Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Деньги со знаком минус

19.10.2015

What actually transpires beneath the veil of an event horizon?
Decent people shouldn't think too much about that.

– Academician Prokhor Zakharov, "For I Have Tasted The Fruit"

 

Минувшая неделя принесла одну весьма любопытную новость. Оказалось, что в руководстве ФРС США вполне предметно рассматривают вопрос введения отрицательных процентных ставок. С заявлениями по данной теме выступили Уильям Дадли, президент Федерального резервного банка Нью-Йорка, а также Бен Бернанке, бывший председатель ФРС США (2006 – 2014) – тот самый Бернанке, он же "Бен-вертолёт", автор вызывающей ныне лишь невесёлую усмешку темы про "зелёные ростки" в экономике и основная движущая сила за всеми проводившимися и проводящимися "количественными смягчениями".

Дословно Бернанке отметил следующее. "Мы не стали опускать процентные ставки ниже 0%, так как опасались, что подобные меры могут дестабилизировать фонды денежного рынка. Однако в последние несколько лет эти меры были применены в ряде европейских стран без каких-либо серьезных побочных эффектов. Поэтому я думаю, что в дальнейшем ФРС сможет более конструктивно подойти к этому вопросу". Аналогично высказался и Дадли: "....действия финансовых властей Европы показали, что использование отрицательных процентных ставок вполне возможно. При этом сопутствующие затраты не так велики, как можно было бы ожидать".

Два сапога – пара. Уильям Дадли уже скоро семь лет как возглавляет нью-йоркское отделение, и именно он является заместителем главы ФРС Джанет Йеллен. Бернанке же честно трудился на своём посту в течение двух каденций и теперь, уйдя с него, занял весьма удобную позицию "экономического мудреца", который, с одной стороны, уже ни за что не отвечает, при этом сохраняя возможность влиять на ситуацию посредством словесных интервенций; отмечу, что до него такую же роль играл Алан Гринспен, который возглавлял ФРС почти 19 лет (1987 – 2006). Синхронность выступления обоих экономистов позволяет предположить, что Бернанке специально попросили вбросить в инфополе тезис об отрицательных процентных ставках – что он и проделал.

Вообще говоря, отрицательные процентные ставки – это нонсенс. Во все века человеческой истории деньги давались в рост, под положительный ссудный процент. Я не буду сейчас касаться вопроса моральных аспектов ростовщической деятельности, равно как и запретов таковой в священных книгах основных мировых религий, отмечу лишь, что само наличие положительного ссудного процента является мощнейшим стимулом экономической деятельности, который требует от заёмщика либо вытеснять кого-то другого с рынка, на котором он работает, забирая, таким образом, его доходы и используя их для покрытия займа, либо расширять пределы ойкумены, приходя в новые, ранее не окученные места, где есть деньги, которые можно заработать. Понятно, что в истории бывали времена, когда при положительной номинальной процентной ставке реальная ставка оказывалась отрицательной (классический пример: инфляция выше действующей номинальной ставки процента), но такие локации были относительно невелики в пространстве и/или времени. Однако сейчас, похоже, отрицательные процентные ставки – как явление – наращивают своё присутствие в мировой экономической системе и потихоньку институционализируются.

И Дадли, и Бернанке не зря помянули Европу. Именно этот регион планеты (крупный, развитой и мощный экономически, т.е. данный пример является весьма показательным) стал пионером в деле внедрения отрицательных номинальных процентных ставок. Первым отрицательные процентные ставки ввел центробанк Дании, в июле 2012 года он начал взимать с коммерческих банков 0,2% за хранение депозитов. Острый эксперимент с отрицательными ставками приобрел совершенно иной масштаб в конце прошлого – начале этого года, когда ЕЦБ опустил ставку по депозитам до -0,2% и объявил о программе денежного стимулирования, что заставило центробанки соседних стран увести процентные ставки на отрицательную территорию, чтобы избежать риска широкомасштабного притока капитала – который бы удорожил национальную валюту и снизил конкурентоспособность экономики.

Дело, однако, в том, что в экономической системе Европы (вернее, ЕЦБ) присутствуют два вида ставок. В отрицательную зону ушла ставка по депозитам – иначе говоря, европейские коммерческие банки сейчас доплачивают ЕЦБ за право размещать деньги на его корсчетах, но при этом учётная ставка – под которую берутся кредиты у ЕЦБ (не будем сейчас вдаваться в подробности этого процесса и детали проводимых аукционов) – была и остаётся положительной, сейчас она составляет 0,05%. В США же эти ставки, по сути, равны, депозитная установлена как 0,25%, учётная гуляет в коридоре 0-0,25% – всё это выглядит как нонсенс, как будто ФРС раздаёт деньги вообще за так, но это компенсируется транзакционными издержками и тем, что далеко не все банки имеют доступ к деньгам ровно по учётной ставке. Соответственно, относительно США речь идёт о том, что оба вида ставок могут уйти в отрицательную зону.

Последствия этого действия будут совершенно непредсказуемы – и это не фигура речи, а реальность, причём без подтекста "огромные разрушения". В частности, переход номинальных ставок в отрицательную зону может спровоцировать мощнейший исход ликвидности из долларовых финансовых активов, при этом конечное направление этого исхода определить невозможно, это будет выход "куда-то". Обусловлено это может быть чисто технически – все мировые инвестфонды действуют сообразно своим инвестиционным декларациям, указывающим ориентиры риска/доходности, и ухудшение статуса этих ориентиров прямо вынудит их к релокации денег, находящихся под их управлением. Представить себе какие-либо иные последствия я, должен признать, вообще не могу, поскольку такая ситуация является самой настоящей Terra Incognita экономики.

Вернёмся к США. На мой взгляд, очень показательным является то, что этот вброс появляется на фоне долговременной (длительностью уже в год) риторики скорого поднятия ставок. Подчёркиваю: поднятия, а не уменьшения, тем более с переходом в отрицательную область. Понятно, из этого нельзя сделать никаких однозначных выводов относительно изменения американской денежно-кредитной политики, которое может быть объявлено после очередного заседания FOMC (по плану оно пройдёт в конце октября). Здесь важно другое – сам факт допущения в "риторику возможного" вероятного действия, прямо противоречащего всему, что декларировалось ранее. Это вносит очень серьёзное непонимание в мировую финансовую систему – и об этом, в частности, прямо заявил Лоуренс Финк, генеральный директор BlackRock, крупнейшей в мире управляющей компании, под присмотром которой находятся активы стоимостью в $4,5 трлн. (для сравнения – это ВВП РФ за три с лишним года).

Хуже того, подобный вброс прямо означает, что у ключевой финансовой структуры мира (а это именно что ФРС США) нет понимания, что именно происходит с экономикой, американской и мировой, и когда она придёт в норму образца, скажем, четвертьвековой давности – а никак не new normal образца 2009 года. Рискну предположить, что подобные же настроения владели умами (понятно, с поправкой на информационное обеспечение и существенно меньшую равномерность мировой экономики) и в период Долгой депрессии, которая длилась, по сути, всю последнюю четверть XIX века – и, очевидно, это соображение не добавляет оптимизма, хотя бы потому, что выход из неё (да и выход, увы, условный – достаточно вспомнить кризисы 1900, 1903 и 1907 годов) стоил человечеству двух мировых войн.

В целом я не могу не отметить, что, похоже, прямо подтверждается мой прогноз относительно того, что именно вопрос американских ставок будет ключевым для мировой экономики в этом году, и что ФРС США упустили момент, когда ставки можно было повысить относительно безболезненно, получить набор негатива от статистики, после чего снизить её обратно, снабдив очередным "смягчением", которое было бы – на этом фоне – нормально принято экономическим истэблишментом. Можно также предположить, что такая неуверенность (а это именно она) американских финансовых властей спровоцирует очередную волну поисков палочки-выручалочки для мировой экономики с извлечением на свет Божий, скажем, исламского банкинга, гезеллевских денег и вульгарно понимаемого коммунизма – того самого, который, по Егору Летову, "наступит скоро, надо только подождать".

Впрочем, рассмотрение этих либо иных альтернатив выходит за рамки настоящей статьи.


Опубликовано 18.10.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, финансовая система

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены