Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Олег Григорьев: «Если Россия возьмет Грецию на буксир, это будет хуже Крыма»

01.07.2015

 ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА ГРЕКОВ СТАНЕТ ПРИМЕРОМ ДЛЯ ДРУГИХ СТРАН ЕС, ЧТОБЫ НЕПОВАДНО БЫЛО ВЫХОДИТЬ ИЗ ЕВРОЗОНЫ, СЧИТАЕТ ИЗВЕСТНЫЙ ЭКОНОМИСТ

Греция на грани дефолта: накануне она не смогла перечислить МВФ очередной платеж в размере 1,55 млрд. евро. В июле страну ожидают еще и миллиардные платежи по коммерческому долгу, которые, впрочем, тоже вряд ли будут осуществлены. О том, станет ли средиземноморский дефолт началом конца Евросоюза и как он отразится на России, которая уже предлагает «греческим братьям» свою помощь, корреспондент «БИЗНЕС Online» беседует с научным руководителем центра «Неокономика» Олегом Григорьевым.

Олег Григорьев
Олег Григорьев: «Дефолт состоится при любой погоде. Но будет ли он закреплен формально, юридически — вот вопрос...»

«ДОПУСТИМ, ВСЕ УЙДУТ В ПОЛЯ ПАХАТЬ ЗЕМЛЮ»

— Олег Вадимович, Греция уже не может избежать дефолта?

— Дефолт, если подходить строго формально, состоится при любой погоде. Но будет ли он закреплен формально, юридически — вот вопрос...

— Будет ли он объявлен публично, вы хотите сказать?

— Да. Фактически дефолт и так уже есть. Понимаете, это как недавний дефолт в Новгородской области: то ли он был, то ли его не было (дефолт зафиксирован по факту неплатежей по кредиту ВТБ — прим. ред.). Фактически он был, но при этом его никто не объявлял, все проглотили. Здесь то же самое: дефолт состоится в любом случае, но как он будет представлен в мире: что это просто задержка платежей, что мы еще посмотрим, как ее трактовать... За настоящим дефолтом, если он будет объявлен, ведь следует целый ряд последствий.

— А какие будут последствия? Евросоюзу уже вовсю предрекают то, что он вот-вот развалится. Что Греция и есть тот кирпичик, от которого рухнет здание.

— Здесь путают два понятия: есть еврозона, и есть Евросоюз. То, что еврозона развалится или, по крайней мере, один из ее членов выйдет оттуда после объявления дефолта — это совершенно очевидно. Евросоюз же шире, чем еврозона. Поэтому, что будет с членством Греции в ЕС в случае выхода этой страны из еврозоны, это еще вопрос длительных переговоров. Для еврозоны это серьезный удар, но для Евросоюза это предмет дипломатических встреч.

— Не произойдет ли выход других стран из ЕС по принципу домино? Отвалится Греция, и пошло-поехало... Как вы относитесь к прогнозам относительно возможного выхода Болгарии, Португалии и других государств?

— Я даже не понимаю, откуда берутся такие прогнозы. В отличие от Греции в Португалии небольшой рост есть, в Испании — тоже. В Италии похуже — там действительно паршиво. Но она вряд ли выйдет из еврозоны, там и позывов таких вроде нет.

Что касается Греции, то сейчас все говорят: какие греки молодцы, как Алексис Ципрас (греческий премьер-министр — прим. ред.) заботится об интересах народа. Ну допустим, вот они выходят из еврозоны, перестают использовать евро, возвращают в оборот драхму. Драхма либо сразу девальвируется, либо ее девальвируют по факту. А что такое девальвация? Это снижение уровня благосостояния населения. Тут есть разные оценки: Ципрасу сейчас советуют: сократи пенсии, урежь зарплаты, проведи увольнения. По сути, речь идет о 30 - 50 процентах сокращения доходов населения. Причем это произойдет почти мгновенно, по крайней мере, в течение года.

— Уровень доходов в Греции и так невысокий. Страна совсем будет ввергнута в нищету?

— Вы знаете, уровень жизни в Греции, вообще-то, повыше, чем в России. Это просто мы так говорим: «нищая Греция». На самом деле им есть куда падать. И уже видно по поведению европейских чиновников, что они, может быть, даже и приветствовали бы выход Греции из еврозоны, чтобы показать всем остальным странам, что их ждет, если они начнут рыпаться. При этом Грецию никто не будет специально наказывать: падение в 30 - 50 процентов — это объективно. Законы экономики никто не отменял. И голосованием на референдуме их отменить нельзя. Кто же еще захочет выходить из еврозоны, когда показательный пример Греции будет у всех перед глазами?

— Греция — аграрная страна, туристическая «Мекка». Неужели греки не найдут способов выжить в условиях падения доходов?

— Выжить не вопрос. Можно допустить, что все уйдут в поля, начнут пахать землю, бегать, суетиться. Кто-то был профессором — станет консьержем в отеле, будет обслуживать туристов и улыбаться им при соответствующей зарплате в пять раз меньше прежней. Выжить можно. Но вот качество жизни уже будет другим.

— Это наверняка скажется на самооценке греков как нации...

— Совершенно верно. Поэтому я и говорю: на фоне кризиса в разных странах ЕС (в той же Италии, Испании) есть популистские группировки, которые могут при благоприятном для них стечении обстоятельств прийти к власти. Но если люди в этих странах увидят, что на самом деле происходит с Грецией, то они задумаются, верить ли им популистам и выходить ли из ЕС. Поэтому я не очень представляю, почему все ожидают какой-то цепной реакции после выхода греков из еврозоны.

0,,18369713_303,00.jpg
Алексиси Ципрас и Владимир Путин 

«ГРЕЦИЯ ЖИЛА ЛУЧШЕ РОССИИ — МЫ ЕЙ НЕ ПОМОЩНИКИ»

— Сможет ли Россия выручить Грецию? Как известно, президент Владимир Путин уже обещал финансовую помощь греческой экономике...

— Если говорить о значимой поддержке для Греции, то речь должна идти о десятках миллиардов долларов. Захочет ли российский президент Владимир Путин отобрать у своего народа десятки миллиардов долларов и отдать их другому государству? У нас ведь тоже ситуация не самая лучшая...

— По сути, это будет второй Крым, который мы тоже возьмем на геополитический буксир...

— Это будет хуже Крыма. Почему? Потому что там народу больше. С Крымом все легко: прежде они жили хуже, а теперь стали жить лучше. А теперь мы возьмемся помогать Греции, которая жила лучше нас и привыкла так жить. Сможем ли предложить Греции десятки миллиардов долларов? А те копейки, которые мы в состоянии предложить, будут, конечно, восприняты с благодарностью, но они Грецию не спасут и мало что ей принесут. Так, для поддержания штанов. Может быть, Китай в состоянии предложить Греции более значительную финансовую помощь...

— А у Китая в Греции какой может быть интерес?

— Мы же не знаем, что у китайцев в головах. Возможно, у них тоже есть какие-то геополитические задумки по этому поводу. Но мы про эти задумки ничего не знаем. Просто у них возможностей больше.

— Зачем же тогда Путину встревать со своими, как вы говорите, копейками?

— Речь идет о газовых интересах России. Под эти интересы что-то отстегнуть можно. Но это, повторяю, Грецию не спасет никоим образом.

image22508117_9e5da3d0d18729d5f9e4e84cb57e732f.jpg
«Сейчас для Греции любой выход влечет за собой нежелательные последствия. Как говорится, «оба хуже» 

«НИЧЕГО СТРАШНОГО С РУБЛЕМ НЕ ПРОИЗОЙДЕТ»

— Что же тогда спасет Грецию? Возможно, ей стоит одуматься и не выходить из еврозоны?

— Сейчас для Греции любой выход влечет за собой нежелательные последствия. Как говорится, «оба хуже». Что говорят по этому поводу сами греки: «До тех пор, пока мы находимся в еврозоне и выполняем условия кредиторов, мы не развиваемся, это ставит крест на развитии нашей экономики. Нас ждут десятилетия унылого существования без каких-либо перемен. Зато если мы выходим из еврозоны и сразу падаем вниз на 30 - 40 процентов, то у нас, по крайней мере, начнется какой-нибудь экономический рост «из ямы», все оживится». Ну да, девальвация всегда приводит к каким-то последствиям, с этой точки зрения положительным. Укрепляется внутренний рынок, растет экспорт, появляется динамика. Но каким будет этот рост? Компенсирует ли он хотя бы в перспективе это неизбежное падение? На мой взгляд, нет. По сути дела, это выбор между ужасным концом и ужасом без конца.

— Будут ли какие-то последствия для рубля в результате греческого дефолта?

— Ничего страшного с рублем не произойдет, на мой взгляд. Да, поначалу упадет евро, следовательно, мы потеряем в той части национального резерва, которую храним в европейской валюте. А в России в евро, напомню, 45 процентов национального резерва. Но собственно для рубля я не вижу никаких угроз. Есть другое: греческая история повлияет на мировой финансовый рынок, и он окончательно потеряет аппетит к риску. А когда мировой рынок теряет аппетит к риску, проигрывают в первую очередь развивающиеся страны. Но тут можно ответить, что по отношению к России аппетит к рискам давно потерян из-за экономических санкций, из-за нашего внутреннего кризиса. Поэтому я не вижу каких-то роковых последствий для нашей страны. Не так много у нас иностранных денег на фондовом рынке, в гособлигациях...

— То есть волна от греческого побережья до нас не докатится?

— Что-то мы ощущать, конечно, будем, но на фоне того, что с нами и так происходит по другим причинам, это покажется незначительным волнением. Кризис в России и так развивается. Ну да, чуть-чуть станет хуже. И кто-то, отчитываясь перед президентом, наверняка скажет: «У нас все плохо, потому что в этом виновата Греция». В этом плане греческую тему будут использовать.

— А возможно ли, чтобы «блудная» Греция вошла со временем в Евразийский союз?

— Все возможно. Посмотрим, что произойдет с властью в Греции после падения доходов населения. Понятно, что власть, которая вогнала свой народ в обеднение на 50 процентов, вряд ли будет устойчивой.

— Кризис в самой России по-прежнему будет развиваться вяло и поступательно?

— Да, и более того, статистика второй половины года будет показывать нам даже некоторое улучшение ситуации. Формально темп падения может замедлиться, где-то даже зафиксируют рост. Мы спускаемся с горы, а у горы разные склоны. Поэтому нам может показаться, что мы приподнялись по сравнению с тем, где мы были. Но при этом мы все равно будем падать дальше.

 

Справка

Действие программы финансовой помощи Греции истекло в полночь 30 июня. Афинам не удалось договориться с международными кредиторами о продлении программы. Страна так и не смогла перечислить Международному валютному фонду (МВФ) очередной платеж в размере почти 1,6 млрд. евро. Аналитики предрекают, что следом за объявлением дефолта Греция может выйти из еврозоны. Еще в минувшее воскресенье Греция закрыла свои банки на неделю и ввела контроль за капиталом, чтобы ограничить нагрузку на финансовую систему страны. 5 июля в стране пройдет референдум. На голосование будет вынесен вопрос: «Должны ли мы принять проект соглашения, предложенный Еврокомиссией, Европейским центробанком и Международным валютным фондом 25 июня 2015 года?»

В июле Грецию также ожидают платежи по коммерческому долгу: 2 млрд. евро по казначейским облигациям 10 июля, 83 млн. евро по облигациям в японских иенах 14 июля, а также выплата 17 июля процентов на сумму 71 млн. евро по 3-летним коммерческим облигациям правительства, выпущенным в июле 2014 года. Долгосрочная и среднесрочная коммерческая задолженность Греции составляет в настоящее время около 39 млрд. евро, что соответствует 22% ВВП. Весь остающийся долг — 261 млрд. евро (без учета 15 млрд. евро в казначейских векселях) — является задолженностью перед официальными кредиторами (ЕС, ЕЦБ, МВФ).

 Адрес статьи: www.business-gazeta.ru/article/135661/
 

Метки:
Европа, Банки, ЕЦБ, Греция, евро

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены