Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Программная дуэль

01.08.2016

Что будет, если скрестить ежа и ужа?
Полтора метра колючей проволоки.

– Фольклорное

 

Понедельник 25 июля был отмечен любопытным инфоповодом – Владимир Путин обратил высочайшее внимание на известный доклад Столыпинского клуба. Помощник президента Андрей Белоусов попросил его поручить доработать этот доклад и сотворить на его основе среднесрочную программу "Стратегия роста". Путин ответил согласием, и предполагается, что займётся этим межведомственная группа, специально собранная для обсуждения доклада. Предполагается также, что сделано это будет достаточно оперативно, не позднее IVквартала этого года готовая программа должна быть представлена Экономическому совету (ЭС) при президенте. Сама же работа будет вестись на базе аналитического центра при правительстве.

Событие это было довольно-таки неожиданным. До его наступления экономическое будущее (отмечу особо, не реальное, а вот такое, "программное") страны казалось совершенно однозначным. Напомню, что в мае на заседании ЭС Путин высказался за проведение структурных реформ – которые, было отмечено особо, не должны привести к разгону инфляции и росту бюджетного дефицита. Вслед за этим последовало объявление предполагаемого бюджетного правила на ближайшие годы, согласно которому расходы бюджета будут сокрашаться не только в реальном (с учётом инфляции) выражении, но и в номинальном, чего не случалось даже в 90-е годы. На фоне этих озвученных мер внезапно проявленный интерес к программе столыпинцев выглядит полным диссонансом – и тем интереснее было бы узнать, что на самом деле стоит за всей этой историей.

Понятное дело, патриотическая пресса немедленно разразилась приветствиями, в очередной раз увидев в этом действии признак того, что Путин наконец-то прозрел и вот уже скоро начнёт гнать погаными тряпками окопавшихся в правительстве и центробанке инфернальных либералов, поставит к рычагам патриотов, в результате чего российская экономика шустрым порядком зацветёт и заколосится. Это развлечение можно уже считать традиционным, поскольку за без малого пять лет (с осени 2011 года, когда Путин объявил о том, что идёт на выборы) я этакие прорывы патриотических надежд видел уже около десятка раз. Все они заканчивались ничем – но, понятное дело, истинного патриота такое разочарование остановить никак не может, ибо столь же истинная вера – штука очень сильная. Справедливости ради отмечу, что на сей раз активности было не очень много – возможно, потому, что хтонический Кудрин никуда не делся и тоже пишет свою программу, а возможно просто потому, что на дворе лето, отпускной сезон и садово-огородный период.

Реальность, на мой взгляд, куда проще и прозаичнее: внимание "столыпинскому" проекту было уделено только затем, чтобы сколько-то уравновесить Кудрина, который в отсутствие конкуренции, на взгляд Путина, обрёл бы слишком большой экспертный вес. Опять же, здесь на руку ему играет и отмеченная выше ситуация с бюджетным планированием – обещанная консолидация бюджета по сути и являет собой кудринскую модель. Отмечу, однако, что до презентации окончательной версии программы Кудрина сколько-нибудь детально её обсуждать нет ни малейшего смысла. Ровно такая же ситуация и с предложениями столыпинцев – погружаться во внимательное изучение предварительных набросков не есть разумно.

Впрочем, предварительные сомнения будущая программа столыпинцев вызывает уже сейчас. Во-первых, якобы живительная полуторатриллионная эмиссия, которая-де должна вызывать вал инвестиций (20 трлн. рублей – ещё один бюджет, даже с избытком) со стороны частного сектора. Я напомню, что в этом году российскую экономику ожидает эмиссия в размере более 2 трлн. рублей, обусловленная необходимостью покрывать дефицит бюджета, и реализовано это будет посредством продажи ЦБ РФ активов из управляемых правительством суверенных фондов (в первую очередь ФНБ) – и непохоже, что эти деньги (что характерно, большие по объёму) оказали и окажут столь чудесное влияние, даже с учётом того, что, предположительно, программное эмиссионное финансирование пойдёт на некие прорывные проекты – в отличие от банального покрытия бюджетного дефицита. Во-вторых, смущает сам декларированный упор на финансирование "прорывных проектов". О нет, я нисколько не против их, наоборот (о механизмах отбора таковых и о непонимании, почему на якобы прорывные проекты не выстраивается очереди из частных инвесторов говорить не будем – повторюсь, программы как таковой ещё нет), я всего лишь отмечу, что в стране уже сейчас насчитывается более 30 (прописью: тридцати, и на этом моменте в свидетели хочется призвать полумифического Карла) институтов развития, в которые за период с 2008 по 2015 года было вложено 4,1 трлн. рублей. Кроме того, 6 трлн. рублей за период с 2009 по 2015 год было вложено в экономику в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП). Эффективность этих вложений, к сожалению, очень низка, качество планирования невысоко, программы меняются прямо на ходу – так, в 2015 году в рамках ФАИП в работе было более 1600 объектов, и большинство из них в течение года были заменены на другие или переделаны, а итоговый положительный результат, по сути, отсутствует. Опять же, можно вспомнить главный институт развития, ВЭБ – с его полуторатриллионной дырой в капитале; впрочем, этот вопрос рассматривался ранее. Иными словами, практика показывает, что государственные инвестиции такого рода сложно назвать эффективными – и пока нет никаких оснований предполагать изменения в этом отношении. Возможно, впрочем, что итоговая версия документа "столыпинцев" будет содержать экономические и управленческие решения, которые развеют эти сомнения.

Надо также сказать, что само возвращение Кудрина не носит, скажем так, системного, фундаментального характера. Во-первых, его появление как таковое являло собой формирование определённого противовеса уже включённым в рабочий процесс советнику президента Сергею Глазьеву и помощнику президента Андрею Белоусову. Во-вторых, вопросы вызывает само назначение Кудрина в Центр стратегических разработок (ЦСР) – данная структура является сугубо консультативной, внятных полномочий у неё нет – это не правительство и не АП. В-третьих, создание рабочей группы "Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост" при ЭС – той самой, под его руководством, выглядит солидно лишь на первый взгляд. Дело в том, что в эту же рабочую группу входит Андрей Клепач, бывший заместитель главы МЭР, а ныне заместитель председателя правления ВЭБа, а параллельно – один из идеологов доклада столыпинцев. Очевидно, что включение в состав рабочей группы людей, находящихся на разных идеологических позициях, значительно подрывает работоспособность всей этой структуры.

Что на выходе? Две структуры готовят две программы, весьма различающиеся между собой – собственно, судя по информации на данный момент, чуть ли не единственное их сходство в том, что обе они выражают необходимость снижения административной нагрузки на бизнес, впрочем, было бы странно видеть обратное. Окончательно подготовлены они будут, скорее всего, где-то к лету следующего года, когда до президентских выборов будет уже недалеко, а Путин будет, собственно, принимать решение, с чем именно ему идти на эти выборы. Выберет ли он какую-то из них, или же специально для него будет сооружена какая-то эклектичная, в полном соответствии с эпиграфом, история – покажет лишь время. В конце концов, впереди ещё парламентские выборы, необходимость решать вопрос с бюджетом, федеральным и консолидированным, не говоря уж об экзогенных факторах. В этом смысле летом следующего года будет уже новая земля и новые небеса...

Опубликовано 31.07.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, инвестиционный климат

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены