Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Дракон и Медведь

11.08.2014

Кому память, кому слава,
Кому темная вода,-
Ни приметы, ни следа.

– А. Твардовский, "Василий Тёркин"

 

Иволге петь, соколу лететь. Кому санкции, кому эмбарго на  импортное продовольствие, кому wifi по паспорту, кому сражаться на Донбассе. Август наступил – традиционный российский месяц катастроф; вместе с тем, для всего мира это всего лишь столь же традиционный период самых активных отпусков. Но, похоже, до традиций и ритуалов на сей раз никому дела нет, события понеслись вскачь. Впрочем, об этом всём и так много написали и ещё напишут, наша сегодняшняя тема – Китай, которого я уже достаточно давно не касался. А за истекшие полгода там много чего любопытного произошло.

Сразу стоит отметить, что курс юаня сохранил свою стабильность; напомню, что в начале года юань после долгого (многолетнего) периода укрепления наконец-то девальвировался на достаточно значимые для этой валюты 3%. Затем юань пошёл обратно в рост, достигнув тех же максимумов примерно в мае-июне, очень близко к моменту поездки Владимира Путина в Китай – того самого "эпического" визита, в рамках которого и была подписана "сделка века" по строительству газопровода "Сила Сибири" и поставок по нему в Китай газа с Чаяндинского и Ковыктинского месторождений. Вокруг этого договора тогда было много шума, сейчас дым немного рассеялся и можно посмотреть, что же в итоге получилось.

Для начала надо сказать, что этот договор заключён не между РФ и Китаем, а между Газпромом и китайской корпорацией CNPC (China National Petroleum Company), наиболее крупной из "большой тройки" китайских нефтегазовых компаний. Вместе с CNPC в тройку входят ещё Sinopec (базовая специализация – нефтепереработка) и CNOOC (China National Offshore Oil Company), работающая, как видно из названия, с оффшорными месторождениями – однако у всех трёх их фокус перспективной деятельности смещён в сторону газа. Стоит, кстати, отметить, что полугосударственное положение этих трёх компаний несёт им не только выгоды, связанные с близостью к бюджету, но и убытки. Так, несмотря на недавний раунд повышения внутренних китайских цен на газ (в Китае они не рыночные, а регулируемые), импорт топлива из Средней Азии и из Мьянмы по-прежнему остаётся невыгодным для Petrochina – только за прошлый год это привело для компании к убыткам в размере $8 млрд. Понятно, что статусы Газпрома и CNPC можно назвать схожими, и там и там речь о полугосударственных корпорациях – но всё же это не соглашение между правительствами двух стран.

Соглашение это подписывалось очень тяжело. Договаривающиеся стороны никак не могли сторговаться по ключевому вопросу – собственно цены на газ, этого не было сделано даже уже когда Путин прилетел в Китай. Договор был всё же подписан – но сообщению о заключении сделки предшествовало заявление пресс-секретаря Petrochina Мао Цзэфена о том, что она сорвалась и договор подписан не будет. Он заявил, дословно, "Мы не будем подписывать. На данный момент цена на импортируемый газ и цена на газ на внутреннем рынке противоположны. Мы уже теряем деньги на импорте газа и не можем терять еще больше". Но проходит менее часа – и вопрос решён. Это совершенно однозначно свидетельствует о том, что Пекин надавил на CNPC, также, возможно, Москва надавила на Газпром; опять же, стоит вспомнить, что это был уже второй день переговоров, т.е. первый прошёл безуспешно. Соответственно, можно сделать вывод, что данная сделка является, как минимум, офсетной, более того, вполне вероятно, что она в принципе носит не экономический, но политический и/или военный характер (здесь можно вспомнить, что Китай интересует атомная энергетика, а советские технологии обогащения урана через центрифугирование не смог повторить никто в мире). Судя по всему, дела у CNPC и далее будут идти в таком же направлении: правительство будет давить на компанию, требуя входа на внешние месторождения, но не давая ей зарабатывать, поскольку заработок будет впрямую за счёт китайского потребителя.

Выгода же этого договора для России, как минимум, сомнительна. Точных цифр в общем доступе нет, есть только приблизительные, остальное скрыто за "коммерческой тайной" – но и по ним можно предположить, что для РФ прибыль будет минимальна, если вообще будет. Судя по всему, для этого проекта будет обнулён НДПИ, также вероятно снижение пошлин на экспорт – что, очевидно, превращается в прямые потери бюджета. Кроме того, есть проблемы с финансами. Фактически, в настоящий момент у Газпрома нет денег на строительство, внешние рынки финансирования по сути закрыты, также до сих пор не согласован китайский аванс в размере $25 млрд., о котором шла речь в мае. Соответственно, сейчас идут разговоры о докапитализации Газпрома за счёт денег правительства – которые тоже надо будет откуда-то доставать.

На самом деле это всё было предсказуемо. Китай был и остаётся себе на уме, он старательно блюдёт свою выгоду, а сами китайцы – очень жёсткие переговорщики. Хорошо известна история, как Китай выкручивал руки находящемуся под санкциями Ирану, которому некуда было продавать свою нефть: Китай вытребовал дисконт и накопил долгов.

Но и в самом Китае не всё гладко. Внешне ситуация там выглядит неплохо – рост ВВП порядка 7,5%, рост промышленного производства более 9%, положительное сальдо торгового баланса – три месяца девальвированного юаня явно помогли промышленности. Но в основе этого – мощнейшее стимулирование экономики, которое только утяжеляет долговой навес и усиливает накопленные дисбалансы; декларированная политика переориентирования китайского производства на внутренний спрос, судя по всему, ещё долго не сможет принести сколько-нибудь значимых плодов. Долги очень велики: в июле совокупный долг компаний и региональных органов власти Китая (которые, фактически, гарантируются Пекином) превысил отметку 250% ВВП страны. Сама цифра бывает и страшнее, у США она составляет порядка 260% ВВП, у Великобритании - около 277%, а у Японии - 415% – но у американцев и японцев долги в основном в своей валюте, Китай же должен будет вернуть доллары США, т.е. Китай подвержен валютным рискам. Кроме того, каждая пятая из зарегистрированных в Китае корпораций имеет совокупный объем кредитов, в восемь и более раз превышающий совокупную стоимость ее акций, и имеет доход, менее чем вдвое превышающий необходимую для погашения процентов сумму, что значительно снижает устойчивость этих компаний к тем или иным потрясениям. Еще больше усугубляет ситуацию то, что многие корпорации злоупотребляли кредитами теневого банковского сектора, для которого характерны высокие процентные ставки и жесткие условия по возврату кредитов.

Собственно, звоночки уже пошли – с весны в Китае произошли неслыханные ранее события – случилось два корпоративных дефолта, обанкротились девелопер Zhejiang Xingrun Real Estate Co. и производитель солнечных батарей Shanghai Chaori Solar Energy Science and Technology, также на грани дефолта побывал ещё один девелопер – Huatong Road & Bridge Group. Кроме того, зафиксирован и косвенный дефолт муниципалитета – Qilu Bank, ведущий деятельность в провинции Шаньдун, подал в суд на государственное агентство Urban Construction and Comprehensive Development Company, которое не расплатилось по долгу в размере 35,4 млн юаней ($5,71 млн) и процентам в размере 6,1 млн юаней.

Нельзя не отметить, что две из трёх компаний – девелоперы, представители строительного сектора. С учётом того, что сейчас в китайском строительном секторе наблюдается финальная стадия пузыря, спроса не хватает, цены уже пытаются ползти вниз, можно предположить, что проблемы будут только усиливаться. При этом пузырь недвижимости (помним про высокий мультипликатор строительства как отрасли) имеет не только, скажем так, коммерческое измерение, но также и государственное и социальное. Так, сообщают о том, что крупные города обязали в начале года публиковать целевой показатель по стоимости жилья на следующий год, есть также информация, что Пекин директивно требует держать цены на недвижимость; привет "ручному управлению". Кроме того, кое-где уже прорывается недовольство покупателей (приобретших недвижимость на пике стоимости) снижением цен в ответ на просевший спрос; впрочем, до активных действий пока ещё далеко. С другой стороны, китайцы, вообще говоря, бузят регулярно – это лишь мы про это мало что знаем.

Не стоит также забывать, что Китай имеет целый набор территориальных споров – и это не только японский вопрос относительно островов Сенкаку, у Китая проблемы с Вьетнамом (недавно там были китайские погромы), с Филиппинами, с Индией, а также с Малайзией. В этой связи недавнее решение о создании Банка BRICS и Фонда BRICS начинает играть новыми гранями – для Пекина эти институции могут, в теории, выступить источниками капитала "на всякий случай", лучше иметь ещё один вариант работы, чем не иметь его. В целом надо признать, что у Китая есть большая гора своих проблем, и Китай ориентирован на их решение, а никак не на ту или иную помощь России либо кому другому.

Иволге петь, соколу лететь...

Метки:
Россия, Китай

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены