стал автономией, а каталанский язык – вторым государственным. На этом ситуация вроде бы успокоилась – но к настоящему моменту разгорелась вновь.

На мой взгляд, фактические причины каталонского стремления к независимости можно свести всего лишь к двум. Во-первых, это настроения местных элит, неявно поддерживаемые местным же населением. Дело здесь в совершенно элементарном иерархическом инстинкте: в рамках единой Испании местные элиты идут по категории "одни из многих" таких вот региональных чиновников, но став независимыми, они резко повысят свой статус. Кроме того, гипотетическое обретение независимости наверняка сулит определенные изменения в элитных кругах – те их представители, которые без особого почтения относятся к идее независимости, в случае обретения таковой будут вынуждены покинуть свои посты – что освободит места для, скажем так, более достойных граждан. Это соображение, очевидно, придает сторонникам независимости дополнительный энтузиазм.

Вторая причина является ещё более банальной, но тем не менее весьма серьезной. Это деньги. Данный регион исторически является весьма богатым – и эта ситуация сохраняется и сейчас. Так, в Каталонии проживает 7,5 млн. человек из всего населения Испании в 47 млн. – но эти 16% населения производят почти 21% ВВП страны. Иначе говоря, каталонцы per capita производят больше всего товаров и услуг, в сравнении с иными регионами, за исключением испанской столицы Мадрида, и делиться заработанным они никак не хотят, несмотря на уже имеющиеся довольно широкие финансовые полномочия в рамках текущего статуса Каталонии. Относительно же страны в целом подушевой ВВП Каталонии выигрывает со значительным перевесом – он выше среднеиспанского чуть ли не на четверть, а, для сравнения, среднероссийского – более чем втрое. При этом экономика Каталонии не является жестко и крепко завязанной на экономику остальной части Испании – так, Каталония заметную долю доходов получает от иностранного туризма, и пляжного, и экскурсионного. Более того, на Каталонию приходится 35,5% от общего объема иностранных инвестиций в Испании в промышленность. В целом же Каталония каждый год перечисляет в бюджет Испании сумму порядка €60 млрд., а обратно в регионе возвращается около €45 млрд. По сути, для каталонцев их земля – суть регион, из которого выкачиваются заработанные ими деньги.

Именно деньги явились причиной резкого обострения сепаратистских настроений. Так, ещё в ноябре 2005 года за однозначное отделение Каталонии выступали менее 13% населения региона, он был вполне доволен сложившейся ситуацией. Тогда же примерно треть жителей региона хотела видеть Каталонию конфедеративным штатом (субъект с еще более широкими полномочиями), а 40% каталонцев вообще были удовлетворены существующим положением вещей. Увы и ах – уже через год случилась история с региональным статутом, которай был сначала утвержден парламентом в Мадриде, а затем и парламентом Каталонии, вступив таким образом в силу. Согласно ему, распределением всех доходов Каталонии занимался сам регион, кроме того, каталонцы признавались нацией – но как только документ вступил в действие, консерваторы из "Народной партии" заявили, что сей документ есть де-факто "вторая конституция" страны и должен быть признан ничтожным; схожие иски пошли и из других регионов Испании. Дело ушло в конституционный суд страны и сопровождалось очень серьёзным давлением на судей со стороны сторонников "Единой Испании". Суд думал 4 года, и в 2010 году наконец-то принял решение о неконституционности ключевых положений статута – и узнав об этом, Каталония закономерно восстала.

Это наложилось ещё и на самый разгар европейского кризиса, в острой его фазе – который для Испании обернулся резким падением на рынке недвижимости (он, в свою очередь, был разогнан внешним спросом) и включением в позорную группу, обозначемую аббревиатурой PIIGS (pigs - свиньи, англ.). Картинка была презабавная: вся страна затягивает пояса, ведется внутренняя девальвация (снижение зарплат в госсекторе и следующий за ним сектор частный), дабы более низкими ценами на рабочую силу поддержать экономику, а тут какие-то разжиревшие коты свободы восхотели? Да не бывать этому! Каталонцы это поняли – и стали методично наращивать давление на Мадрид. Оно же, в свою очередь, натыкалось на ответку центральных властей, включая аресты – хотя откровенного беззакония Мадрид здесь не допускает.

Проблема в том, что сейчас ситуация, похоже, уже достигла того градуса накала, когда ни одна сторона не может отступить без потери лица, в первую очередь перед самим собой. Здесь умиротворяющую роль мог бы сыграть ЕС, но евробюрократы пока ограничились невнятным предупреждением, что независимость Каталонии не будет означать, что её автоматически примут в ЕС; иначе говоря, готовьтесь к повышенным пошлинам при торговле с Европой. Это, впрочем, не сильно повлияло на испанцев с обеих сторон – и Мадрид и Барселона (местные финансисты, кстати говоря, все как один поддерживают Мадрид и единство) вполне страстно, по-испански, уперлись и бодаются, и кто-то в итоге обломает себе рога. Скорее всего, это будет Каталония – но и Мадриду не поздоровится. В конце концов, никто не отменял испанский внешний долг в размере под 100% от ВВП.

Опубликовано 25.09.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

P.S. Как оказалось, власти Испании повели себя по худшему варианту -- с кровью. Кадры с избитыми пенсионерами обошли весь мир, а Брюссель (на словах) поддержал Каталонию. При этом независимость Каталонии будет означать резкое усиление долговых проблем Испании -- иначе говоря, Мадрид по своей воле на это пойти в принципе не может. Похоже, этот конфликт будет только усиливаться.

Метки:
Европа

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены