Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Французский бунт

01.06.2016

Бери под контроль ты дома и заводы!
Свергнут пусть будет проклятый кумир!
А на руинах во славу народа
Строй новый социалистический мир!

– Эрих Вайнерт, "Тревожный марш"

 

На мой взгляд, любой бунт является, полностью по классику, бессмысленным и беспощадным. Потому как в ином случае это уже не бунт – а нечто иное, и называться должно по-иному. Тем не менее, и в нынешнее время "старому доброму" бунту находится место. И вовсе необязательно, что таковым местом должна быть Россия. В фокусе внимания – Франция, где в настоящее время проходят крупнейшие за многие годы волнения.

Началось всё это ещё в марте, и с тех пор интенсивность народного недовольства не убывает, скорее, речь идёт о возрастании такового. Начало, впрочем, тоже не было слабым – 9 марта более трети французских железнодорожников не вышли на свои рабочие места, а в столице их поддержали представители местной молодёжи, исчислявшиеся тысячами – в Париже одновременно прошло несколько демонстраций. Следующая волна была в конце марта – на улицы вышли сотни тысяч граждан, забастовка транспортников привела к отмене половины региональных поездов и значительному увеличению интервалов движения составов парижского метро. Вокруг столицы сформировались пробки длиной в сотни километров. Разумеется, на первом крае вновь была молодёжь – школяры и студиозусы весело и с огоньком строили баррикады, блокируя работу учебных заведений. Затем ситуация чуть подутихла – чтобы разгореться с новой силой в мае. Что же привело добрых граждан Пятой Республики в состояние такого возбуждения?

Всё началось 18 февраля, после того, как правительство (отдельно отмечу, что сейчас во Франции у власти находятся социалисты) обнародовало проект трудовой реформы, позволяющей, среди прочего, существенно облегчить увольнение работников. Реформа эта направлена на существенную либерализацию трудового законодательства, что, по идее, должно дать динамику французскому рынку труда. Так, в настоящий момент действующие во Франции законодательные нормы предполагают повышенные компенсации за сокращения без объяснения причин, а компании, желающие расстаться с сотрудником из-за экономических трудностей, должны доказывать их наличие(!), причем не только на национальном уровне, но и на международном(!!). По замыслу властей, реформа должна помочь предпринимателям "преодолеть страх" найма новых работников, вызванный сложной и дорогостоящей процедурой увольнения. Реформа упрощает процедуру увольнения для предприятий, она также позволит бизнесу более свободно организовывать рабочее время сотрудников, поскольку даст возможность увеличивать на определенный период рабочий день до 12 часов, а неделю – до 46 часов (напомним, сейчас во Франции принята 35-часовая рабочая неделя). Конкретно вопросы рабочего времени и размера доплаты за сверхурочную работу предложено определять на отдельных предприятиях, а не отраслевыми соглашениями (при широком участии профсоюзов).

Французское общество приняло эти предложения в штыки – в отличие от представителей власти, так, министр экономики Эмманюэль Макрон заявил, что сфера трудовых отношений в стране забюрократизирована и мешает стране развиваться.. Оно и понятно – французам, по сути, предложено отказаться от "завоеваний трудового народа", что прямо отражается в лозунгах протестующих, вроде такого: "Реформа – большой шаг вперед в XIX век". Данным законом предлагается фактическое перераспределение законодательных ограничений – от работника к работодателю, с ослаблением возможностей первого и усилением возможностей последнего.

Вернемся к истории вопроса. Правительство отреагировало на народное недовольство. Законопроект был доработан, к примеру, в него вернулась уничтоженная было норма о праве на отпуск в случае смерти близкого родственника, кроме того, правительство объявило о введении особых степендий для безработных выпускников вузов. 3 мая закон поступил в парламент – где баталии продолжились. Понятно, что закон не получил одобрения со стороны оппозиции, но имел место ещё и раскол среди депутатов правящих социалистов – часть из них взбунтовалась и отказалась его поддерживать. Соответственно, правительство, твёрдо намеренное добиться принятия этого законопроекта, бросило на стол туза – нечасто используемый пункт 49.3 конституции Франции, который позволяет правительству проводить законы без голосования в парламенте. Разумеется, это решение депутатам тоже не пришлось по вкусу – депутаты как крайне левого толка, так и представители консервативной оппозиции освистали премьера страны Мануэля Вальса, когда он объявлял Национальной ассамблее (парламенту) об этом решении кабинета министров. Первые – потому, что закон, по их мнению, ущемляет права народа, чего леваки допустить не могут в силу идеологической платформы, вторые – потому что такой механизм, пусть и существующий в конституции, является антидемократическим по сути своей. При этом более двух третей населения не поддерживает сам закон, ещё столько же – механизм "протаскивания" такового поперёк базовых парламентских процедур.

В итоге модификациями закона утихомирить народ не удалось, протесты вспыхнули с новой силой. Зазвучали требования отставки президента Франсуа Олланда, а фигура инициатора закона – министра труда Мириам эль-Хомри – приобрела воистину сатанинские черты. Масла в огонь подлило заявление Олланда, сделанное в прямом эфире радиостанции Европа-1. Имея в виду трудовую реформу, он дал понять, что сделает все, чтобы она вступила в силу, подчеркнув, что "не уступит". После этого Франция буквально взорвалась – причём уже не на уровне отдельных манифестаций, но целых программ, рассчитанных на длительные сроки.

Новый виток начался с водителей-дальнобойщиков (кто сказал "Платон"?), которые устроили фильтрующие барьеры на главных магистралях – дальнобои пропускали легковушки, но останавливали грузовики, блокируя таким образом хозяйственную жизнь в затронутых регионах. В портовом городе Гавре (местный порт – один из крупнейших во Франции) забастовали докеры. Затем забастовали почтовики и энергетики. Пошли уже прямые и весьма серьёзные столкновения с полицейскими силами, включая спецназ. Счастья добавило то, что забастовали шесть из восьми НПЗ Франции, результатом чего стал дефицит топлива на АЗС и его нормирование, которое, очевидно, натыкается на желание водителей затариться им по максимуму – со всеми вытекающими. К забастовкам присоединился и персонал двух газо-нефтяных разгрузочных терминалов. Наконец, к протестам присоединились и работники французских атомных станций, что особенно умиляет – с учётом того, что атом занимает порядка трёх четвертей энергобаланса Франции. При этом французские вопросы имеют все шансы выйти на международный уровень – в июне в стране начинаются матчи чемпионата Европы по футболу, и, если ситуация не успокоится, они вполне могут быть сорваны.

Что здесь можно сказать?

Во-первых, я уже неоднократно писал, что, в целом, не имею ничего против социализма. Кто же против такого "праздника жизни", когда государство облизывает тебя всеми способами, а ты можешь лежать брюхом кверху и плевать в потолок? Вопрос в другом – а кто и как оплачивает всю эту красоту пособий, субсидий, вычетов и так далее. И вариант вроде "проедаем резервы", на мой взгляд, является крайне глупым, равно как и "социализм через наращивание долгов" (т.е. перекладывание их на потомков – они не заслужили этакого подарка) – кстати говоря, во Франции сейчас реализуется именно такой вариант, соотношение госдолга к ВВП выросло с 64,4% в 2006 году до 96,1% в 2015 году, по сути, от долгового взрыва Францию спасают только низкие процентные ставки и, соответственно, относительно низкая стоимость обслуживания этого долга.  Вариант "разуть буржуя" тоже не очень – буржуй нынче ушлый пошёл, он, если что, кочует со своими капиталами и технологиями в другую юрисдикцию, более подходящую для ведения бизнеса. Остаётся только вариант "ограбить кого-либо", но это реализуется не всегда.

Во-вторых, мы сейчас во Франции наблюдаем массовое выражение воли народа. Я, исходя из максимы "vox Populi – vox Dei", не могу не проводить определённых аналогий с РФ – но прямое сравнение оставим всё же за скобками, ибо это выходит за рамки обозначенной темы.

В-третьих, по моему мнению, этот закон Франции необходим. Негибкий рынок труда и высокая стоимость рабочей силы на фоне долговременной безработицы в 10% (не говоря уже об известных проблемах с юридической системой страны) порождают жестокую неконкурентоспособность французских товаров – что, кстати, прямо видно на хронически негативном торговом балансе. Вообще говоря, Франция сейчас – один из последних бастионов евросоциализма, вместе со скандинавскими странами. В других странах региона модернизация трудового законодательства прошла много лет назад – и ситуация там в этом аспекте выглядит поздоровее.

Но, в полном соответствии с "во-вторых", это всё же выбор французов, и никого иного.

Опубликовано 29.05.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа, социализм



15 марта 19:00-21:00
Прогноз мировой и российской экономики на 2018 год

При оплате до 12 марта
стоимость курса 7000 рублей

При оплате после 12 марта
стоимость курса 9000 рублей

Предоплата 5000 рублей

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены