Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

2015: прогнозы

12.01.2015

Год новый наступил, кушать стало нечего
Ты меня пригласил и сказал доверчиво:
"Милая ты моя, девочка голодная,
Я накормлю тебя, если ты не гордая"

– ВИА "Комбинация", "Два кусочека колбаски"

Прогнозировать развитие экономической ситуации в стране в наступившем 2015 году одновременно и очень просто, и достаточно сложно. Это делать просто потому, что ухудшение ситуации очевидно всем, равно как и отсутствие сколько-нибудь значимых предпосылок для улучшения; предрекай громы и молнии – и не ошибёшься. Сложность же в том, что толку от такого прогноза практически нету, ведь интересует конкретизация вероятных угроз и сложностей – а также, если возможно, методы преодоления таковых.

Про методы я ничего писать не буду, и это принципиальная позиция, почему – будет сказано ниже. Что же касается самих событий, то начать стоит с базовой точки, а именно с признания того, что наступивший год будет продолжением трендов года ушедшего. Таковых, по большому счёту, ровно один – и это то, что нынешняя мировая депрессия (слово "кризис", на мой взгляд, уже является неуместным) приобрела отчётливо выраженный дефляционный вид – несмотря на всё попытки как-то выбраться из этой колеи. С попытками этими (понятно, эмиссионного характера) вопрос отдельный, но главное здесь в том, что они не относятся к числу одобряемых научным экономическим мейнстримом ("нетрадиционные меры"), и в силу этого лимит их применимости достаточно невелик и практически исчерпан. Отличным примером здесь может служить уже свёрнутая американская эмиссионная программа QE-3, это сворачивание было, де-факто, вынужденной мерой, принятой под давлением социума, рынка, экспертного сообщества и  политиков. Впрочем, об этом надо говорить отдельно, но здесь важно понимать, что уход в дефляцию, помимо снижения цен, проявляет себя и в массированном оттоке капитала из развивающихся стран, деньги в системе мирового капитализма переходят по направлению от периферии к центру, лишь слегка задерживаясь в "локальных центрах".

Россия – развивающаяся страна, взаимодействующая с остальным миром по монокультурному принципу, львиную долю экспорта которой, по состоянию на теперь уже благодатный 2013 год, составляют углеводороды (67,1%, следующими в денежном выражении идут нетехнологичные продукты металлургической отрасли – 12,5%). Понятно, что падение мировых цен на эти товары приводит к резкому снижению поступления валюты, падению курса рубля и так далее. В каком-то смысле ситуацию можно сравнить с 2009 годом, когда страна, фактически, отделалась лёгким испугом – но надо помнить, что тогда только из российских ЗВР на поддержку экономики было выброшено более $200 млрд. – и это на фоне мощнейших западных инъекций ликвидности. Цена барреля, рухнувшая за несколько месяцев с $147 до $41, достаточно оперативно восстановилась до приемлемых уровней. Увы, на сей раз такого ожидать не стоит. Американская эмиссия свёрнута и главной интригой этого года является вопрос когда и насколько ФРС США будет поднимать ставки – что ещё сильнее сократит мировое денежное предложение и будет способствовать перетоку капитала в США. Японская эмиссия почти не уходит с японского финансового рынка, английская уже с год как приостановлена, европейская же отсутствует (программа TLTRO заменителем тут никак не является), китайской пока нет и в проекте. Иначе говоря, такая цена на нефть, обусловленная перепредложением её на мировом рынке и слабостью мирового спроса, надолго, и, на мой взгляд, её равновесный уровень находится как-раз где-то в районе $50-60 за баррель. Конечно, возможны движения и до $30 и до $80 – но это всё, скорее, эксцессы. Отмечу, кстати, что только что пришло сообщение о банкротстве WBH Energy – американской компании, занимавшейся разработкой сланцевых месторождений. Понятно, сама сланцевая отрасль от этого не загнётся, но уход с рынка компаний, которые не могут получать прибыль при низкой (для них) цене на нефть, будет эту цену поддерживать.

Итак, $50 за баррель – надолго. Здесь можно вспомнить, что ровно такая же цена барреля была средней в 2007 году, и экономика России тогда росла – но с тех пор ситуация сильно изменилась. Резко выросли расходы бюджета – силовые структуры, перевооружение, социалка. Средняя зарплата в стране, составлявшая в июне 2007 года 13,8 тыс. рублей (немногим более $500 – доллар тогда стоил 25,4 рубля) превратилась в 30 тыс. в I квартале 2014 года (порядка $850-880); не могу не отметить, что сейчас, после шокового падения рубля, в долларовом выражении зарплаты вернулись к уровням того времени – с соответствующим падением покупательной способности, кроме того, не стоит забывать, что обусловленный курсом рост цен на импорт дополнительно провоцирует ухудшающее положение людей увеличение инфляции.

С бюджетом ситуация несколько иная. Понятно, девальвация поможет его выполению – в номинальном, рублёвом выражении. Но далеко не всё, что платится в рамках бюджета, остаётся внутри страны, а возможность закупать что-либо за рубежом за бюджетные деньги сильно усохнет. В этом смысле его формальное выполнение де-факто будет секвестром, кроме того, из-за волатильности курса рубля вероятны колебания в поступлении средств – что тоже негативно скажется на исполнении бюджета.

Как результат всех этих неприятностей стоит ожидать продолжения напряжённости в банковском секторе страны. Падение спроса и спад экономики в целом снижает потребность в услугах банков; соответственно, самые слабые будут разоряться, подпитывая собой общую нервозность ситуации и поддерживая достаточно высокими ставки на межбанке. Прибавится работы у ЦБ – кого чистить, кого закрывать, кого, особо избранного, рекапитализовывать. Кроме того, практически закрытое внешее финансирование при остающейся необходимости отдавать долги и высокой ключевой ставке уже порождают запретительно высокие проценты по кредитам – что будет ещё больше добивать экономику.

Вообще, если говорить о цифрах, то в этом году я ожидаю спада экономики на 5-10%, а падения реальных доходов населения – на 15-25% (напомню, что по состоянию на ноябрь 2014 года к ноябрю 2013 года оно составило 4,7%).

С точки зрения экзогенных воздействий позитива также не просматривается. Рейтинги России поставлены на пересмотр, Fitch Ratings только что снизило кредитный рейтинг до уровня "ВВВ-", что уже по соседству с "мусорным" – страна будет и дальше терять инвестиционную привлекательность, не говоря уже о внешнем финансировании. Все разговоры о центнерах и тоннах доступного капитала на Востоке пока остаются лишь разговорами. Здесь можно вспомнить отказ китайцев выдавать кредит под строительство "Силы Сибири", в результате чего сейчас Миллер ищёт деньги буквально везде, неприятности усугубляются уже пошедшим снижением добычи газа – за 2014 год она составила 9%. Печальная ситуация и у "Роснефти" – объёмы долгов её уже больше, чем капитализация компании (на конец сентября долг составлял 2,51 трлн. рублей, а капитализация, по состоянию на настоящий момент – 2,04 трлн. рублей) – фактически, её стоимость отрицательна.

При этом вполне вероятно, что в некоторых производственных сферах экономики будет оживление, пойдёт кое-какое импортозамещение. Причина, опять же, понятна – девальвация рубля делает невыгодным импорт. Здесь чем сильнее девальвация – тем выше эффект импортозамещения; впрочем, за это придется платить спадом долларовых доходов и ухудшением доступа к импорту, не только потребительскому – но и инвестиционному, к оборудованию и его обслуживанию.

Далее, государственного дефолта я в этом году не ожидаю. Государственный внешний долг достаточно невелик относительно объёма резервов, пусть и похудевших, и даже с учётом того, что далеко не все они являются действительно ликвидными. При этом корпоративные дефолты вполне вероятны, точнее, не дефолты, а квази-дефолты – со всей этой унылой тягомотиной с реструктуризацией долгов, рекапитализациями пострадавших банков и так далее; помним про связи госкорпораций и прочее спасение тех, кто too big to fail – за счёт бюджета (налогоплательщиков) и, возможно, эмиссии.

Соответственно, вероятные внутриполитические события являются, прямо по Ленину, выражением экономики. Новое Пикалёво, и даже не одно – более чем вероятно; здесь уместно вспомнить, что с этого года в Вологодской области отменили вообще все электрички – нет денег. Проблема в том, что сейчас не 2009 год, жировые запасы истончились, и протестовать в этом случае будет уже не карикатурный креакл с плакатом "Хомяк расправил плечи", а тот самый простой народ. Вообще, вопрос умиротворения социума в этом году очень интересный; этот-то год ещё ничего, но за ним следуют выборные 2016 и 2018, с высокой политической активностью. Ресурсы будут нужны на успокоение социума в преддверии этих событий, но что будет, если они потребуются ранее? Этот вопрос остаётся открытым, равно как и вопрос верхушечного переворота в стране, здесь для прогноза недостаточно данных.

Сохранится и внешнеполитическое давление на Россию. Я писал ещё прошлым летом, что "план Путина – спасение Путина", и этот императив поведения никуда не делся. Все меры последнего времени (последним номером здесь является поставка на Украину угля и электроэнергии без предоплаты, "в рамках джентельменского соглашения") явно свидетельствуют о том, что Кремль изо всех сил хочет "вернуть всё как было", что позволяет условному Западу, недовольному нарушением устоявшихся порядков, давить привычным ему механизмом "сделайте вот это, а мы может быть подумаем насчёт санкций", а Украине – решать свои вопросы. Неприятность в том, что выхода (с сохранением лица) из этой ситуации быть не может в принципе: даже если, под внешним давлением и под братско-партнёрскую риторику ("хунта" – нет, не слышали) полностью взять Украину на содержание (я напомню, что у этой страны был дефицитный бюджет и отрицательный баланс текущего счёта ещё в благодатном 2013 году – она и так двигалась к краху, более того, сейчас эта ситуация сохраняется, несмотря на резкий спад импорта и выправление торгового баланса) и если при этом бюджет России каким-то чудом не взорвётся, то остаётся вопрос Крыма. И для того, чтобы он сошёл с повестки дня, нужно разрушение либо одной, либо другой страны.

Вместе с этим, ситуацию могут испортить и частные случаи. В прошлом году Россию присудили к выплате $50 млрд. бывшим акционерам ЮКОСа, на это решение была подана апелляция, которая будет рассматриваться после 28 января. Вероятность того, что она будет удовлетворена, мягко говоря, невысока – а значит, деньги придётся платить, ухудшая положение страны. Нет, можно и не платить – но это чревато блокированиями зарубежных счетов России и госбанков, равно как и арестами имущества, наконец, такое поведение государства негативно повлияет на и так измученный российский бизнес. Опять же, прецедент уже был – швейцарская фирма "Noga", которая отравляла жизнь на протяжении 14 лет – с 1993 по 2007 год (достаточно вспомнить попытку ареста самолётов на авиасалоне в Ле-Бурже), при этом масштаб требований был на полтора порядка меньше.

Отдельно хотелось бы коснуться вопроса занятости. Всех ждут сокращения зарплат, увольнения, оптимизация штатов и так далее. Здесь хотелось бы дать один совет: делайте всё, чтобы с рынка уходили не вы, а кто-то другой. Конкуренция обострится. Всё, сытных времён на обозримом промежутке уже не будет, во всех сферах деятельности – от уборки придомовой территории до управления миллиардными активами.

Наконец, особо хотелось бы сказать ещё о двух вещах.

Во-первых, я намеренно никак не комментировал расплодившиеся в последнее время программы "спасения России", несть им числа – это не является задачей данного текста.

Во-вторых, я намеренно никаких мер не предлагаю сам. Ибо вопрос, на самом деле, не в этом. Правильный вопрос – не "что", а "кто". Кто и почему будет воспринимать всю полноту информации, принимать решения и нести за них полную ответственность – перед людьми, страной, будущим и Богом.

Я таких людей, увы, не вижу, нынешние российские элиты для этого непригодны.

И это есть главная неопределённость наступившего 2015 года.

Опубликовано 11.01.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Кризис, Элиты, Россия, Банки, Будущее, прогноз, политика, ЦБ РФ, бюджет

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены