Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Доктор для "Мечел"

18.11.2013

Куй железо, не отходя от кассы.

– Из к/ф "Бриллиантовая рука"

 

Несколько дней назад, а именно в среду 13 ноября, на Московской бирже ближе к концу торгов произошло весьма знаменательное событие, подобные которому случаются очень и очень нечасто. Акции ОАО "Мечел" ухнули вниз на 41,3%. Надо сказать, что с недавних пор на бирже введены новые правила торгов, согласно которым не происходит временного прекращения торгов при резком изменении котировок. Привело это, понятно, к тому, что стоимость бумаг "Мечел" отправилась, фактически, в свободный полёт в южную сторону графика. На следующий день произошёл небольшой отскок – но масла в огонь добавило решение ЦБ РФ прекратить принимать акции и облигации компании в залог при операциях репо. ЦБ объяснил свое решение целым комплексом причин по результатам специальных стресс-тестов; до того дисконт на акции "Мечел" составлял 45%, а на облигации 30%. К завершению пятничного торгового дня стоимость акций несколько отскочила вверх, но всё равно осталась на треть ниже показателей предыдущей недели. История пока не закончена – неизвестно, что нам (точнее, "Мечелу") готовит день грядущий, но само по себе это событие задаёт серьёзные вопросы: почему оно вообще произошло, и что же вообще происходит с эмитентом – компанией "Мечел".

Сразу нужно сказать, что точных данных о том, что же в действительности произошло на фондовом рынке, нет. Среднедневные объёмы торгов акциями "Мечел" достаточно невелики, и составляют примерно 50-70 млн. рублей в день. В среду оборот, однако, резко увеличился и составил более 1,6 млрд. рублей, в четверг он увеличился ещё в полтора раза, снизившись до уровня среды в пятницу. Некоторые (и сама компания в том числе) считают, что "Мечел" стала жертвой спекулятивной атаки; действительно, при таких столь небольших средних оборотах резкое движение на рынке можно вызвать достаточно просто. Возможно, впрочем, что кто-то решил избавиться от потенциально проблемного актива – а проблем у "Мечел", вообще говоря, предостаточно.

Говоря официально, "Мечел" является весьма крупной российской по происхождению компанией, имеющей, однако, весьма обширные связи с внешним миром. Бизнес её состоит из четырех сегментов: горнодобывающего, металлургического, ферросплавного и энергетического. Предприятия компании расположены в 12-ти регионах России, а также в США, Казахстане, Румынии, Литве и Болгарии. Под эгидой "Мечел" работают производители угля, железорудного концентрата, стали, проката, ферросплавов, а также продукции высоких переделов, тепловой и электрической энергии. Кроме того, в состав компании входят торговые порты и собственный транспортный оператор. Рынки сбыта "Мечел" глобальны – включают в себя и Россию, и бывший СССР, и дальнее зарубежье. Акции компании таже торгуются и на Нью-Йоркской фондовой бирже, и здесь "Мечел" –  первая и единственная в России, Центральной и Восточной Европе горнодобывающая и металлургическая компания, осуществившая это. Крупнейшим акционером компании и председателем совета директоров является Игорь Зюзин, долларовый миллиардер, №31 в списке богатейших бизнесменов России журнала "Форбс" по состоянию на 2012 год. Выручка компании в 2012 году составила $11,3 млрд., EBITDA (прибыль до вычета расходов по уплате налогов, процентов и начисленной амортизации.) - $1,3 млрд. Численность сотрудников компании – порядка 80 тыс. человек.

Выглядит вполне внушительно – на первый взгляд. Но несмотря на это, крах произошёл. Собственно, аналогичный ему уже случался однажды, летом 2008 года, в тот краткий период, когда кризисные явления на Западе уже начались, но до России ещё не дошли, и властям казалось, что оно так будет и далее – вспомним риторику "тихой гавани" тогдашнего министра финансов Алексея Кудрина. Тогда бумаги компании рухнули вниз тоже на 40%, а случилось это после того, как тогдашний премьер-министр Владимир Путин выразил недовольство информацией о поставке угля на внешние рынки по ценам, более низким, чем для внутреннего потребителя, и предложил прислать доктора, который зачистит все эти проблемы. "Мечелу" эти слова премьера обошлись в несколько миллиардов долларов США; мало кто сейчас помнит, что на пике мощи (в конце мая 2008 года) капитализация компании оценивалась более чем в $24 млрд., в то время как в настоящий момент, после всех снижений, она не дотягивает и до $1 млрд.

Сейчас, более пяти лет спустя, за вполне крепким внешне фасадом скрывается достаточно опасная ситуация. Дело в том, что "Мечел" в долгах как в шелках. Совокупный долг компании составляет на настоящий момент примерно $9,6 млрд., о тревожности ситуации свидетельствует тот факт, что примерно половина пакета, которым владеет Игорь Зюзин, заложена как обеспечение по кредитам. Также это находит своё отражение в корпоративном рейтинге компании: агентство Moody’s в марте с.г. выставило ему значение B3, снизив его с B2, прогноз "негативный"; надо отметить, что рейтинг B3, вообще говоря, находится всего лишь в одном шаге от преддефолтного рейтинга С. Moody's тогда отметили, что рейтинг изменён по причине "высокой долговой нагрузки группы, нарушения финансовых ковенантов (договоров) и неопределенности в связи с переговорами по новым ковенантам". Рейтингов других агентств у "Мечел" нет.

При этом выручка компании падает последние полтора года. Причину этого следует искать в ухудшившихся рыночных условиях – движутся вниз цены на сырьё (с осени 2011 года стальные заготовки на Лондонской бирже металлов упали в стоимости в три раза, цены на уголь также существенно снизились по сравнению с докризисными временами), кроме того, падают физические объёмы продаж из-за мировой стагнации и роста конкуренции, в том числе и с китайскими производителями; здесь надо также отметить, что свою роль сыграло вступление в ВТО летом прошлого года. Металлурги всё это время были лоббистами вступления, рассчитывая на упрощение доступа на внешние рынки, но по факту оказалось, что они сами проигрывают в конкурентноспособности на внутреннем рынке против тех же китайцев.

Далее, издержки "Мечел" снижаются медленнее, чем выручка – свидетельством чему является падение валовой прибыли. При этом операционные издержки достаточно сущственно выросли с 2007 года, в результате чего компания с конца 2011 года является перманентно убыточной. Доступные запасы ликвидности практически отсутствуют, а уровень долговой нагрузки выше, чем в среднем по индустрии. Понятно, "Мечел" как-то пытается выкрутиться из ситуации с долгами. Компания проводит переговоры с банками (крупнейшие кредиторы "Мечел" – ВТБ, Газпромбанк и Сбербанк, на них приходится 58% от чистого долга компании, 22% – долг иностранным банкам, остальное – мелкие российские банки и облигации) об отсрочках и реструктуризациях долгов, и есть информация, что прогресс на этих переговорах достигнут, и что вскоре он будет оформлен в конкретные договорённости; речь идёт о том, что "Мечел" не будет платить по долгам в 2013–2014 годах, все выплаты будут перенесены на 2015–2017 года. Для "Мечел" это, безусловно, является критически важным, опять же, по имеющейся информации, кредиторы не имеют намерений банкротить "Мечел". Связано это, вероятно, с тем, что три основных банка-кредитора являются, скажем так, структурами, связанными с государственной властью – и им совершенно не с руки уничтожать крупную компанию и крупного работодателя, освобождая рынки для конкурентов, списывая потери и увеличивая число проблем страны в целом, в том числе портя тот самый инвестиционный климат, который и так выглядит не ахти.

Но здесь возникает вопрос о будущем. При низких ценах на сырьё "Мечел" не сможет вернуться в прибыльность без радикальных реформ и масштабного снижения издержек – а реформы, понятно, сами по себе являются потрясением, не способствующим (в краткосрочной перспективе) росту и процветанию. Следовательно, переговоры об отсрочке выплаты долгов представляют из себя, по сути, лишь оттягивание конца. Понимают ли это контрагенты? Думаю, да. Но, в таком случае, это значит, что они надеются лишь на возвращение всей мировой экономики на траекторию роста, с соответствующим ростом спроса на сырьё – и ростом цен на него.

Увы, такое основание представляется мне весьма сомнительным. Кризис – надолго. С другой стороны, а куда им деваться-то? Не банкротить же "Мечел", в самом деле. Вместе с тем, есть основания полагать, что одним "Мечелом" дело не ограничится – в схожей, хоть и несколько менее опасной ситуации находится, к примеру, "Русал" Олега Дерипаски...

 

Опубликовано 16.11.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, реальный сектор, бизнес в России

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены