Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Коллективные инвестиции в эпоху переизбытка ликвидности

15.04.2013

Тектонические процессы, идущие в современной финансовой системе, продолжают сказываться на всех мировых рынках. Естественно, что в первую очередь они затрагивают рынки, связанные с движением капитала. Администрация Обамы и ФРС США предпринимают отчаянные попытки запустить механизм экономического роста, интенсивно накачивая ликвидностью экономику Америки, а значит, с учетом давно регулярно упоминаемого, но не утратившего актуальности фактора глобализации, экономику всего мира. Сомнительные успехи американской администрации в деле оздоровления американской экономики -- тема для большой отдельной дискуссии, мы же рассмотрим достаточно узкий аспект: каким образом влияют происходящие процессы на немаловажную область мировых рынков – рынок коллективных инвестиций.

Коллективные формы инвестирования возникли достаточно давно, в прошлом веке в США. Их появление было связано с активной социальной политикой, в результате которой появившиеся пенсионные фонды аккумулировали значительные денежные средства,  оформившийся средний класс, уставший от низких депозитных ставок по банковским счетам, начал задумываться о более доходных вложениях, а владельцы крупных состояний начали пересматривать политику диверсификации рисков. Спрос на рискованный и доступный инструмент инвестирования не мог остаться без внимания в динамичной американской экономике, в ответ на него появился такой инструмент как инвестиционные фонды.

Данные образования имеют статус партнерства, а не полноценного юридического лица-корпорации, что позволяет им пользоваться льготным режимом налогообложения. Капитал привлекался ими не путем размещения акций или иных ценных бумаг, а с помощью заключения специальных соглашений с инвесторами. Естественно, что в начале своего существования это был инструмент для профессиональных инвесторов и владельцев крупных состояний, но постепенно по мере упрощения доступа на рынок для основной массы населения, данная разновидность инвестирования стала доступна и для обычных граждан. Подобная же история произошла и с банковскими услугами на полвека раньше.

Инвестиционные фонды в процессе размещения привлеченных от клиентов капиталов использовали самые различные инструменты и стратегии. Большинство таких фондов привлекало капитал по принципу blind pool, согласно которому управляющие фондом совершенно самостоятельно принимали инвестиционные решения, без влияния инвесторов. Консервативные фонды инвестировали в надежные инструменты, такие как государственные облигации или облигации первоклассных заемщиков, покупали недвижимость. Появились и другие, с гораздо более рискованной политикой, сулившие, впрочем, высокую, иногда даже баснословную доходность.

Квинтэссенцией идеи ликвидного высокодоходного инвестиционного фонда стали так называемые хедж-фонды (Hedge funds), долгое время до наступления нынешнего кризиса олицетворявшие собой символ хищного спекулятивного финансового капитализма. Неограниченные в выборе рынков и инструментов (ценные бумаги, деривативы, фьючерсы, валютные инструменты) хедж-фонды проявили себя как самые известные участники глобальных игр на денежных потоках, обращавшихся на мировых фондовых, финансовых и товарных рынках. Широко известный термин «горячие деньги», применявшийся для обозначения спекулятивных капиталов, во мгновения ока перемещавшихся из самых различных торговых площадок и инструментов в совершенно другие инструменты и уголки земного шара, в полной мере может быть отнесен к хедж-фондам. Образ менеджера хедж-фонда как блистательного циничного интеллектуала, зарабатывающего состояния на колебаниях котировок по всему миру стал олицетворением престижа и успеха. В качестве примера можно вспомнить известного персонажа - Дж. Сороса, нажившего миллиарды и репутацию финансового гения в ходе игры против курса английского фунта, которому многочисленные мифы приписывали сверхъестественный ум и проницательность.

Но любой успех имеет обратную сторону. Прежде всего хедж-фонды удостоились многочисленных проклятий и были обвинены практически во всех грехах, когда политики пытались найти ответственных за многочисленные финансовые катаклизмы и схлопывания рыночных пузырей, происходившие по всему миру. В эпоху своего расцвета к концу 2007 года количество хедж-фондов в мире превысило 1000, а управлявшийся ими капитал оценивался в $1,93 трлн.

Трудные времена для хедж-фондов начались в 2008 году вместе с глобальным кризисом мировой финансовой системы. Далеко не все из менеджеров смогли перестроиться и начать работать в условиях падающих рынков. Все давно наработанные модели оценки рынков и нахождения корреляций, которые лежали в основе принятия решений, перестали быть действенными. За годы постоянного экономического роста выросло поколение финансистов (даже не одно), которое не имело опыта проведения операций на стагнирующем и падающем рынках. Показатели доходности хедж-фондов поползли (а в отдельных нередких случаях буквально провалились) вниз. Хедж-фонд Quantum, организованный пресловутым Соросом, был ликвидирован. Многие наиболее честные и профессиональные управляющие хедж-фондов последовали его примеру. Не обошлось и без банкротств, в том числе затронувших один из хедж-фондов известной крупнейшей инвестиционной группы Carlyle.

Что же стало с хедж-фондами в эпоху сверхликвидности, генерируемой ФРС США? Ничего хорошего текущая ситуация хедж-фондам не принесла. Ориентированная по своей природе на бесконечный экономический рост, быстрое получение выгоды и безоговорочную веру в авторитет финансовых гуру, модель все менее востребована на рынке. Хотя формальные показатели активов под управлением хедж-фондов превысили докризисные значения, динамика привлечения капитала и финансовые результаты, демонстрируемые хедж-фондами, оставляют желать лучшего. Колебания курсов носят все менее предсказуемый характер, что безусловно повышает риски, связанные с деятельностью спекулянтов вообще и хедж-фондов в частности. Менеджеры хедж-фондов жалуются на трудности с клиентами при формировании новых фондов. Крупные институциональные инвесторы, в частности пенсионные фонды, все чаще предпочитают нанимать непосредственно на работу менеджеров по управлению размещением ликвидности.

На сегодняшний день экономическая конъюнктура характеризуется многочисленными структурными перекосами, накопившимися в мировой экономике, усугубленными финансовой политикой крупнейших экономических держав мира. Эти процессы в значительной степени изменили фундаментальное понимание происходящего, а следовательно должны повлечь значительные изменения в оценке рисков. Весь предшествующий опыт инвестиционных решений подлежит пересмотру. В этих условиях едва ли разумно полагаться на устаревший опыт финансовых менеджеров, пусть даже сколь угодно успешных в прошлом.

Означает ли это конец эпохи коллективных инвестиций? Ни в коем случае. Идея коллективных инвестиций, в связи с изменившейся обстановкой, ищет и находит новые модели, адаптированные для новых условий.

Одной из таких моделей стали ETF (Exchange Traded Funds) или иначе – индексные фонды, которые набирают все большую популярность. Указанные фонды создаются в виде акционерных обществ, на них распространяются правила и стандарты корпоративного управления, что повышает их прозрачность и доступность для широкого круга инвесторов, снижает возможности для злоупотреблений должностных лиц фонда. Структура вложений капитала ETF повторяет структуру инструментов, на основе которой рассчитывается показатели того или иного выбранного биржевого индекса (Dow Jones, S&P и т.д.). Такой механизм инвестирования позволяет частным инвесторам, значительно повысившим свою финансовую грамотность и в тоже время потерявшим доверие к финансовым менеджерам и аналитикам, самостоятельно определять соотношение риска и доходности для своих инвестиций. Таким образом, фонд становится брокером или подобием торговой площадки, на которой инвесторы могут самостоятельно принимать решения, в отличии от упоминавшегося выше принципа blind pool. Ответственность за принятие инвестиционных решений ложится на инвестора, а фонд лишь обеспечивает инфраструктуру, необходимую для инвестирования. По объему привлеченного капитала (около $2 трлн.), обилию инструментов и географии вложений, стремительно растущие ETF ничем не уступают хедж-фондам.

Захват ETF позиций на рынке коллективных инвестиций, ранее принадлежавших хедж-фондам, знаменует собой смену вех на финансовых рынках -- от безудержного агрессивного оптимизма к более взвешенным и регламентированным инструментам вложения средств. Долгие годы «бескризисного развития» породили среди инвесторов иждивенческие настроения. Нынешняя экономическая ситуация вынуждает инвесторов принимать ответственность на себя, требует тщательно выбирать рынки, инструменты и модели инвестирования, а также быть избирательными в отношении менеджмента институтов, представляющих интересы клиентов на рынках. Полезно, наконец, вспомнить, что инвестирование - это работа, требующая квалификации, широкого кругозора, рефлексии и дисциплины.

Метки:
финансовый сектор, инвестиции

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены