Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Мухи, тигры и верховенство закона

10.11.2014

Решения пленума – в жизнь!

– Советский лозунг

 

Недавно в Китае завешился 4-й пленум ЦК КПК 18-го созыва, проходивший с 20 по 23 октября. Проходят они раз в год, осенью – и, как показывает практика, на них принимаются весьма серьёзные решения. Хорошим примером здесь может служить прошедший в прошлом году 3-й пленум, выдавший на-гора целый спектр ключевых решений, которые, однако, все находились в одном тренде – снижения роли государства в экономике Китая, отхода от командно-административной системы и, соответственно, увеличения доля рынка, в самом широком смысле. Нынешний пленум, на первый взгляд, таких очевидных системообразующих решений не породил, он был посвящён достаточно скучной теме "верховенства права в Китае". Вместе с тем, некоторые наблюдатели в Китае уже называют его эпохальным; впрочем, нельзя не отметить, что подобная риторика исходит от китайских комментаторов, что (с учётом вполне знакомой нам советской риторики) заставляет относиться к ней с некоторой долей скепсиса.

Как бы то ни было, пленум прошёл, определённые решения были приняты, и имеет смысл, рассмотреть, какие именно. Согласно опубликованному по итогам Пленума коммюнике, главной целью нынешнего стремления КПК к продвижению верховенства закона является формирование системы, служащей "социалистическому верховенству закона с китайской спецификой", а также формирование государства с "социалистическим верховенством закона". Кроме того, китайские власти теперь обещают также управлять страной "в соответствии с Конституцией"; уместно спросить – а раньше что, совсем без неё обходились?

При этом вместе с такими вызывающими умиление в итоговом коммюнике присутствуют и действительно революционные вещи. Так, было обещано проведение законодательной реформы, которая должна предоставить судьям больше независимости и ограничить влияние местных чиновников на суды и дела, при обнаружении же такового оные чиновники будут подвергаться взысканиям и/или привлекаться к ответственности. Опять же, это звучит достаточно умильно ("дозрели!"), но суть тут в том, что КПК впервые в партийном документе явно запретила чиновникам вмешиваться в судебные дела и пообещала привлечь нарушителей к ответственности. Той же самому декларированной высшей цели – обеспечению верховенства права – послужит и формирование института выездных судов, которые будут заниматься делами (вероятно, особо резонансными) по искам местной общественности; аналогичные улучшения ждут и органы прокуратуры. Резон здесь понятен – новая метла, прибывшая из Центра, не будет повязана с местными силами, и от неё можно будет ждать большей судебной справедливости в разрешении дел; стоит, кстати отметить, что вскоре участвующие в процессах судьи и прокуроры будут нести пожизненную (!) ответственность за свои дела. В целом такие меры являются ответом на изрядную общественную обеспокоенность квалификацией и беспристрастностью китайских судов.

При этом надо понимать, что такое декларированное форсирование очищения и улучшения китайской системы юстиции происходит не на фоне бытовой преступности (она-то во вполне стандартных рамках находится), но в реалиях развернувшейся в Китае активной борьбы с коррупцией, китайскую элиту всех уровней сотрясает сильнейшая антикоррупционная чистка, невиданная со времён Мао Цзедуна. Вообще говоря, коррупция в среде китайского чиновного слоя является освящённой веками традицией, и мощные удары по ней со стороны нынешнего руководства вызывают сильное напряжение внутри самого Китая. При этом похоже на то, что нынешняя фаза борьбы с коррупцией в Китае прямо на глазах оборачивается внутриэлитной дракой. До недавнего времени эта борьба в Китае была образцово-показательной: короткое сообщение в официальных китайских СМИ об обвинениях, аресте, оглашение тюремного наказания или расстрел – и забвение. Но сейчас ситуация изменилась достаточно серьёзно, коррупционные дела становтся достоянием общественности –  и это тоже нашло своё отражение в итогах 4-го Пленума. Так, в рамках его были утверждены принятые ранее КПК решения об исключении из партии 5 высокопоставленных чиновников, а также одного генерала НОАК.

Здесь уместно будет вспомнить тех представителей китайской элиты, которые получили своё в результате нынешней антикоррупционной кампании:

  • Цзян Цзэминь. Не следует путать его с другим Цзян Цзэминем, бывшим председателем КНР с 1993 по 2002 гг. Глава комитета по контролю и управлению государственным имуществом (SASAC), бывший президент Китайской национальной нефтяной компании (CNPC), председатель совета директоров компании PetroChina. Один из кандидатов в члены Постоянного комитета КПК. Считается протеже Чжоу Юнкана (см. ниже). В 2013 г. лишен официальных должностей по подозрению в "серьезных дисциплинарных нарушениях".
  • Ли Дуншэн. Заместитель министра общественной безопасности Китая, третий по рангу чиновник в Министерстве общественной безопасности КНР. Также занимал пост заместителя секретаря парткома. В 2013 г. попал под следствие по обвинению в "серьезном нарушении партийной дисциплины и закона", отстранен от государственных должностей.
  • Чжоу Юнкан. Министр общественной безопасности КНР с 2002 по 2007 гг., член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК с 2007 по 2012 гг. Выступал против выдвижения нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина на высшие руководящие посты. Также был замечен в попытках защищать Бо Силая. В рамках расследования по делу Чжоу Юнкана проходит не менее 300 человек, в том числе родственники политика. В марте 2014 г. сообщалось об аресте активов на общую сумму в $14,5 млрд., принадлежащих Юнкану и членам его окружения, конфискованы были 300 вилл и квартир, более 60 автомобилей, антиквариат, золото, драгоценности и даже дорогостоящие спиртные напитки.
  • Сун Линь. Глава промышленного конгломерата China Resources, который участвует в проектах в сферах недвижимости, розничной торговли, пищевой промышленности, медицины и энергетики. Общая численность сотрудников организации China Resources насчитывает 400 тыс. человек. На посту главы China Resources Group Сун Линь занимал в правительстве КНР позицию, равную по значимости посту замминистра. Уволен в апреле 2014 г. на фоне начала против него расследования по обвинению в мошенничестве.
  • Шэнь Вэйчэнь. Секретарь парткома и заместитель председателя Китайской ассоциации науки и технологий. В апреле 2014 г. обвинен "в серьезных правонарушениях", начато расследование. Стал первым чиновником министерского уровня, который был уволен в 2014 г. в рамках кампании по борьбе с коррупцией.
  • И, конечно же, Бо Силай. С 2004 по 2007 гг. Бо Силай – министр торговли КНР. С 2007 по 2012 гг. – секретарь парткома КПК г. Чунцин, потенциальный кандидат на пост одного из девяти членов постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. В июле 2013 года обвинен в превышении должностных полномочий и коррупции. В сентябре того же года приговорен к пожизненному лишению свободы.

Самым же важным моментом является то, что лично председатель Си Цзиньпин (как-то заявивший, что будет проводить политику "нулевой терпимости" к коррупции и в борьбе с ней "нужно бить и по мухам, и по тиграм") проводит зачистку персон, многие из которых принадлежат к клану Цзян Цзэминя, выходцем из которого является и сам товарищ Си. Иначе говоря, он чистит своих же, вернее, "отдалённый круг" таковых, а не ближайших сподвижников, что, во-первых, указывает на слабость связей внутри клана, а во-вторых, указывает на желание Си избавиться от своих политических соперников – параллельно укрепляя свою личную популярность и исправляя имидж КПК в глазах простого населения страны. Собственно, декларированное в рамках Пленума укрепление и улучшение системы юстиции Китая служит этой же цели.

В целом же можно констатировать, что Китай усердно пытается консолидироваться, вычищая "чужеродный элемент" из рядов элиты. Вопрос в определении чужеродности, для чего она – для Китая в целом или же для ближнего круга товарища Си. Пока эти два определения ещё не вошли между собой в конфликт – но накал ситуации в китайской элите будет усиливаться на фоне ухудшения экономики страны.

Опубликовано 01.11.14 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Китай



15 марта 19:00-21:00
Прогноз мировой и российской экономики на 2018 год

При оплате до 12 марта
стоимость курса 7000 рублей

При оплате после 12 марта
стоимость курса 9000 рублей

Предоплата 5000 рублей

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены