Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

"Югра", АСВ и эмиссия

31.07.2017

Доллары, сынок, покупать никогда не поздно.

Народное

 

Три недели назад, в понедельник 10 июля, вполне закономерное летнее сонное состояние в российском банковском секторе было резко взбаламучено неординарным событием – ЦБ РФ ввел внешнее управление в банке "Югра". Точнее сказать, финансовый сектор страны уже привык к тому, что ЦБ, словно в тире, периодически выносит с рынка некоторые банки – но столь пристальное внимание к "Югре" было совершенно неожиданным. Шутка ли – на конец I квартала с.г. этот банк, согласно списку "Интерфакс-100" занимал 33-е место по объёму активов и 12-е (!!) – по объёму средств, привлеченных у физлиц. Иначе говоря, банк этот, по сути своей, внятно и однозначно вписывался в категорию too big to fail – и мало кто ожидал для него проблем такого масштаба. Скорее наоборот: ожидаемым была бы государственная помощь (несмотря на отлитое в граните "денег нет, держитесь, всего вам доброго") в случае тех или иных проблем у банка – но всё пошло не так. Более того, даже минимальное погружение в историю вопроса оказывается крайне интересным и богатым на открытия.

Во-первых, отдельный интерес представляет из себя вопрос бенефициаров этого банка. Собственно говоря, первые несколько дней после введения внешнего управления банковская пресса, описывая ситуацию, подспудно задавала друг другу вопрос – кто же такие Хотины, отец Юрий и сын Алексей, о которых сообщается как о ключевых бенефициарах. Сколько-нибудь достоверных данных об этих персонах существует крайне мало; известно, что им принадлежит заметное количество (более 2 млн. кв. м., по оценке Forbes) приносящей доход московской недвижимости, равно как и несколько нефтяных компаний. Сообщают также об ультрапараноидальной секретности этой семьи; достаточно сказать, что их фотографии в свободном доступе найти практически невозможно, если возможно вообще. Известно об их белорусском происхождении, некоторые на основе этого через несколько шагов (и экс-спикера ГД Бориса Грызлова) дотягивают нитку аж до президента Белоруссии Александра Лукашенко – но мы, будучи благонравными и добропорядочными гражданами, делать этого, конечно же, не будем. Тем не менее, вопрос остаётся вопросом – опять же, достаточно сказать, что даже в такой опасной ситуации для ключевого актива ни один из Хотиных не появился на публике – предложения акционеров относительно исправления ситуации с банком высказывал официальный представитель Алексея Хотина Анатолий Верещагин.

Во-вторых, надо понимать, что ситуация с "Югрой" образовалась не просто так. Судя по всему, ЦБ имел более-менее внятное понятие о проблемах банка, но по каким-то причинам (да, среди их вполне может быть безусловно разумное желание не трясти лишний раз и так дырявую банковскую систему страны) не применял столь активные методы раньше. Так, в начале 2016 года банк, действуя по рекомендации ЦБ, прекратил приём вкладов у населения, хотя вскоре принялся обходить это ограничение, предлагая частным лицам свои акции в обмен на деньги, по сути, делая их миноритарными акционерами; отмечу, средства, вложенные в акции, не подпадают под защиту депозитов от Агентства по страхованию вкладов – впрочем, об АСВ ниже. Далее, в мае с.г. ЦБ потребовал у банка сформировать (т.е. вывести из оборота либо же привлечь дополнительный капитал) резервы в объёме 40 млрд. рублей – с учётом того, что на 1 мая капитал банка составлял 51 млрд. рублей, такое требование почти эквивалентно пожеланию его удвоения. Кроме того, это был уже не первый случай требования увеличения резервов; выяснилось также, что банк делает взносы в АСВ по повышенной ставке, поскольку регулятор прямо считает этот банк находящимся в опасном положении и ведущим рискованную политику.

В-третьих, отдельного внимания заслуживает сама история введения внешнего управления в "Югре". Объявлено было об этом 10 июля, был, соответственно, введен трехмесячный мораторий на выплату кредитов, ЦБ, по сути, начал глубокую проверку ситуации в банке. Но привет пришел откуда не ждали – внезапно проснулась Генпрокуратура, которая опротестовала решения ЦБ о введении временной администрации в банк «Югра» и трехмесячном моратории на удовлетворение требований кредиторов банка. Картина, на самом деле, совершенно хтоничная – Генпрокуратура (не могу не вспомнить умильную историю про имена ЛСДУ3 и ЙФЯУ9), оказывается, разбирается в делах финансовых лучше, чем Центробанк. Прокуратура-де сочла эти решения безосновательными, поскольку (цитируя её представителя Михаила Яненко) "ЦБ не выявлял нарушений банком "Югра" обязательных нормативов" и "банк "Югра" является финансово устойчивой кредитной организацией, обладает необходимым запасом ликвидности и имеет достаточное количество средств для осуществления деятельности". И вообще, "введение временной администрации повлечет ущерб для федерального бюджета в связи с осуществлением страховых выплат на сумму более 170 млрд. руб., снизит доступность кредитования малого и среднего бизнеса, ускорит инфляционные процессы и ухудшит инвестиционный климат в стране"; как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Понятно, что такое резкое пробуждение Генпрокуратуры порождает целый спектр толкований – от "да они (неважно, кто именно "они") попросту занесли Чайке" до "патриотичные прокуроры ставят на место раскачивающих лодку мерзких либералов из ЦБ (правда, непонятно, почему мерзкие либералы рекапитализировали банки, выдав им на триллион ОФЗ и немедленно приняв их как кредитное обеспечение -- наверное, втирались в доверие, да)", включая все промежуточные варианты. В общем, выбор на все вкусы. Важно, впрочем, другое – ЦБ не отступился, отозвал лицензию, помимо того, в заявлении сообщил, что в течение 2017 года шесть раз информировал Генпрокуратуру о фактах вывода активов из "Югры" и дважды – Росфинмониторинг о проведении сомнительных транзитных операций. При этом 24 июля Арбитражный суд Москвы зарегистрировал исковое заявление о признании незаконными действий ЦБ; рассмотрение иска назначено на 15 августа – т.е. эта история ещё не завершилась.

В-четвертых, вся эта ситуация выводит на первый план вопросы качества банковского надзора в РФ. Так, в начале 2016 года была отозвана лицензия у Внешпромбанка – но ЦБ чуть ли не за год до того знал о проблемах там. Затем была история с православным банком "Пересвет" – как оказалось, пышущие духовностью и скрепностью православные банкиры столь же православно подделывали отчетность, подаваемую в ЦБ. Можно вспомнить и Татфондбанк, дыра в котором за полгода разбирательств выросла с 45 до 120 млрд. рублей. Иначе говоря, в каждом таком резонансном деле (не касаясь вопроса закрытия десятков банков калибром поменьше) оказывается, что ситуация куда хуже, чем виделась изначально. Вопрос: почему ЦБ тормозит с санациями, не может, не хочет или ему не дают? Увы, у меня нет на него ответа.

При этом он однозначно перекликается с "в-пятых". Дело, собственно, в АСВ. Эта структура была создана в январе 2004 года и была изначально предназначена для поддержки повышения доверия населения к банковской системе. Она собирала взносы с банков (понятно, они могли не входить в АСВ – но тогда поток клиентов к ним резко иссякал), гарантируя изначально вклады в размере до 100 тыс. рублей. Время шло, экономика расцветала, банковский сектор рос, росли и резервы АСВ, параллельно росли и возмещаемые объёмы, достигнув в 2014 году суммы в 1,4 млн. рублей. Всё было хорошо, пока были деньги и пока банки имели доступ к внешним рынкам капитала (кто сказал "санкции"?) – АСВ собирало в год несколько десятков миллиардов рублей взносов, малая часть которых уходила вкладчикам разорившихся банков, а остальная хранилась и инвестировалась. Так, в 2009 году (в разгар острой фазы кризиса!) было выплачено 10 млрд. рублей, столько же в 2010 году, 27 млрд. в 2011 году, 15 млрд. в 2012 году – в общем, всё было в порядке. Ситуация поехала в 2013 году – из АСВ ушло на компенсации 103 млрд. рублей, год спустя этот объём удвоился, составив 202 млрд. рублей, а в 2015 году ушло 369 млрд. рублей – и запас денег был исчерпан. В следующем году АСВ была вынуждена обратиться за помощью (кредитом) в ЦБ – и для того, чтобы выплатить людям 669(!) млрд. рублей, ЦБ выдал кредит в 474 млрд., попросту эмитировав эти средства (это к вопросу о усилении денежного предложения как механизму форсированного развития экономики страны). Само АСВ при этом сообщило, что в год они сейчас собирают около 120 млрд. взносов – чего, очевидно, не хватает.

При этом в 2017 году ситуация не улучшилась. За первые 5 месяцев 2017 года АСВ уже выплатило 220 млрд. рублей, к этому надо добавить 170 млрд. "Югры" – и такими темпами может оказаться, что рекорд прошлого года может быть побит. Хуже того, сейчас возникает вопрос: неизвестно как поведет себя вся система после активации ещё пока не подписанного Трампом закона о новых санкциях. Но радует то, что регулятор совершенно однозначно будет держаться за АСВ зубами и когтями – ибо уж лучше эмиссия и следующие из неё инфляционные риски, чем дезинтеграция доверия к банковской системе с набегом на банки и риском полного коллапса финансово-экономической системы страны.

Опубликовано 30.07.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Банки

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены