Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Комментарий: Вахтовый ад

22.11.2012

"Жители глубинки в Москве трудятся по 12 часов в сутки, без выходных и  с 13-минутным обеденным перерывом"

Комментарий Александра Виноградова:

Дело тут, понятно, не в эмоциональной части заметки - ах они бедненькие - а в выделении того неприглядного факта, что, похоже, в заМКАДье (да и заКАДье тоже -- и да, я осознаю снобизм и оскорбительность этих терминов) жизнь народная в общем и целом висит на ниточке, которая стоит меньше подписи казнённого.

Что крайне прискорбно - точных данных, реального состояния, реальной оценки ни у кого нет. Лишь такие высвечивания из прессы да личного общения - контрастирующие с официозом (здесь и здесь).

Мы не понимаем, где живём.

И наш, точнее, российский истеблишмент этим даже не интересуется.

Страшно далеки они от народа. (с) В.И.Ленин

 

Комментарий Сергея Думченко:

Похоже, что существуют две России.

Одна Россия живёт в крупных городах, ходит по кафешкам и торговым центрам. Она рассуждает об экономике, политике и других темах, иногда пишет что-то в интернет.

Но первая Россия стараётся, изо всех сил старается не замечать вторую Россию. Вторая Россия живёт в деревнях, где нет работы, вторая Россия - это старики, которых содержат молодые, причём молодёжь вынуждена работать на износ. Они работают по 10-12 часов в сутки с минимальным перерывом и живут в трущобах. Потому что если они начнут жить нормально - часть их родственников и стариков просто умрёт.

P.S. А ведь есть ещё одна страна внутри России - страна мигрантов. Там тоже не всё в шоколаде, там тоже растёт ненависть к первой России. Эти три страны друг друга не понимают. Первая надевает розовые очки, а две другие начинают тихо ненавидеть её и друг друга.

__________________________________________________

Жители глубинки в Москве трудятся по 12 часов в сутки, без выходных и с 13-минутным обеденным перерывом

Московский Комсомолец № 26094 от 16 ноября 2012 г.

Вахтовый ад
Попасть на собеседование в широко известное в российских регионах кадровое агентство, как оказалось, раз плюнуть. Достаточно позвонить по бесплатному многоканальному номеру или отправить СМС с запросом «позвони мне». Заботливые сотрудники тут же перезвонят куда надо.
— Здравствуйте, — бодро спрашиваю я, — есть у вас вакансии с проживанием?
— Да, конечно! — отвечает голос в трубке. — Гражданство у вас РФ? Татуировки, судимости, проблемы со здоровьем есть?
Гражданство есть, всего остального нет, хотя непонятно, зачем им знать про мои татуировки. Но никаких других вопросов не последовало. Телефонный рекрутер сразу перешел к делу:
— У нас вахтовый метод — заезжаете на 45 или 60 смен. Оплата — 80 рублей в час, смены по 12 часов, но оплата идет только за 11, так как часовой обеденный перерыв. Выходной раз в неделю, по желанию можете его не брать и раньше уехать домой. За питание и проживание платите 120 рублей в сутки. Если все устраивает, ждем вас до 18.00. При заселении нужно иметь свое постельное белье, чашку, ложку, тарелку и одноразовый контейнер.
Получается, меня заочно уже взяли... Собираю небольшую сумку со всем необходимым и отправляюсь на оформление.
* * *
В офисе все стены увешаны красочными плакатами. На них молодые красивые люди с белозубыми улыбками и заманчивые лозунги о карьерном росте, достойной зарплате, гибком графике. Тут же на небольшом стенде фото общежития (чистые светлые комнаты с тумбочками и двухъярусными кроватями), сотрудников в униформе у станков, на складах и за кассами. Еще чуть дальше — информация о том, как отличить поддельный паспорт от настоящего…
Приезжие курские мужики, внешне разительно отличающиеся от образов с плакатов, заполняют анкеты о приеме на работу. Их приехала в Москву целая толпа в битком набитом автобусе. А дальше кому как повезет: кто-то отправится в Можайск на завод корейской бытовой техники, кто-то грузчиком в гипермаркет или сборщиком мебели в шведский концерн. Есть среди соискателей и семейные пары, которые, естественно, просят не разделять их и по возможности заселить в одну комнату.
— У нас так не принято, даже людей в официальном браке селим отдельно. Соберите все паспорта и дайте мне, — объявляет девушка — оформитель документов. — Не волнуйтесь, мы их у себя не оставим. Я только ксерокопии сниму.
Берут буквально всех подряд и в тот же день. Никаких собеседований — складывается впечатление, что работодатели больше заинтересованы в работнике, чем наоборот. Мне предложили должность кассира (хорошо ли я умею считать, никто не поинтересовался). Кассиру требовалась только медицинская книжка, которой у меня, естественно, не было.
— Мы поможем в оформлении медкнижки, а за эти услуги вычтем из заработной платы 1900 рублей, — успокоила девушка. — Оформление займет 10 минут. Прямо сейчас поезжайте в наш медцентр. Давайте быстренько документы заполняйте — и туда. И имейте в виду, что у нас сейчас на кассиров действует новогодняя акция: если останетесь на все праздники (на 60 суток, а не на 45), то оплата повышается до 90 рублей в час!
Оказывается, акции в магазинах есть не только на товары, но и на людей!
— А мне не полагается повышенная зарплата, если я второй раз уже на вахту на завод еду? — услышав наш разговор, спрашивает один из курских. Позже я подсела к нему и поинтересовалась, что да как у него было в прошлый раз. Оказалось, Алексей год назад отработал 30 смен на конвейере по сборке телевизоров.
— Устаешь, конечно, первую неделю адски. И ноги сильно болят, по 12 часов же стоишь у станка. Но потом ничего, привыкаешь. Бывало, и по 16 часов приходилось работать. Правда, такие тяжелые смены компенсировались — следующий день был всего 8 часов. А на обед выделяется всего 13 минут...
Алексей рассказал, что те, у кого не очень крепкое здоровье, не выдерживают «адского» графика. Очень тяжело на заводах приходится и женщинам:
— Одна несколько раз прямо у ленты падала в обморок. У другой ноги под вечер страшно отекали. Короче, по приезде в общагу все в лежку лежали. Ту, которая с обмороками, недельки через две выгнали, потому как работник из нее никакой. Выплатили три тысячи — и домой. Но это еще хорошо, если бы она сама решила уволиться, то и того бы не получила.
На вопрос про зарплату он лишь махнул рукой:
— Конечно, обманывают! Но у нас в деревне вообще работы никакой, а так хоть тысяч десять к Новому году привезу детям на конфеты... У них тут очень популярны штрафы, или, как они их называют, «демпирование». У нас бригадир был злющий как черт. Не туда посмотрел — 500 рублей, не там покурил — опять 500. На зарядку опоздал — 1000.
— Какую еще зарядку?!
— На корейских заводах каждый день в 6.45 зарядка и перекличка. На других объектах, говорят, нет. 
* * *
Мне выдали для заполнения стандартный комплект документов. Трудовой договор — в единственном экземпляре и должен быть заполнен только с моей стороны. Я поинтересовалась, выдадут ли мне на руки второй такой же договор, с подписью руководителя.
— Нет, у нас так не положено!
Зато положены обязательные к заполнению заявления на увольнение по собственному желанию с открытой датой, доверенность на некую гражданку, которой я разрешаю получение моей персональной зарплатной банковской карты, инструкция по технике безопасности, в которой всю ответственность за свое здоровье я беру на себя.
— Ого, так у вас московская прописка? — блондинка, принимающая документы, с подозрением посмотрела на меня. — А зачем вам тогда общежитие?
Мне пришлось поведать заранее подготовленную историю про мужа-зэка, злую пьющую свекровь и изгнание меня из дома.
— Ну как хотите, девушка, — вздохнула она. — Но учтите, там по 12 человек в комнате.
* * *
На выходе из офиса пожилая женщина, явно уже пенсионерка, просит показать ей, как дойти до метро. По дороге Наталья Федоровна рассказывает, что она из Башкирии. Сын в армии, дочка ребенка родила, муж ее бросил, а деньги на ребенка нужны. Работы в их малюсеньком городке после закрытия нефтеперерабатывающих предприятий вообще никакой.
— Дочка, конечно, сама порывалась ехать, но я ее не пустила. Пускай с ребеночком занимается. Я уж как-нибудь справлюсь.
Наталью Федоровну отправляют на конфетную фабрику:
— Там, говорят, не очень тяжелая работа: шоколадные яйца игрушками укомплектовывать...
Забегая вперед, скажу, что она не выдержала там и недели. Стало плохо с сердцем, и бабушка уехала домой, не получив ни копейки денег.
* * *
Медицинское обследование я прошла молниеносно. И, несмотря на то что анализы и вообще сама книжка должны были быть готовы не раньше чем через неделю, к работе я должна приступать уже завтра. А сегодня — с вещами в общежитие. Туда, по заверениям девушки из офиса, я могла заселиться вплоть до 23.00.
Меня определили в общежитие в Подрезкове. На подмосковной станции вышла в полной темноте. Кругом стройка, на улице ни души, грязь. Внешний вид общежития напомнил зону: двухметровый забор с колючей проволокой, КПП. Вход и выход строго по пропускам. Охранники беспардонно досматривают сумки: ищут строго запрещенные алкоголь и электрочайники.
Возле комнаты коменданта (она же кассир, она же как цербер кричит на всех не переставая) толпа измученных людей с пепельными лицами — у каждого к ней имелись свои, самые разные вопросы. Я заняла очередь, чтобы заселиться, и пошла ознакомиться с обстановкой.
Везде, буквально на каждом столбе, объявления: «Уважаемые сотрудники, если вы не будете выполнять указания администрации, то на вас будет наложено демпирование» (курение в неположенном месте — штраф 500 руб.; за возвращение в общежитие после отбоя (23.00) — 300 руб.; появление с запахом алкоголя — от 1500 до 3000 руб., вынос еды из столовой — 300; опоздание на автобус — 500). Кроме этого есть мелкие нарушения, которые тоже оцениваются в 500 рублей: кидать бумагу в унитаз, громко разговаривать после 23.00, входить к администратору без стука. Кое-где развешаны предупреждения типа «Не давайте никому в долг, даже сотрудникам администрации», «Не требуйте аванс слишком часто» и пр.
На каком именно объекте и кем ты будешь работать, решают не при собеседовании в офисе, а уже здесь, в общаге.
— Я ехала на завод фасовщицей, — рассказывает стоящая в очереди Ирина из Саратовской области, — а оказалась уборщицей на конфетной фабрике. В выходные нас еще отправляют в гипермаркеты — помогать людям покупки упаковывать возле касс. И зарплата гораздо ниже, чем обещали: говорили 80 рублей в час, а рассчитывают по 60. Но я об этом узнала только через неделю работы. Хотела было уволиться. Пришла расчет получить, а мне сказали, что не положены еще мне деньги, так как медкнижку и форму даже не отработала. А у меня к тому моменту даже денег на обратный билет не было... Вот и осталась. Главное, чтобы вообще заплатили, а то тут всякие бывают случаи...
Полушепотом женщины мне рассказали, что кассирам на прошлой неделе перечислили по три тысячи, остальное все повычитали за недостачи и прочее. Они просто со слезами на глазах уезжали, многим едва-едва хватило на билет на поезд. Штрафуют жестоко, а могут даже выгнать на улицу со всеми вещами прямо посреди ночи.
— Был тут один мужичок, из-под Саратова, кажется. Пару недель он держался, а потом с мужиками выпил вечером у магазина, — вздыхает Марина из Соликамска. — И вот он такой «нарядный» приплелся к КПП. Охранники его даже внутрь не пустили, просто вынесли вещи, и все. Он на соседней стройке ночевал, все пытался хоть какой-то расчет получить, просил у всех в долг. Никто ему не давал, у самих-то нет. Еду только выносили втихаря. Так он через неделю взял и выпрыгнул на этой стройке из окна...
* * *
Комендантша Женя тыкает всем без исключения:
— Че ты прешься без очереди! Не видишь, я занята! — кричит она на женщину, заглянувшую спросить про аванс. — Как деньги получить — на стенде написано! По-русски умеешь читать?!
Женщина ошарашенно вышла за дверь. Она-то по-русски читать явно умеет — в отличие от Зульфии в цветастом халате, которая даже говорит на нем с трудом. На нее-то как раз крики комендантши не действуют.
— Внесить мой табличка к компьютер, — повторяет Зульфия, тыкая бейджиком в лицо администраторши. И как ей ни объясняли, она не понимает, что этого делать не надо, ее данные и так есть в базе данных.
...Заселили меня быстро. Комендантша коротенько объяснила правила, выдала фирменную рубашку, шейный платок кассира и проводила до комнаты. Туалет и душ оказался один на все три этажа. Сама комната — крошечная, метров 12, заставлена двухъярусными кроватями, рассчитана на 12 человек. Мне досталось спальное место на втором ярусе с вонючим пыльным матрасом и половина тумбочки (вторую половину занимала моя соседка). Облезлые стены, под потолком тусклая «лампочка Ильича». Небольшое свободное место сплошь завалено вещами, протискиваться среди них удается с трудом.
Мои соседки — женщины за 45, все работают фасовщицами на фабрике. Видно, что очень уставшие, даже говорить сил нет — в комнате тишина.
Подошло время ужина, и мы отправились в столовую. Ужин оказался нормальным — пшенка с курицей и сладкий компот. Но есть я все равно не смогла — аппетит перебило объявление у рукомойника: «Хватить мыть ноги здесь, в раковине, для этого есть душ!».
Пайки на работу выдают здесь же — только по утрам.
— Если у тебя своя тара для еды есть, то и на работу дадут хорошую порцию, — предупреждает соседка. — А ихние контейнеры очень маленькие... Ну ладно, я спать, а то завтра опять вставать в четыре.
— А зачем так рано?
— Так наша фабрика на другом конце города находится, где-то в Люблине. Пробки…
Оказывается, несчастные сотрудники примерно по пять часов в день проводят в пути. Каково это, мне пришлось испытать уже утром, потому что ближе к отбою выяснилось, что меня распределили на работу в торговый центр аж в Марфине. Я подошла к комендантше и спросила, можно ли меня распределить в такой же гипермаркет в Химках, все-таки это ближе.
— Ты че, самая умная, что ли? — изумилась она такой наглости.
После ужина все мои сожительницы рухнули спать. Мой выезд был назначен на 6.30. До этого, как предупредили меня соседки, еще надо было выстоять очередь к умывальнику и позавтракать.
* * *
Более ужасного утра в моей жизни, пожалуй, не было никогда. Кругом ходили самые настоящие зомби. Соседка по комнате, как Робинзон Крузо, едва проснувшись, нарисовала еще одну палочку на стене — 24-ю. Как она, зрелая женщина, вообще выдержала в этой тюрьме 24 дня? Повара в столовой хамски покрикивали на сонных работников. Подгоняющие всех бригадиры тоже особо не церемонились.
У автобуса всех выстроили в ряд и устроили перекличку. Зарядки, слава богу, не было. Сидячих мест хватило далеко не на всех. Я уступила свое кресло пожилой женщине. Туда доехали чуть больше чем за час, что очень обрадовало моих спутников: «Обычно бывает гораздо дольше!».
Два дня мне предстояло обучаться искусству работы кассира у уже опытной Евгении Сергеевны из-под Чебоксар. Утром людей в торговом зале практически не было, и мы смогли поболтать о жизни.
— Ну как вам тут работается? — спрашиваю у своего мастера.
— Сложно, но можно. Больше всего я мечтаю выспаться. Дорога до общежития много времени занимает. Уезжаю около семи, а возвращаюсь уже после 23. Ни помыться толком, ни постирать. Все время очередь. Я иногда приезжаю и падаю спать сразу (без ужина и всяких других процедур). Потом встаю часа в два ночи и в полной темноте иду в душ. Только в это время очереди, кажется, нет.
— Вчера вечером в душе не было никого, — удивляюсь я.
— Это потому, что воду горячую опять отключили. В Подрезкове это часто. По три дня ее нет.
Евгении 40 лет. На вахте она уже в третий раз.
— Здесь тем, кто реально вкалывает, без стонов и жалоб, можно все же заработать. Я у них тут на хорошем счету, поэтому зарплата у меня за 45-дневную вахту в этот третий приезд уже около 30 тысяч обещает быть. Я даже остаться хочу еще на пару недель. И уже к Новому году с деньгами домой. Мне газ надо к своей избушке подвести. А у себя в родной деревне в продуктовом магазине работала за 7000 руб. Была и продавцом, и грузчиком, и уборщицей, и товар принимала-раскладывала. Но, знаешь, дома все-таки лучше…
Самое главное правило кассира, которое я усвоила за все обучение, — с персональной коробки с деньгами глаз не спускай. А то не только не заработаешь, а еще и должна будешь по гроб жизни. Свои же своих пытаются обокрасть!
...После обеда количество покупателей стало расти. У касс образовались очереди. Особенно у моей. Приноровиться быстро рассчитывать клиентов не так-то просто, того и гляди что-нибудь ненароком пропустишь или же, наоборот, пробьешь два раза. За такие огрехи, а также за слишком медленное обслуживание грозит штраф. Тем более что пристальная бригадирша буквально глаз с новеньких не сводит. Ближе к вечеру у меня уже в глазах двоилось от бесконечных палок колбасы, чая, мяса, сосисок, полотенец и прочего ширпотреба. Обсчитаться при таком замотанном состоянии — раз плюнуть. Я уже начала тихо ненавидеть и покупателей, и их непомерные потребительские способности. Грела одна мысль: завтра меня здесь уже не будет...
Как в таком ритме можно отработать два месяца, в голове вообще не укладывалось.
* * *
Потолкавшись весь день в магазине и пообщавшись с местным народом, я поняла, что те, кто работает здесь через рекрутинговое агентство, считаются как бы низшим классом. Сотрудники, устроившиеся напрямую, получают за смену в два раза больше. Но этим счастливчикам удается как-то самим устраиваться с жильем...
Но самое страшное — все эти люди просто ненавидят нас, москвичей. Еще бы, как еще можно относиться к человеку, который за один приход в магазин тратит половину твоей месячной зарплаты, добытой адским трудом в жутких условиях!
— Ну как же можно столько ЖРАТЬ? Москвичи совсем ЗАЖРАЛИСЬ, — часто бормочут несчастные мерчендайзеры, полотеры и кассиры.
И, честно сказать, я их понимаю. Приехав сюда от нищеты, безработицы, бросив семьи и детей, они попадают на настоящий праздник жизни. Но они на нем — совсем чужие.


Бедные в России настолько разбогатели, что скоро потребуют от властей перемен

"Гайдаровские чтения": экономисты сомневаются, что бедных в России все еще можно называть бедными. Они обеспечены товарами, продуктами и жильем почти на уровне "настоящего" среднего класса. И вести себя они начинают, как средний класс - им важен не столько рост доходов, сколько улучшение качества госуслуг и системы управления страной
Москва. 14 ноября. FINMARKET.RU - Главная опасность для нынешней власти — не возмущенный городской средний класс, а граждане, до си пор считающие себя бедными.
Экономисты, собравшиеся Институте экономической политике на традиционные "Гайдаровские чтения" сомневаются, что после взрывного роста благосостояния в 2000-х годах их действительно можно назвать бедными, даже по западным критериям.
Да и вести себя эта группа населения начинает, как типичный средний класс — ей уже недостаточно повышения доходов, ей нужно, чтобы темпы роста не снижались, а государство предоставило качественное образование и здравоохранение.
Из-за того, что эта группа — самая многочисленная, - власть скоро столкнется с огромным вызовом, ответить на который крайне сложно: нужно продолжать наращивать благосостояние прежними темпами и, одновременно, проводить реформу социальной сферы.
Светлана Мисихина, директор Центра социальной политики Института прикладных экономических исследований РАНХ
"В 2000-е годы произошло беспрецедентное сокращение масштабов бедности в стране.
  • Реальные доходы населения выросли в два раза; отношение их среднего показателя к прожиточному минимуму – в 1,7 раза.
  • Немного увеличилось расслоение общества (коэффициент Джини в 2011 году составил 0,42 против 0,40 в 2000 году).
  • Численность бедных и уровень бедности сократились в 2,4-2,5 раза: с 42 до 18 млн человек или с 29% до 13% населения. Самым эффективным средством оказалось повышение пособий на детей и материнский капитал.
  • Уровень дефицита денежных доходов населения снизился с 5% до 1,2% от общих денежных доходов.
  • Даже по американским стандартам наша бедность сократилась с 64% в 1999 году до 31% в 2010 году (при пересчете по паритету покупательской способности).
  • Людей, живущих на доходы ниже всемирно принятого порога нищеты в $1-2 в день на человека у нас практически не осталось: в 2009 году - около 0,05% населения.
  • За 2000-е годы калорийность питания выросла в полтора раза, и все за счет бедных: небедные калорийность своего питания практически не повысили. Практически все это уходит в набор лишнего веса, так как превышает нормальные потребности человека. Если наши бедные не перестанут увеличивать калорийность своего питания, то по категории супервеса мы перегоним Англию и Америку очень скоро. И это еще без учета алкоголя. Если добавить его - цифры станут вообще "красивыми".
  • Наши бедные неплохо обеспечены бытовой техникой. Не имея возможности покупать машины и квартиры, бедные отыгрываются на мобильных телефонах: их у наших бедных больше, чем у небедных, и по числу мобильных на душу мы уже превзошли развитые страны.
  • Треть бедных домохозяйств имеют холодильники технологии "ноуфрост". Они стали активно закупать жидкокристаллические телевизоры.
  • По количеству отечественных автомобилей превзошли небедных, а более 10% имеют иномарки.
  • По количеству комнат в жилье бедные практически сравнялись с небедными. Большой разрыв остается по площади.
  • По признанным методикам 30% населения России могут быть отнесены к среднему классу развивающегося мира, от 60% до 70% - средний класс по меркам развитых западных стран.
  • С учетом численности 3/4 населения страны "охвачены" личными автомобилями. Такого нет нигде в развивающихся странах.
Россия – это страна развитого мира".
Бедные в России имеют почти столько же имущества, что и средний класс...
... и питаться они стали намного лучше (годовое потребление продуктов)
... их жилье отличается от жилья среднего класса только общей площадью
Автомобили одинаково доступны и для бедных, и для среднего класса (на 100 домохозяйств)
Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок (ЦСР)
"По итогам проведенного совместно с РАНХ многолетнего исследования, мы получили шокирующие результаты: не средний класс, а бедные и беднейшие слои населения стали главными драйверами социальных и даже политических изменений в российском обществе.
Это неожиданное достижение экономической политики путинской эпохи, хотя экономическая помощь нуждающимся никогда не была приоритетом для власти времен Путина-Медведева.
В начале 2000-х годов половина населения страны сталкивалась с риском оказаться в числе бедных. Такие люди ориентировались на минимизацию рисков. Доминировали ценности выживания.
В начале 2010-х люди практически перестали сталкиваться со случаями попадания в бедность. Это меняет запрос с приоритетов выживания на приоритеты человеческого развития.
Как показали наши опросы, приоритеты населения больше не сфокусированы на проблеме доходов, инфляции, безработице и размерах социальных пособий. Приоритетами стали ЖКХ, жилье, образование, здравоохранение, личная безопасность и эффективное правосудие.
Практически 95% колебаний рейтинга одобрений президента Путина раньше объяснялось только одним агрегированным показателем состояния экономики: как изменилось состояние экономики в недавнем прошлом, как оценивается сейчас и в ближайшем будущем. К концу 2010 года эта тенденция перестала действовать: восприятие состояния экономики населением осталось стабильным, а уровень одобрения начал заметно снижаться.
Люди стали понимать, что просто ростом доходов проблемы не решаются: они все больше платят за услуги ЖКХ, за образование и медицину, а качество этих услуг не изменяется или ухудшается.
Усиливается запрос на развитие и требования подотчетности власти. При этом популизму люди не верят, требуют изложения рациональной программы.
Изменение настроений связано не с формированием среднего класса, а с радикальным улучшением положения бедных".
Рейтинг Путина больше не зависит от состояния экономики
Лилия Овчарова, президент Независимого института социальной политики
"Россия преодолела преобладание стандартов выживания. Возможно, это быстрое изменение связано с качеством человеческого капитала, накопленного еще с советских времен.
Но бедность связана не только с уровнем дохода. Ранее у нас центром бедности были в основном пенсионеры. Для них пенсии повысили, но по итогам исследований, счастливыми они себя не почувствовали. Этого повышения оказалось недостаточно для получения необходимого набора медицинских услуг и услуг по уходу.
В 2010-х годах немонетарные формы бедности распространились на семьи с детьми: появление ребенка немедленно сказывается на уровне подушевого дохода.
Недовольство вызывает невозможность удовлетворить потребности в медуслугах, недоступность детсадов и полный коллапс жилищно-коммунальных услуг.
Новый общественный тренд задал не средний класс, а его периферия и класс ниже среднего. Это больше половины населения. Обобщенный средний класс растет, но медленно. Проблема в том, что социальное положение не может быть стабильным, происходит постоянная миграция групп населения из одной категории в другую. Люди, побывавшие в среднем классе, не хотят с ним расставаться. Они и формулируют запрос на развитие. У них появляется кризис доверия и недовольство имитацией действий.
Успехи демографической политики толкают власти на развитие успеха. Они хотят еще раз "наехать" на демографию. Но опросы показывают, что домохозяйствам не нравится вмешательство в семью, указание сколько надо иметь детей, жесткое навязывание традиционных ценностей".
Евсей Гурвич, научный руководитель Экономической экспертной группы
"В начале 2000-х годов у нас артикулировалась политика в пользу экономического роста, от которого должны выиграть и бедные, и средний класс. Этому способствовало развертывание системы потребительского и ипотечного кредитования.
Рост текущих доходов был уникальным: с 2000 по 2011 год зарплата в реальном выражении выросла в 3,5 раза, пенсии – в 4,3 раза, доходы населения - в три раза. При этом рост ВВП составил всего 84%, то есть был в разы меньше роста доходов.
Был найден удачный баланс распределения нефтяных доходов между сбережением, увеличением зарплат бюджетникам и социальных трансфертов, прежде всего через пенсии. Но задача решалась экстенсивно – за счет наращивания доходов, а не эффективного использования.
Можно ли делать вывод, что насыщение первичных потребностей привело к переходу от ценностей выживания к ценностям развития? Я был бы рад, если бы это было так. Но боюсь, что ни приведенные, ни другие данные не дают оснований делать такой смелый вывод.
У Егора Гайдара была теория о том, что рост доходов формирует запрос на качественные институты, а за ним появляются и сами институты. Но после перехода черты в $10 000 годового дохода [на душу населения в год] прошло уже много времени, а качество институтов только ухудшается. И особого запроса на их улучшение нет.
У нас по-прежнему малочисленный, но активный авангард, для которого преобладают ценности свободы. И многочисленный класс тех, для которых на первом месте ценности доходов, стабильности и равенства.
Поддержка власти населением определяется не уровнем жизни, а скоростью его роста. Оно поддерживало Путина, когда рост был феноменальный. Замедление граждане рассматривают, как ухудшение своего положения".
Елена Фролова, начальник управления статистики уровня жизни Росстата
"Определение бедности не связано с накопленным имуществом. Если выразить его через уровень доходов, то бедные - это люди, которым не хватает текущих доходов, чтобы оплатить свои текущие расходы на товары и услуги по прожиточному минимуму, не прибегая к своим сбережениям.
Рождение ребенка с позиции статистики означает ухудшение среднедушевого дохода, и человек оказывается в категории бедных, несмотря на накопленный уровень благосостояния.
Рост доходов безусловно ведет к изменению уровня запросов. Население показывает хороший уровень обеспеченности бытовой техникой, но растет степень неудовлетворенности жилищными условиями, проявляется запрос на другое качество услуг, в первую очередь в здравоохранении и образовании. А дальше с большим отрывом от остальных пунктов идут безопасность движения и качество дорог".
Ирина Стародубровская, ИЭП имени Гайдара
"В начале 2000-х годов той природной ренты, которую получала элита, было достаточно, чтобы она щедро просачивалась вниз. Начали изменяться потребности общества. Но эта система строилась не на собственных усилиях общества, а именно на просачивании ренты вниз [по социальной лестнице]. Поэтому искреннее желание авторов увидеть сформированную коалицию, на основе которой можно строить ответственную политику, я разделяю, но мне кажется это преждевременно".
Павел Кудюкин, ВШЭ
"Рост кредитования – это ограбление бедных. При нынешнем уровне кредитных ставок бедные переплачивают за товары по сравнению с более богатыми. В итоге для выплаты кредитов они могут экономить даже на питании. И значит, при всей обеспеченности техникой и том же уровне дохода де-факто они попадают в категорию бедных.
Проявляется тоннельное движение, когда начинает раздражать, что другие ряды движутся быстрее твоего. Отсюда рост популистских уравнительных настроений, делить все по-другому, а не производить что-то новое".
Финмаркет, ноябрь 2012

Метки:
Государство, Россия

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены