Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Заметки о мировых экономических новостях: Повторение пройденного

16.09.2013

По одёжке протягивай ножки.

Поговорка

На днях я заглянул по финансовой надобности в Сбербанк, где меня вместо хитроумного аппарата, выдающего бумажки с порядковым номером в одной из шести очередей и приставленной к нему миловидной барышни, рассказывающей и показывающей, как он функционирует, встретила грустная надпись на этом самом аппарате, что он-де не работает. Барышни также не было видно. Внутри отделения находилась живая очередь образца 90-х годов прошлого века, состоявшая в основном из женщин пенсионного и постпенсионного возраста вполне представимой суровости. Ждать я не стал и покинул помещение, размышляя о том, что и до Сбербанка докатилось поветрие урезания издержек.

Впрочем, не они одни такие, ведь за прошедшие две недели тема урезания расходов бюджета прочно утвердилась в медиапространстве. Поводы для того весьма существенные.

Началось всё 1 сентября, когда Владимир Путин, будучи на встрече со студентами Дальневосточного университета, заявил, что грядёт сокращение расходов бюджета, и связал это с тем, что мировая экономика "припала", и российская "присаживается" вслед за ней. Три дня спустя, когда эта новость разбежалась по всем информационным ресурсам и из пятнадцатилетнего небытия всплыло словосочетание "секвестр бюджета", Путин выступил вновь и заявил, что слово "секвестр" здесь неприменимо, поскольку он предполагает пропорциональное урезание расходов на всё, а это не тот случай. Ещё через пару дней его слова фактически дезавуировал министр финансов Антон Силуанов, сообщив, что предполагается сократить расходы госбюджета равномерно по всем министерствам на 5%, кроме неснижаемых социальных статей, и направить средства на приоритетные направления, которые определит правительство. Кроме того, Минфин рассматривал и другие способы сокращения расходов: прекращение выплат по программе материнского капитала (предполагается делать это с 2016 года; в этом случае эта мера господдержки получается совершенно контртрендовой, будучи введённой как раз тогда, когда в фертильный возраст вошло достаточно многочисленное поколение детей перестройки, и сворачиваемая тогда, когда в таковой возраст вступит куда более малое числом поколение середины 90-х годов рождения), сокращение льгот по ряду налогов, стимулирование более позднего выхода на пенсию, сокращение численности сотрудников в ряде ведомств. Закончилась же предыдущая неделя озвученным 6 сентября сенсационным предложением Дмитрия Медведева заморозить на год тарифы естественных монополий, включая ЖКХ, газовиков и железнодорожников.

Разумеется, главе РЖД Владимиру Якунину это в корне не понравилось. Он заявил, что только прямые потери РЖД от заморозки тарифов на грузоперевозки в следующем году составят 70–73 млрд. рублей, а непрямые – 91–93 млрд. рублей, что означает, по его мнению, резкое снижение объемов инвестпрограммы (вчетверо), сокращение объёмов ремонтных работ (на 3,5 тыс. км.) и падение прибыли, "о котором говорить неприятно". Кроме того, были сообщения, что в результате заморозки тарифов госмонополии придётся сократить более 62 тыс. сотрудников.

Этот залп Якунина, однако, пропал втуне, не произведя на Путина никакого впечатления. Что вполне логично; РЖД уже сравнивали с "Почтой России", чья неторопливость уже вошла в поговорки. Раздражение граждан вызывает регулярный рост стоимости ж/д билетов, причём в разы. Бизнес уже проголосовал рублём, предпочитая автомобильную доставку грузов железнодорожной, к примеру, доставка груза из Петербурга в Москву автотранспортом выходит примерно втрое дешевле и впятеро быстрее, чем по железной дороге, кроме того, в этом случае доставка будет от склада до склада, а не от станции до станции. Наконец, законные вопросы вызывает полнейшая непрозрачность "инвестиционной составляющей" тарифа. Фактически, именно на это и указал Якунину министр экономического развития Улюкаев, отметив, что "это сильно преувеличенный счет". Кроме того, он заявил, что инвестпрограммы инфраструктурных монополий "не будут автоматически сокращаться" и компаниям предстоит работа по поиску внутренних ресурсов.

Следующим актом действа было то, что во второй половине дня 11 сентября Путин провёл с правительством масштабное, длившееся до самой ночи, совещание, определяя границы секвестра и формируя бюджет будущего года и на трёхлетнюю перспективу. Тон совещанию задал Улюкаев, начавший свой доклад с фразы "рост промышленности нулевой, отрицательные показатели инвестиций в основной капитал". "Слава Богу, это пока не кризис. Будем надеяться, что ситуация не разовьется в кризис..." – ответил ему Путин. Само совещание проходило в крайне напряжённой обстановке ("режут по живому", – звучало в кулуарах), с, по словам вице-премьера Игоря Шувалова, "руганью и спорами", и его итоги не являются финальными, продолжение последует на ближайшей неделе, окончательно правительство планирует рассмотреть бюджет 19 сентября, чтобы до 1 октября внести его в Госдуму.

Однако даже предварительные итоги были неутешительны.

Так, в расчетах Минфина, обновлённых относительно предыдущей версии, сделанной летом, ненефтегазовые доходы в ближайшие три года упадут на 1,7 трлн. рублей - до 7,6 трлн. рублей против 8,3 трлн. Пик падения их предполагается на 2015 год, а начало выхода из кризиса планируется увидеть только в 2016 году. Это ухудшение повлияет и на рост бюджетного дефицита: в 2014 году - на 0,1%  ВВП, в 2015 году - на 0,5% - до 874,8 млрд рублей, или 1,1% ВВП. Соответственно, предлагаются и меры экономии. Прежде всего надо отметить, что уже упоминавшееся пятипроцентное сокращение каждые три года может, судя по предложенным Минфином реальным числам, обернуться и 10% снижения. Под сокращение пойдут расходы на госзакупки и на закупку новых вооружений для ВС РФ. Также Минфином предлагается "пропустить в 2014 году индексацию расходов на оплату труда и денежного довольствия военнослужащих". Помимо бюджетных сокращений, планируется совершить и "налоговый маневр": предлагается повысить ставку НДПИ на нефть при снижении предельной ставки вывозной таможенной пошлины на неё, также речь шла об исчислении налога на имущество физлиц на основе его кадастровой стоимости (которая достаточно близка к рыночной). Кроме того, планируется "мобилизация доходов за счет урегулирования вопроса с беспошлинными поставками российской нефти государствам Таможенного союза"; иными словами, весьма существенные деньги планируется брать с Белоруссии. Для граждан, впрочем, предусмотрены некоторые пряники, выражающиеся в отсутствии изменения тарифов на электроэнергию и газ в 2014 году и в отсуствии сокращения по 16 статьям бюджета, в числе которых названы стипендии студентам, пенсии военнослужащим, зарплаты, дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности и оплата международных обязательств. Отдельно было сказано о том, что не планируется залезать в Резервный Фонд (угу, отличная идея – формировать кубышку в собственной валюте, которую всегда можно эмитировать quantumsatis; заикнувшимся про недопустимость эмиссии и прочую "голландскую болезнь" рекомендую внимательно изучить действия ФРС, ЕЦБ, Банка Японии и Банка Англии) и о том, что предполагается увеличивать объёмы заимствований на внутреннем рынке (ещё один шаг к ГКО).

Ну что тут можно сказать?

Прозрели. Замедление экономики страны, длящееся уже как минимум год, наконец-то стало заметно властям. Понятно, надо что-то делать. Но что? Практически всё вышеописанное и обсуждавшееся на том совещании представляет из себя сугубо косметические меры, неспособные радикально переломить ситуацию. Отдельно умиляют прогнозы, представляющие из себя, по сути, копии с мнений чиновников других стран. Ну с чего Улюкаев взял, что в 2014 году рост инвестиций в основной капитал составит 3,9%? Почему это в 2016 году начнётся выход из кризиса? На основе каких это признаков принято, что к этому времени вот возьмёт и стабилизируется бюджетный дефицит, приток иностранных инвестиций вернется на уровень $20 млрд. в год, страна обретёт улучшение инвестклимата (тоже, кстати, интересный в своей абстрактности зверь – инвестклимат) и полностью отработает программа поддержки малого предпринимательства (да-да, уже была одна, с повышением взносов с ИП, в результате чего полмиллиона их закрылось)??? Господа, вы не можете на полгода ситуацию предвидеть, раз вынуждены с завидной регулярностью пересматривать прогнозы промышленного производства, роста экономики и ситуации с бюджетом, так чего же вы с такой уверенностью говорите о сроках более отдалённых и никак не зависящих от вас? Как вообще Путин может вот такой вот худеющий секвестируемый бюджет именовать бюджетом развития? Или это шутка такая? Увы, не смешно.

Девяностые никуда не уходили. Они рядом. И меры принимать надо в том же стиле. Неординарные и, вероятно, жёсткие. И не только бюджетные и налоговые, но и, скажем, тарифные. И международного масштаба. И полицейского характера тоже. Иначе будет попросту поздно.

Но вряд ли Путин на это пойдёт. Слишком это для него рискованно.

Метки:
Россия, реальный сектор, инвестиции, прогноз, бюджет, налоги

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены